Текст: Василий Яценко

Народные депутаты 16 июля, в предпоследний день работы, проголосовали за новую редакцию закона о местных выборах. На следующий день было принято решение об их проведении 25 октября этого года. То есть если президент подпишет новый закон, то с 25 августа стартует предвыборная кампания 

К сожалению, на момент сдачи номера в печать текста нового закона не было не только в свободном доступе, но и на столе у спикера Владимира Гройсмана. Проголосованный текст был настолько сырым, что рабочая группа профильного комитета переписывает его даже спустя неделю после голосования. Почему так?

Новый закон является ключевым элементом в целой череде нормативных актов, которые утверждают новый баланс сдержек и противовесов в Украине. Резко уменьшены полномочия прокуратуры, на месте полноценных государственных администраций вскоре создадут куцые префектуры. Нужен противовес, чтобы страна полностью не разлезлась в зуде децентрализации. Таким противовесом станут ЦК парламентских партий. Они существовали и ранее, однако их роль была сугубо ритуальной, сейчас же именно к партиям перейдет значительная часть властных полномочий, которых лишилась прокуратура и лишаются местные администрации.

Кто хозяин на деревне

Вся местная власть станет партийной. Ключевым человеком в районе, вместо главы госадминистрации и прокурора, станет глава исполкома, который будет сформирован местным советом — городским, районным или областным. Местный же совет будет состоять исключительно из партийных депутатов. Нет членства в партии — нет шансов получить какую-либо властную должность в местных органах власти. При этом членство будет не фиктивное, как сейчас, когда о партийном билете забываешь на следующий день после его получения, а вполне реальное, почти как в КПСС.

Выборы будут сугубо пропорциональными, хотя для избирателей они станут больше похожими на мажоритарку — голосовать нужно один раз и в списке будут значиться фамилии кандидатов и их партийность. Это то, что называется голосованием по открытым партийным спискам. Ранее же действовала смешанная система — половина депутатов были чистыми мажоритарщиками, значительная часть которых партийности не имела. Другая половина по спискам — зачастую без партийного билета.

Сейчас так нельзя — партийность является обязательной для баллотирования. Дальше — больше: ранее во многих регионах местные элиты развивали локальные партии вроде политпроектов «Новые лица» или «Наш край». Сейчас такие фокусы практически исключены — барьер подняли с 3% до 5%.

Харизму в сторону

Это значит, что для прохода в местный совет недостаточно трех-пяти узнаваемых лидеров местного общественного мнения. Необходимы сильные кандидаты во всех избирательных округах, поскольку важен буквально каждый голос. Соответственно, партии, которые не смогут выставить более-менее достойных кандидатов на всех округах гор-, рай- или облсовета, обречены на провал. Фактически такие возможности есть только у «Солидарности» (объединение «Блока Петра Порошенко» и «Народного фронта»), УДАРа, «Оппозиционного блока», «Батькивщины», «Самопомощи», «Радикальной партии», «Свободы» и «Возрождения». Из внепарламентских партий к этому списку могут присоединиться разве что коммунисты, если их не запретят ко дню выборов. То есть подавляющее большинство мест в советах займут представители вышеназванных политических партий — у всех остальных практически нет шансов.

Вследствие особенностей избирательной формулы стать депутатом от крупной партии гораздо проще, нежели от мелкой. Небольшие партии, которые едва пройдут избирательный барьер — потеряют большинство своих голосов, для прохождения они будут вынуждены выставлять своих кандидатов на всех округах, а депутатами станут только два-три наиболее успешных кандидата. Крупные же партии практически не будут терять голоса, более того, они будут получать «бонусных» депутатов за счет голосов, отданных за непроходные партии.

Возьмем для примера некий облсовет, состоящий из 100 депутатов. В него баллотируются депутаты от 12 партий, то есть тысяча кандидатов, в облсовет проходят четыре партии. Партии А и Б получили по 30% голосов, партии В и Г — по 10%, остальные — менее 5%. В результате две крупные партии получат по 38 кандидатов — бонус плюс восемь депутатов, мелкие — по 12, бонус уже составит два депутата, остальные — ноль, даже если их лидеры набрали наибольшее количество голосов у себя в округе. А общая закономерность будет следующей: чем выше рейтинг у партии, тем ниже для нее цена одного мандата. У харизматичного, но беспартийного местного активиста вообще нет шансов стать депутатом.

Из-за инерционности политического процесса в выборах по привычке захотят принять участие десятки мелких политических партий, засоряя бюллетени, а из-за скоротечности избирательной кампании (всего два месяца) и высокого проходного барьера в 5% значительная часть партий наберет плюс-минус 5% голосов — кто 5,05, кто 4,8. Таким образом, как цена бренда (большая часть избирателей будет ориентироваться на название партии, а не на фамилию кандидата), так и цена голоса будут крайне велики — разница между партиями, которые прошли и не прошли в совет, будет составлять десятки, редко сотни голосов. Это определяющий стимул стать под флаг парламентской партии — у нее есть относительно сформированная система работы с участковыми комиссиями: свои представители, председатели, наблюдатели. Более того, она имеет преференции в виде права на автоматическое прохождения своих людей в члены комиссии — ранее была слепая жеребьевка. Именно парламентские партии будут контролировать физический процесс подсчета голосов со всеми вытекающими последствиями.

Императивная дисциплина

Партийная вертикаль будет определяться не только контролем над выдвижением кандидатов и над избирательными комиссиями, ее сила будет в другом — в императивности местного мандата. В закон заложен механизм отзыва местного депутата его избирателями, а точнее — руководителем местной партийной организации. То есть в любой момент каденции местного совета руководитель партийной ячейки, которая делегировала того или иного депутата в местный совет, может отозвать его, применив несложную процедуру. Например, за неправильное голосование или систематическое отсутствие на рабочем месте. Если же учесть, что в подавляющем большинстве партий, особенно парламентских, местные ячейки жестко контролируются центральными партийными органами, то норма об отзыве местного депутата означает, что судьба мандата будет решаться в Киеве.

Ключевую роль в этом процессе будет играть руководитель местной партийной организации парламентской партии — хозяин партийной печати. Именно с его подписью будут формировать списки членов избирательных комиссий, кандидатов в депутаты и даже списки претендентов на все более-менее приличные должности в местной властной иерархии вроде директора школы или детского сада. Руководители райкомов станут контролировать ситуацию на месте, и если партия будет иметь большинство в местном совете, то контроль станет тотальным. А ситуацию в стране в целом будет контролировать тот, кто контролирует руководителей рай-, гор- и обкомов парламентских партий.

Определен в этом процессе децентрализации власти и свой арбитр — Минюст. Именно этот орган де-факто будет разбирать споры между местными партийными лидерами. Минюст в случае конфликта определит, кто — Иванов или Петров — является держателем партийной печати.