Текст: Василий Яценко, Светлана Хисамова, Глеб Простаков

Трое погибших, более сотни раненых — такова цена, которую уже заплатило украинское общество за изменения в Конституцию. На прошлой неделе в парламенте прошло голосование за изменения в Основной закон в части децентрализации. Голосование сопровождалось силовым противостоянием у стен парламента, в которое перерос митинг, организованный ВО «Свобода» и Радикальной партией Олега Ляшко. Его кульминацией стала боевая граната, запущенная в милицейское оцепление одним из участников митинга. По информации главы МВД Арсена Авакова, задержанный подозреваемый является членом радикальной организации «Січ».

У децентрализационной инициативы две грани. Первая касается статуса оккупированных территорий Донбасса и выполнения минских соглашений. На чем настаивает Евросоюз, который видит в них единственный путь к миру. Это большая игра в треугольнике Россия — Евросоюз — США, где Украина — лишь разменная монета. Проблема в том, что «особый статус» не приемлет часть украинского общества, в особенности те, кто непосредственно принимал участие в боевых действиях на востоке страны. Совладать с этой частью общества и должен президент Порошенко.

Другая грань — внутриэлитарная борьба за ресурсы. Децентрализация, в ходе которой значительная часть полномочий и денег будет спущена на местный уровень, подразумевает перемещение борьбы за них из киевских чиновничьих кабинетов в городские и сельские советы, а также партийные офисы на местах. Чтобы контролировать эту систему, нужны специальные механизмы (вроде префектов), которые позволят президенту сохранить свое влияние на регионы даже в новой матрице межбюджетных отношений.

Война или мир

31 июля 2014 года парламент ввел военный сбор — налог на войну. В Украине прошло шесть волн мобилизации, сейчас на фронте страну защищают свыше 50 тысяч человек. Для мобилизованных, членов их семей — в Украине война. Это безусловная реальность для любого, кто находится в Донбассе или хотя бы раз там побывал за последние полтора года.

Действующая Конституция запрещает вносить изменения в Основной закон во время военного положения. Такое положение существует в стране де-факто, но не существует де-юре. Петр Порошенко через колено ломает Конституционный суд, с досрочным увольнением оппозиционно настроенного судьи Виктора Шишкина и депутатов из коалиции, требуя немедленного принятия правок в Конституцию.

Ломаются не все, и глава государства идет на союз с «Оппозиционным блоком», голоса которого компенсировали отсутствие голо-сов партнеров по коалиции — «Самопомощи» и «Батькивщины». По причине голосования за изменения к Конституции из «Самопомощи» тут же исключили пятерых депутатов, в том числе первый номер списка фракции Анну Гопко. Последняя заявила, что политическая сила, с которой она прошла в парламент, «скатывается в популизм и большевистскую диктатуру».

— Коалиции не существует едва ли не с первых дней, — констатирует Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики. — Посмотрите на голосование по бюджету. В нормальных демократиях партия, которая не голосует за бюджет, предложенный коалиционным правительством, не считается коалиционной. Коалиция давно расколота на два лагеря. С одной стороны — БПП, НФ и внекоалиционная формально «Воля народа», с другой стороны — внутренняя оппозиция — БЮТ, «Самопомощь», Ляшко. Но формально коалиция будет сохраняться — это требование западных партнеров, — уверен эксперт.

Распад коалиции начался уже на следующий день после трагических событий под стенами Рады. Новая сессия ВР 1 сентября стартовала с громких политических заявлений. Фракция Олега Ляшко первой вышла из коалиционного соглашения и перешла в оппозицию. Кроме того, партия отозвала своего вице-премьера в правительстве Валерия Вощевского. Внеочередные парламентские выборы могут стать вполне вероятным сценарием. Тем более, что через два месяца истекает годичный иммунитет парламента.

Нежелание принимать объективную реальность (в стране война, но официально это не признано) традиционно для украинских политиков. А вот общество уже полтора года не может понять: у нас война или все-таки мир? Военкомы рассылают повестки — значит, война? Фискальная служба просит предприятия Лисичанска доплатить налоги за май-июнь 2014 года (когда город контролировался сепаратистами) — значит, мир?

Даже если осенью правки в Конституцию будут проголосованы в окончательной редакции, то их легитимность будет под вопросом —новый состав Конституционного суда может отменить эти правки, ссылаясь на положение самого Основного закона о невозможности его изменения во время войны. Прецедент уже есть: в 2010 году Конституционный суд принял решение о нарушении процедуры внесения изменений в Основной закон при принятии правок в 2004 году.

Децентрализация или дипломатия

Передача прав, полномочий и денег регионам — это ключевое обещание кандидата в президенты Петра Порошенко и один из главных общественных запросов. После победы в президентской гонке Порошенко оперативно внес на рассмотрение парламента законопроект о внесении изменений в Конституцию в части децентрализации (он на 80% совпадает с проектом, проголосованным 31 августа). Однако законопроекту так и не суждено было стать законом: местные советы в прошлом году контролировались политическими оппонентами Петра Порошенко и президент не горел желанием передавать им дополнительную власть и полномочия.

Но после Иловайска все изменилось. Начались переговоры в Минске, и Конституция Украины, наряду с пленными и убитыми, стала предметом торга. Торговля текстом Основного закона — это привычная практика для Африки: территории с особым статусом есть и в Нигерии, и в Заире. Для Европы это вещь неслыханная.

— Пункт о статусе Донбасса — ширма для малых членов коалиции, — считает Руслан Бортник. — Реальный вопрос в другом. Президент пытается получить контроль над местным самоуправлением. Партии, которые имеют региональные корни и влияние, этому противостоят.

Представитель президента в парламентеСтепан Кубив заявляет, что в тексте Конституции нет никакого особого статуса Донбасса и правки посвящены исключительно децентрализации, передаче власти на места. С другой стороны, Петр Порошенко в своем обращении к народу после голосования за изменения в Конституцию заявляет, что принятие правок — это требование западных союзников и одно из условий реализации минских соглашений. Мол, если Основной закон не будет изменен, то Запад прекратит поддерживать Украину, санкции с России будут сняты, а перемирие в Донбассе будет прекращено.

В Администрации президента не под запись говорят о том, что понедельничное голосование — не более чем военная хитрость. В реальности никто особый статус Донбассу предоставлять не намерен, а процесс внесения изменений в Конституцию затеян исключительно для обмана сепаратистов и затягивания с ними переговоров. Но именно этот пункт может стать формальным поводом для развала коалиции. Фактически же она давно развалена, просто всем ее участникам невыгодно это признавать.

— Сегодняшние события (31 августа. — «Репортер») не будут иметь никаких последствий для коалиции, потому что в нее входят люди, зависящие от внешних игроков — Европы и Америки, — уверен политолог Михаил Погребинский. — Соберут ли в Раде 300 голосов за изменения в Конституцию, я не знаю. Шансов не много. Видимо, собирать их будет опять Виктория Нуланд.

Тяжелые решения

Все произошедшее — следствие страха признать, что в Украине война и, чтобы ее прекратить, нужно договариваться с людьми, которые по украинскому законодательству являются террористами. В результате — побоище у стен парламента и серьезный политический кризис. Милиционеры и эсбэушники устраивают по Киеву облавы на ветеранов АТО, члены коалиции обвиняют друг друга в предательстве.

Как события в столице повлияют на настроения в армии и на фронте, предсказать сложно. Глава государства искренне считает оппонентов предателями и агентами Путина. Население после просмотра теленовостей принимает сторонников националистических партий за неадекватных радикалов. Тем самым готовится почва для переформатирования парламента и создания новой коалиции между сторонниками Петра Порошенко и «Оппозиционным блоком». Ветераны АТО намерены даже силой оружия освобождать своих пленных (арестованных за беспорядки перед парламентом) и готовятся уходить в подполье.

С такими настроениями в стране начинается избирательная кампания в местные советы. При этом никто не объясняет, что свежеизбранные местные депутаты будут жить по действующему законодательству — дополнительных прав и возможностей им давать не собираются, а для того чтобы провести децентрализацию, не обязательно менять Конституцию. Чтобы передать на места налоги, имущество и право принимать самостоятельные решения, достаточно ординарных законов.