Текс: Олег Волошин

ПРОРЫВАТЕЛИ БЛОКАДЫ

В годы Гражданской войны в США флот Союза установил плотную блокаду побережья рабовладельческой Конфедерации. И тогда южане стали оборудовать специальные скоростные суда с легким вооружением, получившие название «прорыватели блокады». В аналогичной роли борющаяся за легитимизацию аннексии Крыма Россия использовала группу французских депутатов, посетивших неделю назад полуостров.

Надо признать, ход в целом оказался удачным. Если в марте 2014 года на так называемый «референдум» об отделении Крыма от Украины в качестве международных наблюдателей Москве удалось ангажировать лишь небольшую группу откровенно маргинальных европейских политиков из числа представителей крайне правых партий, то на этот раз на крымскую землю сумели заманить действительно знаковые фигуры. Группу парламентариев возглавил депутат Национального собрания Франции Тьерри Мариани, счищающийся довольно заметной персоной в правоцентристской партии «Республиканцы», которая является политической наследницей голлистского движения. В 2010–2012 годах он даже занимал пост министра транспорта. Мариани близок к бывшему французскому президенту Николя Саркози, который в 2017 году имеет все шансы вновь вернуться в Елисейский дворец. Другим известным членом делегации стал Ив Поццо ди Борго, потомок Шарля-Андре Поццо ди Борго — дальнего родственника Наполеона Бонапарта, а позже злейшего врага императора французов. Интересно, что Шарль-Андре в 40 лет поступил на русскую службу и после поражения Наполеона 21 год был российским послом в Париже. Именно потомок этого корсиканца, сенатор Ив Поццо ди Борго, умудрился купить в Крыму майку с оскорбительной надписью в адрес Барака Обамы и даже сфотографироваться в ней. Позднейшие оправдания сенатора — мол, он не знал о содержании принта на русском языке — выглядели довольно неубедительно.

Антиамериканский контекст поездки французских парламентариев был в целом достаточно выпуклым. Европейские политики в своих публичных заявлениях постоянно сетовали на то, что Вашингтон слишком сильно вмешивается в дела Старого Света и вообще мешает ЕС найти точки соприкосновения с Россией. Именно эти мотивы в гораздо большей степени, чем деньги и лоббистские усилия Москвы, сделали такую поездку вообще возможной. Дело в том, что среди традиционного электората правоцентристов в рядах французских фермеров и буржуа немало тех, кто ощутил на себе последствия введенных Западом против России санкций, а также ответного российского эмбарго на импорт европейских продуктов питания. И все эти сыроделы, виноделы, владельцы устричных ферм едва ли разделяют мнение, что их и без того оскудевшие семейные бюджеты должны и дальше страдать из-за того, что Россия предприняла агрессивные действия в отношении Украины. Не случайно во время визита в Крым французские депутаты чаще всего говорили о необходимости отмены санкций.

Официальный Париж осудил поездку на аннексированный полуостров. С мягкой критикой вояжа выступила даже сама партия «Республиканцы». Однако Саркози отмолчался, а депутаты уверяли, что он даже одобрил их поездку.

Не вызывает сомнений то, что этот визит не станет началом паломничества европейских политиков в аннексированный Крым. Берлин, чье мнение является наиболее важным в ЕС, твердо стоит на позициях невозможности признания силового изменения границ в Европе. Более того, канцлер ФРГ Ангела Меркель даже чаще, чем американцы, публично напоминает о проблеме Крыма. Но все это не может отменить того факта, что затянувшийся кризис в украинско-российских отношениях на фоне масштабных проблем в самом Евросоюзе постепенно утомляет европейцев. И если Украине в борьбе за их поддержку пока нечего предложить, кроме апелляций к ценностям и принципам международного права, то у Кремля есть более весомые аргументы.

АНКАРА СНИМАЕТ МАСКУ

Турция была фактическим участником гражданской войны на территории Сирии практически с момента ее начала в 2011 году. Правящий в Анкаре режим Реджепа Тайипа Эрдогана уже тогда сделал ставку на свержение сирийского президента Башара Асада, которого справедливо считал марионеткой Ирана. А с Ираном как с геополитическим соперником в регионе у турок свои счеты. Более того, именно содействие Турции помогло радикальным исламистам и в Сирии, и в Ираке встать на ноги. Достаточно сказать, что большая часть нефти с подконтрольной фундаменталистам территории идет на экспорт при посредничестве Анкары. Именно такая турецкая позиция привела к серьезному охлаждению отношений этой страны с Соединенными Штатами, которые в какой-то момент поняли, что объединившиеся в «Исламское государство» боевики представляют собой гораздо большую угрозу, чем режим Асада. В ответ турки, несмотря на членство в НАТО, не позволяли использовать американцам аэродромы на своей территории для нанесения ударов по позициям ИГИЛ в Сирии и Ираке. Дополнительным аргументом для Анкары было то, что одними из основных врагов исламистов являются курды — главные сепаратисты в самой Турции.

На севере Ирака после свержения Саддама Хусейна в 2003 году и так возник фактически независимый Курдистан. Теперь на фоне дезинтеграции Сирии к нему присоединились и населенные курдами районы на северо-востоке этой страны. Если так пойдет и дальше, то отделение и турецкой части курдской этнической территории будет лишь вопросом времени. Более того, в Вашингтоне все больше стали рассматривать курдов как важнейшего союзника в борьбе с исламистами. В ответ на жалобы турецких дипломатов американские коллеги резонно замечали, что Белый дом предпочел бы опереться на помощь союзника по НАТО, однако ввиду его самоотвода приходится использовать те возможности, которые есть в наличии. Именно это, более чем атаки боевиков ИГИЛ на турецких пограничников, заставили Анкару открыто вступить в игру.

Турецкая авиация нанесла серию ударов по позициям исламистов, но одновременно и по военным объектам курдов. После этого курдские лидеры заявили, что тем самым турецкие власти сами сорвали действовавшее с 2013 года перемирие. И хотя американцы вроде бы договорились с Анкарой о том, что турецкие войска возьмут на себя борьбу с ИГИЛ в 60-километровой зоне на севере Сирии, на самом деле можно с уверенностью сказать, что главной целью Эрдогана являются курды. Примечательно, что, несмотря на враждебное отношение Анкары к режиму Асада, США не позволяют туркам создавать зону, свободную от полетов, на севере Сирии. Никто в Вашингтоне не хочет, чтобы правительственная авиация лишилась возможности бомбить позиции боевиков из ИГИЛ. При этом несколько дней назад турецкое правительство разрешило США использовать военно-воздушную базу Инджирлик для нанесения ударов по позициям боевиков в Сирии. Ранее американские ВВС могли использовать базу только для разведывательных вылетов.

Открытие турецкого фронта усугубляет и без того крайне запутанную ситуацию в регионе. Традиционное соперничество между региональными лидерами — Ираном, Саудовской Аравией и Турцией, этнические конфликты между арабами, персами, турками и курдами и конфессиональные — между суннитами и шиитами, и все это в придачу к варварам из «Исламского государства», уничтожающим физически всех, кто не смиряется с их террористическим режимом. Мира на Ближнем Востоке не будет еще очень долго. И ни у США, ни у других великих держав нет даже наброска плана его достижения. Все очень ситуативно. Дипломатические переговоры и бомбардировки идут практически в одном пакете.