Текст: Олег Волошин

ГРЕЦИЯ ВЫБИРАЕТ

Похоже, Евросоюз и МВФ решили прекратить без конца растягивать историю с очевидно неминуемым банкротством Греции. 30 июня Афины должны были выплатить МВФ 1,55 млрд евро по ранее взятым кредитам. Выплата не была осуществлена. Это и есть дефолт. Украину то же самое ждет в конце июля, когда мы не вернем причитающуюся сумму нашим кредиторам.

На практике же уже сейчас банковская система Греции пошла вразнос. Правительство заморозило работу банков после того, как тысячи вкладчиков ринулись снимать наличные деньги. Все это плата не только за годы жизни не по средствам, но и за политику жесткой экономии, которую Евросоюз и МВФ навязали Афинам в 2010 году, когда стало ясно, что государство философов банкрот. Уже пять лет в Греции сокращают госслужащих, повышают налоги и уменьшают пенсии. Бюджет стал чуть более сбалансированным, но экономика свалилась в глубокую рецессию. Покупательная способность греков упала на 40%, потребление товаров и услуг сокращается, предприятия разоряются, и люди оказываются на улице.

ЕС предпочел думать о кредиторах, а не о судьбе должника, хотя многие экономисты обращали внимание на то, что те же Соединенные Штаты из рецессии вытащили не экономией, а, напротив, закачкой денег в экономику. Но, в отличие от США, где за работу денежного печатного станка расплачивается весь мир, спасение экономики Греции ложилось на плечи немецких и других североевропейских налогоплательщиков. А те просто не захотели платить дальше. И дело здесь уже не только в экономике.

В ЕС широко распространилось убеждение, что греки патологически ленивы и хотят иметь примерно такой же уровень пенсий и зарплат, как в ФРГ, но при гораздо более низкой производительности. Действительно, всякий, кто бывал на родине Гомера, знает, что такое послеобеденная сиеста, когда до вечера закрываются многие рестораны и предприятия.

Сейчас кредиторы жестко потребовали от Афин снизить пенсии, отменить налоговые льготы для ряда туристических островов, гостиниц и ресторанов. По сути, это шаг к новым банкротствам. Дефолт и выход из зоны евро позволил бы Греции девальвировать национальную валюту и дать толчок экономическому росту. Хотя на первых порах уровень жизни упал бы еще сильнее.

Логика ЕС проста: если дать еще одну поблажку Греции, списать долг и подкинуть требуемые Афинами 7 млрд евро, то как потом убеждать Испанию, Португалию, Италию и другие проблемные экономики Евросоюза придерживаться строгой финансовой дисциплины? В Испании уже безработица превысила 20%, а социальное недовольство практически гарантирует на осенних выборах успех левым популистам из движения «Подемос». Правящая в Греции крайне левая партия СИРИЗА — почти точная копия этого движения. Но лучше пожертвовать маленькой страной, чем одним из столпов ЕС, который способен потянуть на дно все объединение. Противники слишком жесткого подхода к Афинам апеллируют вообще не к экономическим аргументам: от угрозы превращения бесхозной Греции в клиента Кремля до риска появления сотен тысяч трудовых мигрантов с Пелопоннеса.

Ясно, что Грецию не оставят наедине со всеми ее проблемами. Но также ясно и то, что терпение кредиторов лопнуло и гасить они готовы только самые большие очаги пламени, но уже не весь дом. Греция на годы вперед обречена на бедность. Впрочем, именно такой бедной она и была
 с момента обретения независимости в 1821 году. И только благодаря дешевым деньгам европейских банков в период экономического подъема в ЕС грекам удалось резко повысить уровень своих доходов. Жителям страны, которым в рамках мирового разделения труда тяжело предложить миру что-то, кроме славного прошлого и оливок, нужно очень много работать, чтобы быть успешными.

ЗВЕЗДЫ И РАДУГА

Но гораздо большим ударом по консервативному образу «старой доброй Америки» на этой неделе стало решение Верховного суда США, объявившего однополые браки соответствующими Конституции. Отныне это обязательная норма для всей территории страны. Процесс легализации однополых браков отдельными штатами шел крайне медленно. Сейчас даже в ортодоксальном Техасе либо Луизиане геям или лесбиянкам не могут отказать в праве узаконить их отношения. Американское ЛГБТ-сообщество ликовало несколько дней, устраивая шествия и парады.После трагического расстрела две недели назад расистом в Чарлстоне группы чернокожих прихожан методистской церкви в Южной Каролине решили снять боевой флаг Конфедерации, десятилетиями висевший у здания Ассамблеи штата. Консерваторам пришлось смириться со стиранием еще одного напоминания о рабовладельческом прошлом Юга США. Америка меняется, и афроамериканцы добиваются в ней все больше прав для себя.

Для Барака Обамы, который еще в 2008 году шел на выборы с обещанием уравнять в правах однополые пары с обычными семьями, это стало большой победой. Тем более что ему не пришлось проводить соответствующее решение через парламент. Все решил Верховный суд, пользующийся в Америке непреклонным авторитетом.

Однако Соединенные Штаты не были бы тем, чем они являются, если бы один ответ на большой вопрос не породил десятки новых маленьких вопросов. Верховный суд исходил из того, что Конституция гарантирует равенство всех перед законом и недопущение дискриминации. Но сразу озаботились глубоко верующие люди, считающие содомию большим грехом: как им в новых условиях защитить свое право на убеждения? Например, может ли глубоко верующий католик или мусульманин отказаться в качестве водителя или официанта обслуживать свадьбу геев? Не будет ли в таком случае оснований для подачи против него исков за дискриминацию? Губернаторы-республиканцы в ряде штатов уже заявили, что проведут законы, которые защитят права верующих. Точно так же политики на консервативном Юге стали публично брать под защиту чиновников регистрационных органов, которые один за другим стали заявлять, что скорее уволятся, чем собственноручно выдадут свидетельство о браке однополой паре.

Верховный суд принял решение пятью голосами против четырех. Однако можно не сомневаться, что судьи учитывали общественные настроения. В этом году число американцев, позитивно относящихся
к однополым бракам, перевалило за 65%. В таких условиях некоторые обозреватели считают, что судьи даже помогли консерваторам из Республиканской партии: гомофобия все менее популярна среди молодежи и подрывала доверие к республиканцам не меньше, чем откровенный расизм. Теперь же оппоненты Обамы могут отказаться от соответствующих лозунгов, ссылаясь на то, что они не могут не выполнять решения высшей судебной инстанции. И сосредоточиться вместо этого на критике социально-экономической или внешней политики Обамы и Демократической партии в целом.

Любопытно, что в России, вопреки ожиданиям, относительно сдержанно отреагировали на эту новость. Даже печально известный журналист Дмитрий Киселев, который не так давно предлагал «сжигать сердца геев после смерти», на этот раз заявил, что если люди нетрадиционной сексуальной ориентации хотят узаконить свои отношения, то почему бы не предложить им институт гражданского брака. Такая смена риторики объясняется тем, что у Кремля уже и так слишком много точек противостояния с Западом, чтобы еще и спорить о правах геев. Да и в ЕС, который Москва постоянно старается отдалить от Вашингтона, воинствующую гомофобию России считали признаком едва ли не большего варварства, чем аннексию Крыма.