Текст: Анастасия Рафал

«Армяне предали Майдан. Рабы», — эмоционально отреагировала российская блогосфера на сворачивание #ElectricYerevan. Власть и протестующие договорились: движение «Нет грабежу» разработает свои предложения и будет контролировать аудит. И если тарифы на электроэнергию окажутся необоснованными, их не станут повышать. Правда, к моменту сдачи номера в печать на площади осталось около 2-3 тысяч протестующих, но протест явно идет на спад, и уже понятно, что к каким-то кардинальным политическим, и тем более геополитическим переменам он, по крайней мере на этом этапе, не привел.

Почему Армения не пошла по пути Украины, или Пять вопросов об #ElectricYerevan

1. Из-за чего стоял Майдан, или «Золотой лаваш» Бибина

Молва приписывает Евгению Бибину, из-за которого и разгорелся весь сыр-бор, невероятную тягу к роскоши. Говорят, он жил на зарплату в $60 тысяч в месяц, выписывал себе премии по пять раз в год. А руководимая им компания «Электрические сети Армении» арендовала для своих сотрудников машины по цене самолетов и снимала квартиры по расценкам, в 20 раз превышающим рыночные.

Поэтому когда 17 июня армянам в очередной раз объявили о повышении тарифа на электричество (третий раз за последние три года), их ангельскому терпению пришел конец.

— Стоимость электроэнергии в Армении — одна из самых высоких на постсоветском пространстве (1,5–1,9 грн за кВт. — «Репортер»), а средняя зарплата — $250. Почему я должен оплачивать неэффективный менеджмент? — возмущается вышедший на площадь Сергей Чаманян. — Как монополист может быть убыточным? Это вообще смешно! 

— Конечно, там было свинство при попустительстве государства. Но все эти вещи на рестораны, машины, поездки — они не включены в тариф, — уверяет мой собеседник в администрации президента Армении. — Электроэнергия — импортный товар: газ импортный, мазут импортный, уран импортный. 
50 президентов поменяй — это импортный товар! Поэтому, когда просел курс нашей нацвалюты, соответственно подорожала и электроэнергия.

2. Есть ли в протестах антироссийский и прозападный смысл?

Российские политики, обжегшиеся на Майдане, с ходу забили в набат. Причем сразу взяли самую высокую ноту.

«Армения близка к государственному перевороту с применением огнестрельного оружия», — заявил член комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов. «У демонстрантов есть много флагов ЕС, есть даже черно-красные флаги „Правого сектора“. Наверняка среди них много боевиков из Украины», — подхватил российский политолог Сергей Марков.

В Украине, напротив, обрадовались: еще одна страна решила порвать «духовные скрепы» с Россией. Тем более что события в Ереване действительно напоминали первую фазу Майдана: мирный протест молодежи, отсутствие явного лидера, силовой разгон, и уже вместо сотен людей на улицы выходят тысячи. Тем более что в толпе мелькали плакаты: «Мы хозяева в своей стране» и «Сержик, уходи».

Однако в целом повестка дня осталась аполитичной. «Никаких параллелей с Майданом нет!» — написал у себя на страничке в фейсбуке Сергей Чаманян.

«У нас изначально, в отличие от вас, не было политических требований. Мы просто не хотим повышения тарифов», — настаивает он.

Отчасти такое отношение объясняется тем, что к событиям в Украине у армян неоднозначное отношение. Само слово «Майдан» у многих ассоциируется с кровопролитием и началом эпохи больших потрясений. И, естественно, армянские «электрореволюционеры» от такой перспективы хотят откреститься.

Ситуация вышла курьезная: протестующие спорили и с российскими, и с украинскими журналистами, доказывая, что то, что те видят, — вовсе не Майдан.

«Иностранные СМИ — странный предмет. Видят Майдан — а его нет!» — вышли на улицы с плакатами Лена Назарян и Хрипсимэ Григорян. «Это не Майдан — это маршал Баграмян!» — несли в руках растяжку какие-то мужчины. «Да что ж они там, действительно все выжили из ума? Это насчет последнего репортажа про „энергетические протесты“ по Первому каналу. С Андраником Миграняном, вещающим из США о „западном следе“… Вы доиграетесь, товарищи с федеральных каналов. Не пойму, там у вас полнейшие дегенераты сидят или вам Госдеп платит за разжигание антироссийских настроений?» — возмущались в соцсетях армяне.

3. Кто стоит за протестами, или Вездесущая «рука Запада»

Весь 2013 год в Армении шли разговоры о том, что трем крупным оппозиционным фракциям в парламенте надо объединиться и предложить стране новую повестку дня. В феврале 2014 года это даже произошло. Тогда протестную волну оседлал местный олигарх Гагик Царукян: он начал собирать митинги, заявил, что займется политикой, но вскоре смотал удочки, побоявшись проблем с властями. Так на месте оппозиционных движений образовался вакуум. А природа, как известно, не терпит пустоты — ее и восполнили гражданские инициативы самого разного толка. В том числе и радикального, которые ставят своей целью свержение режима. Причем добиваться этого планируют самыми етрадиционными, так сказать, методами. Например, один из лидеров гражданской инициативы «Предпарламент» призывал граждан не платить по кредитам. Дескать, тогда власть не получит ваших денег и сама обвалится. Есть еще «Армянский национальный конгресс» и другие. Именно они и попытались политизировать протест. Но не сказать чтобы это у них эффективно получилось.

— Движущая сила протеста — это молодежь. Оргкомитет «Нет грабежу» сформировался в соцсетях, а попытка политиков использовать митинг в своих целях привела к расколу. В субботу, после того как президент заявил, что на время проведения аудита правительство возьмет на себя расходы по оплате электроэнергии, часть людей решили бороться с режимом до конца и остались на проспекте Баграмяна. Те же, кто стоял у истоков протеста и требовал только отмены повышения тарифов, ушли на площадь Свободы, — рассказывает Сергей Чаманян.

Сейчас площадь Свободы пуста (протестующие договорились с властями и разошлись по домам). Проспект Баграмяна во вторник (когда верстался номер), напротив, был по-прежнему занят.

— Но даже в ночь с понедельника на вторник там собралось от силы 1–2 тысячи человек. Провокаторы, радикалы и некоторые люди, которые уже стали звездами: их показывают по телевизору, и поэтому они не хотят уходить. Но поддержки у них нет. У нас президент, слава богу, оказался умнее вашего: аудит проведет третья сторона, иностранная компания. Наконец, все понимают, что свержение режима — это кровопролитие, а оно никому не нужно, — уверен Чаманян.

Прав ли он, покажут следующие дни. Пока что полиция Армении заявила, что разгонять митинг на Баграмяна не будет. Мол, люди и так расходятся.

4. Могут ли протесты в Армении привести к смене власти?

— Теоретически может быть что угодно, — рассуждает политолог Карен Бекарян. — Но практически я не вижу предпосылок для Майдана. Вот если все это затянется надолго (когда сдавался номер, исход протестов на Баграмяна был еще неизвестен. — «Репортер»), то такая возможность может появиться.

У армян, действительно, хватает поводов для недовольства. Экономическая ситуация в стране оставляет желать лучшего, однако во многом это связано с объективными причинами. Закрытые границы с Азербайджаном и Турцией, что не способствует развитию производства (транспортировать товар из Армении очень дорого); маленький внутренний рынок (всего 3 млн граждан), из-за чего страну обходят стороной крупные торговые сети и производители. А еще отсутствие выходов к морю, неимение своих энергоносителей и полезных ископаемых, наконец, конфликт в Карабахе… Словом, если украинцы могли надеяться на то, что стоит привести к власти более-менее честных политиков — и страна сможет неплохо жить, то у армян таких ожиданий быть не может. Тем более что и вожаков, готовых повести за собой людей, в Ереване пока не видно.

С другой стороны, люди часто руководствуются эмоциями, а не экономическим расчетом, а лидера может родить сам протест.

— Апокалиптических сценариев я пока не вижу. У нас уже были протесты против повышения цен на транспорт, пенсионной реформы, — вспоминает политолог Алик Искандарян. — Словом, протесты — привычная вещь для Армении.

Да и люди во власти настаивают, что Саргсян не будет раскачиваться, как Янукович.

— Мы никому не дадим сюда влезть, — говорит один из армянских политологов. — Ну и, наконец, какой Майдан, когда у нас в любой момент с Азербайджаном может начаться война. Да, протесты могут быть — у нас это любят. Но пытаться совершить переворот, свергать неконституционным путем власть, дестабилизировать обстановку и поставить страну на грань гражданской войны — на это армяне никогда не пойдут из-за наличия постоянной и очень серьезной внешней угрозы.

5. Повернет ли Армения с Востока на Запад?

Однажды Армения уже сделала выбор между ЕС и ЕАЭС: 2 января нынешнего года страна стала членом Евразийского экономического союза. А прямо накануне украинского Майдана, осенью 2013 года, она отказалась от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Нельзя сказать, что это решение все приняли на ура. Бывший глава Центробанка Баграт Асатрян заявил, что теперь Армения не сможет привлекать ресурсы с Запада, как это было во время кризиса 2009 года. Однако в целом «жертв и разрушений не было».

Выбирая между европейскими ценностями и собственной без-опасностью Армения выбрала второе. Россия является единственным на данный момент гарантом безопасности небольшой кавказской страны с очень сложными отношениями с соседями.

— С Азербайджаном мы справимся сами, но у нас под носом Турция, — объясняет Рубен Мурадян, директор по информационным технологиям Panarmenian Media Group, крупнейшего медиахолдинга страны. — Тогда как Европа сказала: извините, это договор об экономике.

С Россией все иначе: в Гюмри стоит российская авиабаза, а это уже не просто бумажка с подписью. Армения является членом Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — аналога НАТО, который создала Россия на постсоветском пространстве.

Кстати, официальная Москва, в отличие от российских экспертов, на рожон не лезет: на днях власти договорились, что, если повышение будет необоснованным — его отменят; что военного Валерия Пермякова, который расстрелял армянскую семью в Гюмри, будут судить в Армении. Наконец, Россия пообещала Еревану льготный кредит на $200 млн для закупки оружия.

С другой стороны, некоторые молодые армяне из принципа отказываются разговаривать на русском языке (даже если просто просишь их дать комментарий). И, конечно, им хотелось бы жить так, как в Европе, а не так, как в России. Но выльется ли это в смену власти и смену геополитического курса? Похоже, что в ближайшее время нет. Пока угроза войны с Азербайджаном сохраняется, Армения от поддержки России не откажется.