с. Ирклиев, Черкасская обл.

Выбор женщины

Текст: Светлана Хисамова
Фотографии: Максим Люков
Впервые на местных выборах в Украине женщины получат квоту. Согласно новому закону, в партийные списки должно быть включено не менее 30% представителей одного пола. «Репортер» отправился в Черкасскую область, чтобы посмотреть, как женщины управляют громадами на местах и существует ли гендерная проблема во власти
— Из района пришла телефонограмма — бороться с африканской чумой. Рекомендуют проводить профилактику. Просто маразм какой-то. Говорят: «Вы в своих лесах диких кабанов прикармливайте, чтобы они в чужой лес не шли и не разносили заразу».
Слушаю главу Ирклиевской сельрады Надежду Боковую и предвкушаю, что одной такой историей из жизни местных громад не обойдемся.
— Или вот приходит разнарядка сверху: «Обеспечить танцевальным коллективом для проведения торжеств». А чем ты, Надя, повезешь этот коллектив? Хоть на метлу садись.
Боковая набирает на розовом женском телефоне номер рыбхозяйства и договаривается, чтобы те выделили микроавтобус. Далее, пролистывая список контактов, вслух размышляет, кто бы мог этот автобус заправить бензином.
Так, как способна решать вопросы женщина в экстремальных для страны условиях, подключая все свое обаяние, смекалку и ловкость, не способен их решать ни один мужчина.
Из Ирклиева призваны на службу в зону АТО 42 бойца. Все они — на Доске почета. Здесь же, в Доме культуры, организован сбор помощи для солдат
ГОЛОВА — ЖЕНСКОГО РОДА
В центре села Ирклиев установлена бронзовая сабля, по ней на коне скачет казак. Автор скульптурной композиции имел в виду Богдана Хмельницкого. Правда, здесь же на сабле выгравированы слова другого гетмана — Ивана Мазепы. Надпись гласит: «Через шаблю маєм право». Именно в Ирклиеве Хмельницкий отказал польским послам идти походом на Московское государство и подписал восемь важных универсалов. И только после этого собралась знаменитая Рада в Переяславе.
Право управлять этим историческим казацким краем получила женщина, и для этого ей сабля не понадобилась. Надежда Боковая вот уже десятый год здесь хозяйствует без всяких гендерных квот. И собирается на третий срок.
Дом первой леди села расположен на окраине и мало чем отличается от соседских. Подъе-хали мы к нему на служебных ветхих жигулях. То, что Надежда Захаровна голова и в сельсовете, и у себя дома, видно с порога. Головиха (именно так в этих краях зовут по-простонародному руководство) пригласила в гости. На кухне расположилось старенькое трюмо. Трехстворчатое зеркало щедро увешано бусами на любой вкус. В конфетной вазе под ним вперемешку лежат помады, тени и румяна. Здесь, на кухне, кипит работа: на диване стопка документов с квартальным отчетом, на столе корзина с освященными в церкви яблоками (визит наш совпал с православным праздником), на плите сбежавший утренний кофе, в углу детская кроватка внука. Типичное «кирхе, киндер, кюхе». Только в нашем случае хозяйка к тому же управляет четырехтысячной общиной.
Ирклиевcкий сельсовет объединяет четыре села: Ирклиев, Скородистик, Загородище, Червоногорка. Четких границ между ними нет — живут как одна громада
Не мешкая, Надежда Захаровна надевает фартук, вышитый украинским орнаментом, достает из морозильной камеры замороженные заготовки-полуфабрикаты. Через 10 минут стол накрыт — беляши, чебуреки, бочковые помидоры, рыбные консервы, хлеб. Все приготовлено хозяйкой собственноручно.
— А хозяйство держите? — спрашиваю я.
— Коты и собаки — это все мое хозяйство.
У нас пая нет, силос же надо заготавливать для скотины. Вот 35 лет с мужем в селе прожили, а кусок земли не заслужили.
Муж Надежды Захаровны работает личным водителем собственной жены. Этот тучный и безмолвный мужчина органично смотрится на фоне волевой и коммуникабельной супруги.
Надежда Боковая родом из Тернопольской области. В Ирклиев приехала по распределению после окончания Киевского института пищевой промышленности. Устроилась на местный маслозавод, где и проработала около 20 лет. На общественных началах Боковая возглавляла сельский женсовет, была членом исполкома сельсовета. Словом — главным ответственным за культмассовый сектор. И когда в 2006 году проходили выборы главы сельсовета, громада выдвинула кандидатуру активистки и хозяйственника Надежды Боковой.
В селах и районах на руководящие должности на местах предпочитают выдвигать женщин. В украинском селе вообще преобладает матриархальный уклад. Женщины живут дольше, пьют меньше, более ответственны и сердобольны. А это люди ценят, ведь в селе голова сельсовета занимается и похоронами, и разводами, и неблагополучными семьями — это помимо, разумеется, газификации и ремонта водопровода.
На окраине села есть ферма. Она специализируется на молоке. Поголовье насчитывает более 800 коров
«ВАШИМ, НАШИМ, СОБІ ТРОШКИ»
На следующий день Надежда Боковая встречает меня в своем кабинете в здании сельского совета. Над ее креслом развешены портреты трех значимых для села людей. По центру, как и полагается, земляк Тарас Шевченко, правее — настенный календарь за 2013 год с изображением солистки киевской оперы, известной во всем мире Людмилы Монастырской. Она, оказывается, родом из Ирклиева. И, разумеется, портрет Богдана Хмельницкого.
— А где президент Порошенко? — спрашиваю.
— Та где-то лежит, рамка поломалась. Надо повесить, — удивленно оглядывает стену за своей спиной Надежда Захаровна.
Оправа для президента — задача не первостепенной важности. Тут другое: как его, президента, обещания выполнять. Из последнего: Ирклиевская громада снарядила в зону АТО 42 своих земляка. Многие из них уже вернулись домой. Пришли к голове с резонным вопросом: когда им обещанные государством земли выделят?
— По закону, каждому бойцу положено 2 га земли. Но в распоряжении сельсовета нет участков и быть не может — они все распаеваны. И вот как можно было повесить на местные советы такую задачу национального масштаба и раздавать земли местных громад? — рассуждает Надежда Боковая.
Беляши и чебуреки — коронное блюдо Надежды Боковой. А еще — засоленные домашние помидоры
И тут не отвертишься, потому что людям каждый день в глаза приходится смотреть, а потому и ответственность перед ними личная получается. Приходится изыскивать по 12–20 соток среди брошенных участков. Они появляются, потому что возрастает смертность и миграция. За последние два года оба показателя здесь выросли почти на 50%.
И это еще не самые плохие данные по стране. Все благодаря удачному месторасположению, да с советских времен кое-какое добро осталось. Ирклиевский совет объединяет четыре небольших села. Они расположены вдоль трассы государственного значения Киев — Днепропетровск. С этого и живет большая часть населения. Вдоль дороги продают помидоры, виноград, картошку, молоко, рыбу, веники. Хороший доход приносят заправки, точнее акцизы с продажи топлива, которые с начала года оставили в местном бюджете. Три АЗС за первое полугодие дали 125 тысяч грн. На них подлатали дороги. Это, конечно, капля в море.
Тем более что местный бюджет с 1 января 2015 года лишился налога с доходов физлиц.
А он обеспечивал в Ирклиев 40% поступлений. Если посмотреть калькуляцию бюджетных поступлений этого конкретного села, то получается, что оно передает в район в виде субвенций и получает от него же в виде дотаций сумму с дефицитом в 100 тысяч грн в год. Это как в той народной поговорке: «Вашим, нашим, собі трошки».
Детский сад — гордость всей округи. Здесь воспитывается 120 деток
Но самая большая беда этого ранее промышленного края — безработица. До середины 1990-х в Ирклиеве насчитывалось 57 предприятий, сейчас работают только десять из них. На одном только Ирклиевском маслосырзаводе работало до тысячи человек. Его продукцию оправляли на Кубу и в Югославию, потом в Россию. Сейчас предприятие полностью остановлено, потому что нет рынка сбыта. Завод выкупила компания «Сангрант» и планирует наладить производство подсолнечного масла. Но пока это только планы. Даже если сравнить экономические и социальные показатели последних трех лет, тенденция выглядит неутешительной. Если в 2012 году сельчан в промышленности работало 178, то в 2015-м их количество сократилось более чем в пять раз.
И надо сказать, что мы приехали в довольно благополучные села, где проведен газ, есть водопровод, работают два детсада и три школы, две аптеки, три библиотеки, Дворец культуры, протестантская церковь (помимо православного храма, разумеется), больница и даже салон красоты. Его, кстати, открыла приезжая Людмила Давыскиба на средства местного бизнесмена.
Первое, что отметила киевлянка: многие проблемы громада могла бы решать собственными силами, но не хочет.
— Вот недавно было отчетное собрание с главой сельсовета, так на него пришло 17 человек из 2 тысяч взрослого населения, при этом многие имеют претензии к руководству. Но жители предпочитают обсудить проблемы на лавочке и разойтись, — рассказывает она. — Или еще один пример: в селе есть большая проблема с вывозом мусора. В бюджете нет денег, чтобы купить мусоровоз и организовать вывоз отходов на полигон. И все бросают мусор где попало, устроили на берегу водохранилища свалку. Недавно несколько сельчан организовались, почистили набережную и вывезли весь мусор. Знаете, как оценили эту инициативу? Покрутили пальцем у виска и спросили: «Вам что, больше всех надо?»
Веник — неофициальный символ Ирклиева. Старожилы говорят, что даже для Кубы их вязали
КАК В ЕВРОПЕ, ДА НЕ ТАК
Чем меньше населенный пункт, тем больше в нем женщин в руководстве — такая перевернутая пирамида свойственна местному само-управлению в Украине. Сельские и поселковые советы представлены преимущественно женщинами. Чуть выше, в районе, их уже 28%.
«Бабье царство» здесь и заканчивается. В области показатель едва доходит до 25%. В нынешнем составе ВР всего 47 депутатов-женщин. Из «бабьего царства» попасть в мужской мир большой политики и денег крайне сложно. Для черновой работы женские руки годятся, для «большого распила» — слабоваты. Социальный лифт здесь не работает, не поможет ни бесценный опыт хозяйственника, ни три высших образования. И ситуацию никак не изменит декларативная норма о «гендерных квотах».
— Я, как бывший мэр города, продолжительное время работающий в мужских коллективах, могу вас уверить, что гендерные квоты — это розовые бантики на совершенно гнилом законе про местные выборы. Потому что он не дает шанса попасть во власть ни умным женщинам, ни умным мужчинам, — однозначна в своих оценках экс-мэр Равы-Русской Ирина Верещук.
За 10 лет рабочий кабинет главы сельсовета стал по-настоящему «женским»
Ирина закончила Военный институт при «Львовской политехнике». Получила звание офицера и пять лет служила по контракту в Вооруженных силах. В 30 лет стала самым молодым мэром-женщиной в Украине и пять лет занимала кресло градоначальника. После того как в ноябре 2013 года правительство Азарова приостановило подготовку Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, именно Ирина Верещук от имени местной общины обратилась к ЕС с просьбой подписать соглашение отдельно с Равой-Русской, чем и прославилась на всю страну.
— Так есть гендерная проблема в Украине или нет?
— Не в плане выдвижения на выборные должности. Есть другая проблема. Нет доверия к женщине-руководителю. Если взять исполнительную вертикаль, то там до 70% — женщины. Они выполняют всю черновую работу. Они несут на себе все бремя ответственности. Но тем не менее руководителями являются мужчины. И чтобы сломать этот стерео-тип, нужна гендерная политика. Но она не может ограничиваться установлением квот. Если наверху будут интеллектуалы, которые ставят собственные амбиции на второй план, а на первый выдвигают понимание стратегического развития государства, этой проблемы не будет. Нельзя ставить в приоритет только гендерность, нигде в Европе, где на самом деле во власти представлено много женщин, такого нет.
Выходит, гендерная квота, зафиксированная в новом законе о местных выборах, не имеет ничего общего с украинскими реалиями. Просто еще одна галочка в списке интеграционных требований ЕС. Для начала в обществе нет запроса на повышение числа женщин ни во власти, ни на руководящих должностях каких-либо уровней. По результатам социологического исследования, проведенного Фондом «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива совместно с социологической службой Ukrainian Sociology Service, в начале 2015 года около трети граждан (и женщин, и мужчин) выступили против квотирования во всех сферах. Еще треть считает, что этот вопрос не ко времени. Таким образом, принятая в законе норма неактуальна ни для выдвиженцев во власть, ни для избирателей.
Да и за несоблюдение нормы закона о рекомендованном количестве женщин в партийных списках не предусмотрено никаких санкций. Так что норма исключительно декларативная.
Глава сельсовета от громады себя не отделяет. С каждым жителем села ей есть о чем поговорить
ПУТЬ САМУРАЙШИ
Кстати, о Европе. Гендерная политика там имеет глубокие исторические корни. Европейские феминистские движения долгие годы отстаивали право женщины принимать участие в выборах, а потом и выдвигать свою кандидатуру в органы власти. Только в 1909 году впервые в Европе женщины получили право избираться в парламент. Это было в Финляндии. А в 1919 году женщина стала депутатом британского парламента. Однако основательные права слабый пол получил только в середине 70-х годов прошлого века вследствие второй волны феминистского движения. Хрупкая англичанка из провинции Маргарет Тэтчер перевернула представление о несостоятельности женщины в большой политике.
Наиболее высокий уровень вовлеченности женщин в органы власти в странах Скандинавии. Там не просто действует квотная система, но развернута комплексная программа по решению «женского вопроса»: поднятие политического статуса одновременно с повышением статуса женщин на производстве, в семье и в обществе в целом. В Скандинавии были не только приняты государственные законы о равноправии полов, но и созданы специальные комитеты, комиссии, министерства по наблюдению за эффективным проведением в жизнь принципа равных возможностей во всех общественных сферах, включая политику. На сегодняшний день в Европейском парламенте насчитывается 37% женщин-депутатов. Но европейский путь к гендерному равенству был длинным, а подходы — системными. И главное — все это было ответом на общественный запрос.
…Надежда Боковая лишь пожала плечами и крепко задумалась, когда я задала вопрос про дискриминацию по половому признаку во власти. Вот если бы я спросила про мусорную свалку и разбитые дороги, здесь бы она не растерялась.