Текст: Роман Городецкий

Новый забег, призом в котором послужат голоса избирателей на местных выборах, формально должен начаться лишь к концу лета, но де-факто уже стартовал. Самый широкий охват аудитории политикам без сомнений обеспечивает тема тарифов. Тот, кто ее оседлает, и будет наиболее убедительным, получит максимум очков в ходе предстоящей гонки. Решение о почти троекратном росте тарифов на газ с апреля 2015 года, принятое Национальной комиссией по регулированияю электроэнергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), стало бомбой замедленного действия. Фитиль этой бомбы уже подожжен

В тарифном споре на днях заочно схлестнулись действующий премьер-министр Арсений Яценюк и бывшая глава правительства Юлия Тимошенко. Последняя взялась доказывать, ни много ни мало, что экономическое образование Яценюка, полученное им по специальности «Учет и аудит», ничего не стоит.

Началось все с того, что председатель правительства с калькулятором в руках в прямом эфире обосновал действующую цену газа для населения в 7 188 грн за тысячу м³. Премьер публично складывал и умножал, оперируя следующими составляющими тарифа: стоимостью газа в $240, НДС, расходами на транспортировку, целевой надбавкой и, конечно, курсом доллара.

В конце июня ту же операцию проделала рабочая группа, состоящая из представителей «большой четверки» аудиторов Ernst & Young, KPMG, PwC и Deloitte. Аудиторы пришли к выводу о «математической достоверности» расчетов НКРЭКУ, однако не преминули заметить, что в ходе проверки пользовались данным, предоставленными самим регулятором, а также «Нафтогазом Украины». Проверкой самих входящих данных аудиторы не занимались, оставив их на совести чиновников. Впрочем, уже в начале июля в СМИ появились альтернативные расчеты тарифа. Эти расчеты говорили о том, что поставки газа населению не только безубыточны, но и крайне прибыльны.

Легенда о ста долларах

Дьявол, как известно, кроется в деталях, но в нашем случае все детали лежат на поверхности. Первый и самый очевидный вопрос: почему в тарифе на газ для населения отправной точкой расчетов является импортный газ, а не газ собственной добычи? Ведь постановление правительства, согласно которому весь добываемый дочерними структурами газ отдается на потребности населения, никто не отменял.

Цена, по которой «Нафтогаз» закупает топливо у своей «дочки» «Укргаздобычи», тоже не секрет и составляет 1 590 грн за 1 тысячу м³. Если сравнить эту цену со стоимостью газа как товара (без учета транспорта и налогов) 5 041 грн, а это тоже официальные данные, мы получим разницу при продаже в 3 451 грн. Это чистая маржа «Нафтогаза», обеспечивающая рентабельность почти в 300%. При этом «Нафтогаз» остается глубоко дотационной структурой, на поддержку которой тратятся миллиарды гривен. В чем подвох?

Возможно, цена 1 590 грн — это выдуманная стоимость украинского газа и на самом деле он стоит, как заявил Асрений Яценюк, $100? Но в таком случае «Укргаздобыча», продавая ресурс ниже себестоимости, должна как минимум демонстрировать убытки. Но, согласно официальной отчетности за 2014 год, «Укргаздобыча» показала почти 1,5 млрд грн прибыли. И это притом, что в 2014 году «Нафтогаз» закупал топливо у своей «дочки» по цене 349 грн, а сейчас — почти в пять раз дороже. Тут или премьер просчитался, или, как заявила Юлия Тимошенко, «население немножечко нагревают».

Второй вопрос, на который нет четкого ответа: какая часть дорогого импортного газа идет на потребности населения? По данным Юлии Тимошенко, население без учета Крыма и оккупированных территорий Донбасса потребляет 16,2 млрд м³ газа в год. При этом в Украине добывается 19,5 млрд кубов, из которых 12,8 млрд извлекаются из недр «Укргаздобычей». Газ, добываемый в Украине частными компаниями, продается промышленным потребителям по еще более высоким ценам. Так или иначе, разница при поставках домохозяйствам и на отопительные нужды действительно покрывается за счет закупки импортного топлива. Возможно, эти поставки убыточны?

Приоритетный бизнес

«Нафтогаз» — один из немногих счастливчиков среди игроков на валютном рынке, имеющих почти неограниченный доступ к иностранным денежным знакам, так как закупка газа отнесена правительством к критическому импорту. Как известно, сейчас «Нафтогаз» приостановил закупку топлива у «Газпрома», поскольку не до конца урегулирован ценовой вопрос. В любом случае стоимость российского и реверсного (из Европы) газа сейчас колеблется в пределах $250 за 1 тысячу м³. Это немногим больше стоимости товарного газа, поставляемого населению, но значительно меньше той цены, которую платят предприятия (6 600 грн). При курсе 22 грн/$1 это $300. А значит, поставки импортного газа промышленности вполне прибыльны. Завышенные цены на газ для промышленности — это удар по конкурентоспособности украинской экономики, которая в этом году и без того рухнет на 7,5%.

Сегмент, который действительно приносит компании убыток, — теплокоммунальное хозяйство. Но уже осенью анонсирован рост тарифов для ТКЭ, который компенсирует потери монополии. В целом же за полгода — с апреля, когда начали действовать новые тарифы, по сентябрь включительно, когда начнется отопительный сезон — «Нафтогаз» заработает на поставках газа на внутренний рынок порядка полумиллиарда долларов. Такой вывод, однако, не сходится с расчетами самой госкомпании, согласно которым разница в доходах при поставках населению украинского газа (НАК не отрицает, что зарабатывает на этих поставках) и импортного составляет свыше 6 млрд грн. Компания не объясняет, как именно образовался этот зазор, ограничиваясь общими цифрами. Можно предположить, что убыток формируется за счет льготных цен, по которым «Нафтогаз» продает топливо населению. Так, льготная цена газа для населения составляет 3 600 грн, то есть в два раз меньше полного тарифа. Но данных о том, сколько именно льготников «содержит» госкомпания, нет. Рабочая группа аудиторов считает, что по льготным ценам будет продано свыше 8 млрд кубометров газа. Впрочем, есть причины сомневаться в достоверности этой цифры.

Дело в том, что вслед за апрельским повышением цен на газ уже в мае НКРЭКУ принимает беспрецедентное решение о снижении норм потребления газа и электроэнергии в два раза. Так, на льготную цену могут претендовать лишь те домохозяйства, которые потребляют не более 200 кубометров газа в месяц. Эта норма значительно меньше среднего уровня потребления, то есть большинство домохозяйств просто не сможет в нее вписаться. А значит, заплатит полный тариф.

Интересно, что одним из лоббистов снижения норм потребления была Юлия Тимошенко и ее парламентская сила. Таким образом, уверяет экс-премьер, ей удалось в два раза снизить цену на газ для домохозяйств, потребляющих его без счетчиков. А таких, по подсчетам Тимошенко, 8 млн семей, которые и должны, по замыслу лидера «Батькивщины», стать основой ее электората осенью 2015 года. Тарифная история работает. Об этом свидетельствуют результаты опроса Киевского международного института социологии, согласно которому рейтинги Петра Порошенко (26,9%) и Юлии Тимошенко (25,6%) практически сравнялись. С момента предыдущего соцопроса Тимошенко прибавила 14 п. п., тогда как Порошенко потерял 8 п. п. И все это на теме тарифов.

Другое дело, что заниженные нормы потребления не стимулируют население экономить ресурсы — все равно вписаться в них нельзя. Куда проще потреблять газ без приборов учета и платить по-среднему, как раньше.

Конечно, возникает вопрос о том, почему откровенно популистскую норму поддержал независимый регулятор? Тому можно найти два логических объяснения. Первое такое: поскольку поставки газа выгодны «Нафтогазу», то экономия прямо отражается на его доходах. А значит, монополия кровно не заинтересована внедрять реальные стимулы экономии. Второе говорит о том, что система субсидий трещит по швам и правительство любыми способами пытается свести бюджетные потери к минимуму. Сделать это проще всего с помощью манипуляций с нормами потребления. Ведь даже те семьи, которым удалось оформить субсидии, получают дотации только на объем потребления, который вписывается в означенные заниженные нормы, а все, что выше, оплачивается по стандартному тарифу.

Молочные реки

Согласно обязательствам, взятым в начале 2015 года перед Международным валютным фондом, правительство обязалось поднять коммунальные тарифы до уровня безубыточности к 2017 году. Судя по всему, Кабмин и отраслевой регулятор, получив карт-бланш от международных кредиторов (а заодно и универсальное оправдание своим действиям — «так хочет МВФ»), решили идти с опережением графика. То, что воевать на тарифном поле собралась Юлия Тимошенко, заслуженно получившая прозвище «газовая принцесса», неслучайно. Экс-премьер, как никто другой, хорошо разбирается в хитросплетениях газовых контрактов, себестоимости, марже и прибыли поставок. И тот факт, что она вознамерилась открыто оспаривать решения по тарифам, говорит о том, что ценообразование на этом рынке как было, так и осталось крайне непрозрачным.

И все же к чему такая спешка? Дело в том, что рост тарифов должен сопровождаться глубокой реформой «Нафтогаза». Результатом этой реформы должна стать ликвидация надстройки в виде материнской структуры (собственно самого «Нафтогаза») и автономная работа добывающего, транспортного и сбытового сегмента. Такая реформа не позволит аккумулировать огромный денежный поток в рамках одной компании, внутри которой эти деньги тают, как лед на солнце. Денежный поток столь солиден, что его делят между собой различные группы влияния, пришедшие на смену бывшим хозяевам времен Януковича. Так, первым заместителем главы «Нафтогаза» является Сергей Перелома, человек, близкий к бизнесменам и политикам Николаю Мартыненко и Давиду Жвании. «Укргаздобычу» контролируют люди, знакомые с семьей Петра Порошенко, а также те, кто работал в структурах нардепа Игоря Еремеева.

К 2017 году предстоит отчитаться не только о тарифах, но и о реформе. А значит, времени на то, чтобы оперировать гигантскими газовыми потоками, осталось не так много. Это как раз тот случай, когда время — это не просто деньги, а большие деньги.