Текст: Светлана Хисамова

Кабинет министров утвердил документ под названием «Порядок осуществления публичного сбора благотворительных пожертвований для обеспечения боевой, мобилизационной готовности, боеспособности и функционирования Вооруженных сил». Отныне все волонтерские организации должны будут перечислять собранные средства на специальные счета Минобороны. В том числе деньги, поступившие на платежные карточки волонтеров. Никакой самодеятельности, никакой спонтанной благотворительности. Теперь армии помогать нужно системно, через официальные государственные структуры

В супермаркете, где я каждую неделю покупаю продукты, оборудована точка по сбору средств и продуктов питания для нужд бойцов АТО. За последние полгода там сменилось как минимум три организации. Однажды я была случайным свидетелем того, как попрощались с одной из них. Администратор кричала на весь магазин, грозилась вызвать милицию, а два парня в спортивных костюмах спокойно, полушепотом доказывали ей, что имеют основания собирать пожертвования для военных. Больше этих парней в магазине я не видела.

Официальная трактовка действий правительства — необходимость  пресечь деятельность лжеволонтерских организаций и упорядочить сбор средств на военные нужды. Постановление было принято согласно закону «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях». Если следовать документу, все волонтеры, которые внесены в Реестр (перечень организаций, которые собирают средства на нужды АТО, их помощь не облагается налогом), больше не имеют права действовать самостоятельно.

Также Минобороны по своему усмотрению собирается расходовать собранные пожертвования. Это больше всего возмущает волонтеров. Коррупция, нецелевое и несвоевременное использование средств — всем этим отличилось военное ведомство страны. Как поступят волонтеры?

Звоню Виталию Дейнеге — координатору проекта «Вернись живым».

— Слышали?

— Конечно.

— Что думаете?

— Желаю удачи Минобороны. Мы не будем этого делать, как и большинство волонтерских организаций.

Еду на встречу, чтобы подробнее узнать, почему они собираются саботировать постановление правительства.

Доверие как капитал

 — Я могу гарантированно спасать 300–400 солдат в год, это минимум. Если я прекращу этим заниматься, умрет много людей. Работать на Минобороны мне неинтересно, — вот такая мотивация у волонтера Виталия Дейнеги. Он сидит на полу своей квартиры, я — напротив на единственном в доме стуле. В новострое намечался ремонт, но началась война и приоритеты сместились. Теперь вместо стройматериалов он покупает тепловизоры и спит на полу на надувном матрасе.

За год работы проект «Вернись живым», который организовал и возглавляет Дейнега, собрал на нужды армии 60 млн грн. Для сравнения, в результате акции Минобороны по сбору средств с помощью СМС на номер 565 на счета ведомства поступило почти вдвое меньше — 38 млн грн. При этом мероприятие сопровождалось массированной рекламной кампанией по всей стране. Минимальный разовый платеж — 5 грн. У волонтерской организации «Вернись живым» — 700 грн. Однажды в офис в целлофановом пакете принесли увесистую пачку стодолларовых купюр. Посчитали — там оказалось 50 тысяч. Передали анонимно. Вот почему, когда Виталий говорит, что правительство в очередной раз приняло бессмысленное решение, которое никто не будет выполнять, я ему верю. А еще ему верит тот аноним, который передал целое состояние.

Это подтверждают и замеры общественного мнения. По данным опроса Международного центра перспективных исследований, на начало 2015 года доверие преобладало над недоверием только
к одной государственной институции — армии (3,1 балла по 5-балльной шкале) и к трем негосударственным: волонтерским движениям (3,4 балла), церкви (3,3 балла) и общественным организациям (3 балла). За период с конца 2014 года по март 2015-го существенно снизился уровень доверия ко всем государственным институтам.

По результатам другого соцопроса, от Киевского международного института социологии, абсолютное, 10-балльное, доверие к волонтерам испытывает почти четверть украинских граждан. По некоторым областям этот показатель доходит до 50%. В волонтерском движении участвовал в той или иной форме каждый второй гражданин страны.

Вне закона

В случае благотворительности доверие — это не абстрактное понятие, а совершенно конкретное, которое можно измерять объемом пожертвований. Доверие строится на отчетности. Это предписывает и закон Украины, одна из статей которого гласит, что «благотворитель или уполномоченные им лица имеют право осуществлять контроль за целевым использованием благотворительного пожертвования». Когда правительство распорядилось передавать все волонтерские сборы в Минобороны, оно, очевидно, имело в виду, что военное ведомство будет тратить деньги прозрачно и понятно, а главное — по назначению.

Простой пример «прозрачности». Министерство обороны до сих пор не отчиталось перед гражданами, как были потрачены 38 млн грн, собранные посредством упомянутой СМС-акции на номер 565. Я пыталась это выяснить у советника замминистра обороны Натальи Воронковой. Она ответила, что средства освоены, но как именно — государственная тайна. И лишь отметила, что, на ее взгляд, деньги можно было бы потратить более эффективно. Аналогичный запрос месяцем ранее направил Украинский форум благотворителей.

«Мы получили формальный ответ, что все средства были направлены на закупку имущества и обмундирования для военно-служащих, и нам неизвестно об обнародовании (публикации на официальном сайте) соответствующих отчетов, — рассказала координатор адвокатских компаний Украинского форума благотворителей Лариса Жигун. — Министерство обороны не вправе запретить благотворителям проверить, на какие цели были потрачены их средства, ни о какой государственной тайне и речи быть не может».

Говоря о «более эффективном» использовании средств, Наталья Воронкова имела в виду закупку обмундирования для расформированной части. Или вот еще одна история. Минобороны закупило партию винтовок марки Barrett, а к ним неподходящие патроны. Должны были быть бронебойные для уничтожения техники, а в наличии оказались 15-сантиметровые — для уничтожения живой силы. Не вдаваясь в технические тонкости, скажу: это все равно что из пушки стрелять по воробьям.

Главный козырь волонтеров — то, что они реагируют быстро и адресно. Собрали $3 тысячи — купили тепловизор — передали конкретному бойцу. Здесь фото, в подшивке — акт о передаче с подписью и печатью боевой части. Деньги приходят оперативно. Недельный оборот крупной волонтерской организации — 1 млн грн. Но козырь волонтеров — это и их уязвимое место. Оружие, патроны, тепловизоры они покупают незаконно, и каждый из них ходит под конкретной статьей УК. Единственное, что их защищает, — это общественная безоговорочная поддержка.

— За производство патронов и распространение их всем участникам процесса грозит тюрьма. Волонтеры — это посредники между подпольщиками и нашей армией. Но благодаря этому нам удается сдерживать линию фронта, — делится Виталий Дейнега.

— Но это же ненормально…

— Война — это тоже ненормально.

Спроси у волонтера

 Безусловно, существует проблема недобросовестного использования средств некоторыми благотворителями. Пару месяцев назад мы с директором Украинского форума благотворителей Анной Гулевской-Черныш обсуждали несколько законодательных инициатив в сфере благотворительности. 

— Нигде в мире в обязанности волонтеров не входит сбор средств. Этим занимаются благотворительные фонды. Это та институция, которая аккумулирует денежные потоки и направляет нуждающимся. У нас произошел такой перекос по объективным причинам. Личные банковские карточки неравнодушных граждан стали единственным инструментом по быстрому сбору средств для пострадавших во время Революции достоинства, военных действий на востоке, переселенцев. Это быстро и удобно.

— Но и небезопасно. Ведь невозможно контролировать эти денежные потоки, я не говорю уже об отчетности…

— Да. Поэтому нам нужно решить, хотим ли мы, чтобы и дальше волонтеры собирали деньги на свои карточки, или все-таки должны переходить в цивилизованное поле. Я — за второе.

Первое, с чего следовало бы начать этот процесс, — сесть за стол переговоров с теми, кто закрывает большие бреши в материальном и медицинском обеспечении армии — волонтерами, а не загонять весь «военный фандрайзинг» под управление Минобороны.

Кроме того, в действующем законодательстве отсутствуют прямые нормы, предусматривающие ответственность за нецелевое использование средств, поэтому есть злоупотребления. Ликвидировать лжеволонтеров не составит труда после нескольких разоблачительных акций с неминуемым наказанием. Список крупных волонтерских организаций, которые реально помогают армии, не так велик — до десятка по всей стране. Они известны, их деятельность понятна, а финансовые счета можно легко проверить. Правда, все это возможно при условии, что госчиновники ставят перед собой задачу обезопасить денежные потоки благотворителей, а не сесть на них.

Юрий Бирюков, советник президента Украины, помощник министра обороны Украины, волонтер:

— Это я советовал всем волонтерам не обращать внимания на творчество Кабинета министров. Не понимаю, чем руководствуется правительство, принимая подобные постановления. Я, как
и прежде, буду собирать на свою личную платежную карту средства и распоряжаться ими по собственному усмотрению. Скажу, что Министерство обороны не имеет к постановлению никакого отношения.