Текст: Игорь Бурдыга

Годовщина крушения над Донбассом боинга Малайзийских авиалиний дала повод для многих резких высказываний. Страны — участницы международной следственной группы (МСГ) говорят о скором окончании расследования. Для наказания виновных они требуют введения беспрецедентной меры — международного судебного трибунала. Россия уже заявила, что будет блокировать создание трибунала, назвав расследование «недостаточно прозрачным». «Репортер» попытался спрогнозировать, чем может завершиться дело о крупнейшей авиакатастрофе XXI века

Следствие ведут…

Расследование причин крушения рейса MH17 близится к завершению, едва ли не в один голос заявляли представители стран — участниц МСГ (Нидерландов, Украины, Бельгии, Австралии и Малайзии) во время траурных мероприятий в годовщину трагедии. «На сегодня уголовная часть расследования практически подошла к концу и есть уже предварительные выводы. Техническое расследование тоже завершается», — сообщил, в частности, вице-премьер Украины Геннадий Зубко.

О том, к каким выводам придет МСГ, остается пока лишь догадываться — следователи не балуют общественность подробностями, вся информация закрыта для публичного обсуждения. Из обнародованного еще в сентябре прошлого года промежуточного отчета и отдельных утечек известно лишь, что основной версией причин аварии остается попадание в самолет ракеты класса «земля — воздух», предположительно выпущенной из зенитно-ракетного комплекса «Бук».

Гораздо больше за год стало известно из независимых и журналистских расследований. Большинство материалов действительно подтверждают факт того, что самолет был подбит из установки типа «Бук» с территории, подконтрольной донецким сепаратистам. Несколько расследований сходятся к тому, что выстрел был произведен из пусковой установки, прибывшей 14 июля из РФ. Через территорию ЛНР ЗРК был доставлен в район Тореза Донецкой области, приблизительно там экипаж «Бука» мог получить на вооружение ракеты, ранее захваченные боевиками на одной из военных баз Донецка. В день катастрофы, 17 июля, установка находилась в районе Снежного, откуда вечером и был произведен фатальный выстрел.

Был ли боинг заведомой целью ЗРК? Большинство экспертов исключают возможность такой бесчеловечной атаки. По ряду версий, зенитная установка нужна была боевикам для борьбы
с украинской военной авиацией. В частности, в расследовании «Новой газеты» говорится, что
17 июля экипаж «Бука» получил информацию о вылете из Харькова в зону АТО военно-транспорт-ного самолета Ан-26 украинских Вооруженных сил. Этот рейс впоследствии был отменен, однако сепаратисты не получили этой информации и, приняв боинг из-за ограниченных возможностей радиолокаторов «Бука» за транспортник, запустили ракету. После того как выяснилось, что сбит был гражданский борт,
установка ушла на территорию России.

С такой версией событий в корне не согласна Москва, которая, впрочем, не принимает участия в официальном международном расследовании. Изначально российские следственные органы
и прокремлевские медиа активно продвигали версию о том, что лайнер был сбит украинским истребителем с целью эскалации конфликта на востоке. Весной этого года выводы НПО «Алмаз-Антея», разработчика систем «Бук», подтвердили, что самолет был сбит именно из этого ЗРК, однако ракетой, не состоящей на вооружении российской армии. Это, а также проведенный российскими инженерами анализ повреждений, послужило поводом для обвинения в том, что боинг был сбит якобы украинскими зенитчиками. Впрочем, по утверждению Генштаба, подобная техника на тот момент не находилась на позициях ВСУ в Донбассе.

Отдельного внимания заслуживает другое направление расследований: вопрос о том, почему гражданский борт находился в воздушном пространстве над зоной активных боевых действий? Тут также нет однозначного ответа. За несколько дней до аварии «Украэрорух» закрыл воздушное пространство над зоной АТО ниже отметки 9 800 метров — из-за возможности поражения самолетов портативными ЗРК, при этом оставив верхние коридоры для международных рейсов. Ряд авиалиний, например British Airways и Air France, восприняли это как опасный сигнал и изменили маршруты своих авиалайнеров — в облет Восточной Украины. В Malasia Airlines на такой шаг не пошли. А 14 июля в СНБО заговорили о необходимости закрыть небо целиком — у военных появилась информация о наличии у боевиков «Бука», способного поразить высоколетящие цели. Однако «Украэрорух», за которым оставалось решение о закрытии воздушного пространства, принял его только после падения боинга.

А судьи кто?

Какие из этих данных найдут отражение в официальном расследовании — неизвестно. Отчет МСГ будет опубликован только в октябре, заявила на прошлой неделе представитель Совета по безопасности Нидерландов Сара Ферной.

Тем не менее, не дожидаясь официальных выводов следствия, страны — участницы МСГ в последние недели выступили с громкой инициативой создания международного трибунала для привлечения к ответственности виновных в катастрофе. Соответствующий проект резолюции Совбеза ООН был подготовлен Малайзией. В нем говорится, что трибунал станет «эффективной гарантией независимого и беспристрастного процесса расследования», поскольку то, что авиалайнер был сбит, стало «угрозой международному миру и безопасности».

Идея уже получила поддержку в международных кругах, но с открытой критикой трибунала выступила Россия, имеющая в Совбезе право вето. РФ предложила Совбезу свой проект резолюции, в котором говорится о недостаточной прозрачности ведущегося расследования и более активном привлечении к нему Международной организации гражданской авиации (ИКАО).

По словам юриста-международника Романа Шахматенко, перспективы трибунала весьма сомнительны, и речь не только в блокирующей позиции РФ в Совбезе.

— Созыв международного трибунала по одной отдельной авиакатастрофе — беспрецедентная инициатива, — поясняет он. — До сих пор международный трибунал как вспомогательный орган ООН созывался лишь в двух случаях: по геноциду в Руанде и по военным преступлениям в бывшей Югославии.

В обоих указанных случаях трибуналы собирались по решению Совбеза, этому предшествовало отдельное расследование, доказавшее факт совершения массовых преступлений против человечности. Шахматенко отмечает, что в случае с боингом для учреждения международного трибунала, вероятно, потребуются веские доказательства того, что в ходе боевых действий лайнер был сбит умышленно.

— Если же говорится о том, что истинной целью боевиков был военный борт, то речь идет о непредумышленном преступлении — а это другая история.

О том, как с уголовной точки зрения будет квалифицирована катастрофа боинга, известно мало, как, впрочем, и о том, какие конкретно лица считаются причастными к аварии. По словам пресс-секретаря Генпрокуратуры Нидерландов Вим де Брюна, в результате расследования могут быть выдвинуты обвинения в военных преступлениях. Впрочем, замначальника главного следственного управления СБУ Виталий Маяков отмечает, что МСГ проведет совещание по определению вины и квалификации причастных ближе к концу года.

Уже на этой неделе, понимая, что создание международного трибунала может провалиться из-за позиции России в Совбезе, украинский МИД обнародовал запасные варианты. Одним из них, по словам замминистра Елены Зеркаль, является так называемый «гибридный» трибунал, по примеру спецтрибунала по Ливану, созданного в 2009 году для установления виновных в убийстве бывшего премьер-министра страны Рафика Харири в 2005 году. Этот суд был образован на основе двухстороннего соглашения между ООН и правительством Ливана и носил смешанный международно-национальный характер, опираясь и на ливанское, и на международное право. Первые обвинительные заключения он начал выносить спустя два года после начала работы, непосредственно судебный процесс продолжается до сих пор.

Русское «нет»

Уничтожение пассажирских авиалайнеров в ходе боевых действий нередко остается вообще без расследования, в случае если атаку производят повстанцы. Так, без расследования остались случаи уничтожения абхазскими сепаратистами гражданских самолетов в Сухуми в 1993 году (погибло 136 человек) или инцидент со сбитым партизанами в Анголе «Боингом-737» (130 погибших). Нередко к подобным происшествиям причастна и регулярная армия — в большинстве случаев силы ПВО, как правило, путают гражданские борты с военно-воздушными силами предполагаемого противника.
И каждый раз расследование этих дел и привлечение виновных к ответственности наталкивалось на серьезные сложности.

Например, в 1983 году ракетный крейсер Vincennes ВМС США сбил Airbus A300 авиакомпании Iran Air, в результате чего погибло 290 человек. При этом США не признали за собой вину, хотя и предложили семьям погибших денежную компенсацию. Правительство Ирана подало иск в постоянно действующий Международный суд ООН, который, впрочем, так и не смог доказать вину военных, поэтому стороны заключили мировое соглашение. В другом случае, когда в том же 1983 году советский истребитель Су-15 сбил над Сахалином «Боинг-747» южнокорейской Korean Air Lines (269 погибших), СССР, пользуясь правом вето в Совбезе ООН, заблокировал принятие любых резолюций, осуждающих военную атаку.

Как и в 1980-х, блокирующая позиция России в Совбезе может привести к международному давлению и санкциям, говорит Елена Зеркаль, не уточняя предполагаемые меры воздействия на РФ. По мнению Романа Шахматенко, давление на РФ вряд ли поможет расследованию, а скорее политизирует его.

— Все может кончиться тем, что Россия просто откажется признавать результаты расследования, — отмечает он.

Впрочем, для Украины политические последствия дела о падении боинга куда важнее правовых. Трагедия уже послужила поводом для перехода конфликта на востоке из локальной проблемы в международную плоскость, стала аргументом в вопросах введения санкций против России. За последний год, особо не считаясь с формальным расследованием, украинские политики неоднократно называли Россию не просто причастной, но и виновной стороной. Так, например, секретарь СНБО Александр Турчинов на прошлой неделе заявил, что расследование должно завершиться международным судом в отношении РФ, «которая организовывала фактически уничтожение ни в чем не повинных людей».

Если расследование МСГ установит, что ЗРК «Бук» управляли российские граждане, тем более российские военные, или что сама установка была передана боевикам российской армией, это станет фактическим признанием военной агрессии РФ в Украине на международном уровне. Вслед за этим могут последовать другие международные разбирательства, которые приведут к гораздо более серьезным политическим санкциям. Впрочем, и в этом случае ничто не помешает России просто не признавать юрисдикцию международных трибуналов. Налицо еще один случай несостоятельности современного международного права.