Глеб Простаков, главный редактор

Кризис — это когда старое умирает, а новое не может родиться. Эти слова итальянского философа-марксиста Антонио Грамши будто сказаны о современной Украине. Две революции в стране за 10 лет зафиксировали: старое действительно умирает. Медленно, мучительно, в агонии умирает система ценностей, доставшаяся нам в наследство от великой империи, а вместе с ней и способы управления государством и наше инертное неучастие в жизни общества. Кто-то говорит — точка невозврата пройдена, кто-то скажет — за революцией всегда приходит реакция. Правы могут оказаться и те и другие. Во многом успех зависит от того, будут ли реализованы ключевые реформы. Но бесконечные пилотные проекты реформ рано или поздно может поглотить инертность системы и человеческая пассивность. Общество устанет от экспериментов, захочет стабильности, наведения порядка, сильной руки…

Чтобы этого не случилось, необходимо воспитать поколение людей, которое сможет не только делать революции, помогая старому умереть, но и воплотить идею о лучшем будущем. Такие люди могут родиться только в идеальной среде, стерильных условиях, если угодно — инкубаторе, где нет других идолов, кроме знаний, рациональности, конкуренции и творческого начала. Такими инкубаторами должны стать университеты. Само это слово в нашей стране давно вызывает не трепет, но суету. Родители суетятся, пытаясь устроить поступление чада в престижный вуз, ищут концы и постигают начала коррупции. Деньги до сих пор решают многие вопросы и открывают многие двери. Студенты суетятся, пытаясь не пролететь на сессии, их задача — окончить вуз и получить корочку, дальше — бог подаст.

Реформа высшего образования дает шанс. Сдается, сейчас нет ничего важнее этой реформы. Потому как, если она удастся, а университеты не через пять, так через 10 лет превратятся в источник нового человеческого материла, любые наши неудачи сегодня будут с лихвой компенсированы неотвратимостью успеха будущего дня. Нынешняя Украина живет непостоянным сердечным ритмом: то учащенным биением — угрозой дефолта, внешнего вторжения, конфликта вооруженных формирований на мирных территориях, то замиранием — отсутствием реформ, восстановлением коррупции на местах, разочарованием во власти. И, будем честны с собой, быстро с этим не совладать.

Но вот что нам подвластно — отстроить систему инкубаторов, в которых зародится новая украинская реальность. Где в тишине университетских лекториев, в шумных студенческих диспутах, чопорных исследовательских лабораториях, с помощью западных и отечественных профессоров, практикующих специалистов, мастер-классов бизнес-тренеров, звезд науки и бизнеса в мозгах будущих выпускников будут создаваться самые правильные нейронные связи из всех возможных. А взращенные в таких инкубаторах люди станут искомыми антителами, которые вылечат нацию от вируса апатии и конформизма. Такую систему государственной защиты не преодолеть ни одному кризису или войне.

Нужно суметь не только выстроить эту систему, но и защитить ее. «Вечная бдительность — вот цена свободы», — сказал один из отцов-основателей Соединенных Штатов Америки Томас Джефферсон. Взятка, вымогаемая преподавателем за сдачу зачета или экзамена, должна расцениваться не иначе как преступление против будущего Украины. Наказание по отношению к нему должно быть не менее, а то и более суровым, чем по отношению к чиновникам. Ректоры, «решающие вопросы», должны быть уволены, вузы должны попрощаться с седовласыми дилетантами от науки, отрабатывающими свои часы и усыпляющими студентов чтением конспектов по бумаге.

Университеты, породившие в свое время современную европейскую цивилизацию, должны заново собрать страну под названием Украина.