Текст: Наталия Судакова

С 1 января 2016 года вступает в силу Соглашение о зоне свободной торговли Украины с Евросоюзом. В тот же день Россия грозится перекрыть границу для украинского продовольствия и ввести эмбарго на всю мясо-молочную продукцию, овощи, фрукты, орехи и различные готовые продукты. Причина — РФ опасается, что европейская продукция попадет на полки российских магазинов через границы Украины. То, что эмбарго, скорее всего, будет введено, уже подтвердили в правительстве обеих стран. «Репортер» разобрался, что значит для украинцев потеря российского рынка, а для россиян — украинского и кто пострадает больше.

Эмбарго уже есть

Эмбарго было не избежать — в один голос уверяют эксперты и производители. Торговля с Россией всегда несла политические риски. Зинаида Карпенко, заместитель председателя правления ассоциации «Укрмолпром», говорит, что первые ограничения по ввозу украинской молочной продукции были введены еще в 2006 году, после начала газового конфликта между Россией и Украиной.

— Еще в начале 2000-х годов было очевидно, что узконаправленный экспорт молочной продукции
в РФ рано или поздно сыграет с нами злую шутку.

Так и произошло. Фактическое эмбарго на экспорт украинской продукции в РФ действует уже год. Весь 2014-й на границе с РФ выстраивались очереди из фур, Россия отказывалась от покупки части украинских товаров, аргументируя тем, что они не соответствуют всем фитосанитарным нормам. Отменялись контракты с нашими машиностроительными предприятиями, которые пострадали больше всего, ведь 75% отечественной машиностроительной продукции экспортировалось в Россию.

РФ пользовалась подобными мерами, потому что просто запретить ввоз не могла. В основе таких запретов лежат не экономические выгоды, а политические соображения, поэтому всем членам
Всемирной торговой ассоциации, членом которой является и Россия, вводить эмбарго запрещено. Кроме того, у нас формально еще существует соглашение о зоне свободной торговли СНГ. Россия вынуждена была пользоваться нетарифными методами ограничения импорта. Так, останавливать продовольственный импорт на границе взялся «Росподребнадзор», ссылаясь на несоответствие продукции санитарным нормам. Один из последних инцидентов произошел 24 августа, когда другой надзирательный орган, «Россельхознадзор», развернул на границе фуры со 152 тоннами мяса из Украины. По данным службы, мясо не соответствовало ветеринарно-санитарным требованиям.

— По факту в России уже год действует и запрет на ввоз украинской молочной продукции, — подтверждает Зинаида Карпенко. — Если за первое полугодие 2014 года мы экспортировали в Россию продукции на $112,7 млн, то за 2015 год — лишь на $2,4 млн. Поэтому эмбарго нам не страшно — оно уже есть.

По словам министра аграрной политики Алексея Павленко, продажу продовольствия в Россию Украина и без эмбарго сократила до рекордных 2% от общей структуры своего аграрного экспорта. Всего за последний год экспорт в РФ сократился на 80%.

Платить и плакать

— Экономику России, как, скажем, экономику Словении, потопить за два месяца невозможно — она слишком велика. Но она все равно пострадает, — считает Николай Ларин, руководитель проектов Ассоциации экспортеров и импортеров «ЗЕД». — Дело в том, что ни одна торгово-экономическая война не принесла ничего хорошего ни одной стране мира. С учетом того, что Россия и так обложена экономическими санкциями, она лишь продолжает себе вредить.

Как известно, Россия ввела продуктовое эмбарго в отношении стран Евросоюза, США, Канады, Австралии и Норвегии в августе 2014 года в ответ на санкции из-за ситуации в Украине. А 6 августа по инициативе Владимира Путина в РФ началось уничтожение санкционных продуктов, которые попали на ее территорию незаконно.

Учитывая, что эмбарго, скорее всего, расширят и в отношении Украины, в России назревает серьезный товарный дефицит. И если сама по себе потеря украинской продукции не способна заметно ударить по российской экономике, то дефицит товаров ударит еще как.


Кликните по изображению

Исполнительный директор фонда Блейзера Олег Устенко объясняет: нет ничего хуже, чем государство, имеющее продуктовый дефицит.

— Если в стране правит тоталитарный режим, она не блещет многообразием политических элит и развитыми институтами демократии и оппозиции, для такого государства крайне важно продолжать кормить свой народ. В противном случае назревает опасность бунта. Именно это грозит России сейчас.

Причина вот в чем: как только возникает дефицит продуктов — исчезает конкуренция, вследствие чего растут цены и падает качество товаров.

— Кроме того, потребительская корзина у россиян так же несбалансирована, как и у украинцев, 40% в ней — это продукты, — уточняет Олег Устенко. — А значит, рост цен на них приведет к серьезной инфляции. Причем если, по официальной информации, уровень инфляции в России составляет 25%, то по продуктовой части эта цифра занижена в разы. Все это вызовет социальное недовольство в обществе. Рост цен на яхты и на гречку имеет разный эффект.

По мнению экспертов, желание российских властей компенсировать отсутствие импорта за счет внутреннего товаропроизводителя как минимум трудно реализуемо. Есть длительный фиксированный производственный цикл в сельском хозяйстве. Нельзя сию секунду получить в три раза больше помидоров, если их уже поздно высаживать. Кроме того, существует целый ряд других объективных ограничений: недостаточное количество пахотных земель, квалифицированных рабочих, отсутствие инвестиций.

Покоряем Ближний Восток

Перед украинскими производителями уже не стоит вопрос, как вернуть российский рынок. Основным испытанием стал поиск его замены.

Как уверяет министр агрополитики Алексей Павленко, процесс идет полным ходом:

— Диверсификацию аграрного экспорта в американском, европейском, азиатском и ближневосточном направлениях мы начали еще в прошлом году. Так, в 2014 году экспорт украинской сельхозпродукции в США увеличился на 33,2%, в страны Азии — на 10,1%, в ЕС — на 4,4% и в Африку — на 0,9%.

— В сравнении с первым полугодием 2014 года, в 2015-м экспорт в Россию упал на 61%. То есть мы прекращаем торговать с Россией и находим новые рынки сбыта, — подтверждает Николай Ларин. — Так, торговля с ЕС за два года выросла на треть, это притом что Украина из-за кризиса в принципе экспортирует меньше. В ближайшем будущем 97% украинских товаров можно будет продавать в ЕС без пошлин, главное — соответствовать требованиям качества.

И это оказалось для украинских экспортеров самым сложным заданием. Ведь одна из причин, по которым украинский экспорт был столь завязан на России, — заниженные стандарты качества.

— Для украинских экспортеров это вопрос выживания: если они хотят выжить, должны быстро диверсифицировать, — считает Олег Устенко. — Для производителя это выгодно в долгосрочной перспективе, но в ближайшее время — это серьезнейший удар. Продукцию, которую не смогут быстро экспортировать в другие страны, будут сбывать на внутреннем рынке. Это приведет к снижению цен на определенную группу товаров из-за их переизбытка. В первую очередь речь идет о молочной и мясной продукции. Также есть товары, которые не особо востребованы за границей, например картофель, морковь и прочие овощи и фрукты — они тоже подешевеют. В то же время лучше всего себя чувствуют сейчас производители зерновых культур и подсолнечного масла — они уже давно отказалась от российского рынка и наращивают экспорт в Китай и ЕС.

Зинаида Карпенко утверждает, что резкого роста экспорта в другие страны ждать не стоит, а диверсификация будет происходить еще много лет.

— Даже если мы найдем необходимый объем инвестиций, на постройку ферм и налаживание производств необходимо не менее 10 лет. Сейчас в молочной отрасли, к примеру, 40% сырья вырабатывают индивидуальные хозяйства, которые не имеют надлежащего контроля производства. В ЕС
и США поставляется только казеин и сухое молоко, и то не на пищевые цели. Что касается дальневосточных стран, у них другая культура питания, наши сыры им попросту не нужны. А вот Ближний Восток пока что лучший рынок сбыта для нас, но туда достаточно трудно доставить продукцию, ведь она идет через территорию России.

Рост конкурентоспособности — вопрос денег. И мантра об улучшении инвестиционного климата снова повторится. Без структурных реформ, борьбы с коррупцией, реформы судебной системы и т. д. с места не сдвинуться. Если это будет сделано, вопрос выживания наших промышленников решится очень легко, переориентация на новые, более требовательные рынки станет шагом, который Украина уже давно должна была сделать самостоятельно. Сейчас ее снова к этому подтолкнули.