Текст: Игорь Бурдыга

В четверг, 18 июня, министр внутренних дел Арсен Аваков объявил о раскрытии резонансного убийства журналиста и писателя Олеся Бузины. В тот же день милиция задержала 25-летних националистов Андрея Медведько и Дениса Полищука, которых глава МВД назвал подозреваемыми в убийстве. «Репортер» изучил биографии задержанных и попытался понять, были ли у них мотивы для совершения преступления

Аллах на свободе

Уже после обеда во вторник суд выпустил Дениса Полищука под немалый залог в размере 5 млн грн. Кто именно внес залог, сперва оставалось загадкой, однако позже народный депутат Антон Геращенко заявил, что эту сумму пожертвовал Алексей Тамразов, экс-топ-менеджер принадлежащей государству компании «Укр-газвидобування», которого считают человеком из сферы влияния Дмитрия Фирташа. Пост первого зампредправления «Укргазвидобування» он покинул еще в марте 2014 года и сейчас считается владельцем интернет-издания Insider. Связаться с Тамразовым не удалось, и о причинах, заставивших его внести залог, ничего не известно.

Вышедший из СИЗО Полищук — человек малоизвестный и широкой общественности, и в кругах киевских уличных националистов. Как выяснилось, на выборах 2012 года он баллотировался в Верховную Раду по спискам Украинской национальной ассамблеи. Правда, и УНА, сегодня реформировавшаяся в «Правый сектор», на тот момент была непроходная, и место Полищуку досталось аж 52-е. Такая бесперспективная позиция объясняется тем, что УНА на выборах выполняла явно техническую роль, перетягивая на себя часть националистического электората.

Резюме Полищука, размещенное на одном из сайтов по поиску работы, указывает, что подозреваемый с апреля 2013 года работает руководителем проектов в строительной компании «ФДМ Групп», занимающейся реализацией фасадных панелей. Впрочем, по словам родственников, он уже почти год служил в 54-м отдельном разведбатальоне, где под позывным Аллах командовал разведротой. Денис Полищук имел звание младшего лейтенанта, которое получил во время учебы в Военном институте телекоммуникаций и информатизации КПИ. Защитники Полищука утверждают, что 16 апреля, в день убийства Олеся Бузины, он находился в зоне проведения АТО в секторе «М».

К слову, адвокатом Дениса Полищука в суде выступает Александр Дульский, близкий к «Правому сектору» юрист, уже не первый раз вытаскивающий радикальных националистов из тюрьмы. Брат Александра Дульского, Николай, и сам является лидером таких праворадикальных киевских движений, как «Модный приговор» и «Наждак».

Менсон за белых детей

На момент сдачи номера в печать второй подозреваемый Андрей Медведько все еще находился под арестом. По версии следствия, именно он был непосредственным убийцей Олеся Бузины, выстрелившим в журналиста пять раз.


Александр Медведько, которому вменяют в вину убийство Олеся Бузины, — один из основателей радикальной ультраправой группировки «С14»

Медведько, он же Менсон, — гораздо более известная личность в киевской ультраправой тусовке, чем Полищук. В первую очередь как один из основателей группировки «C14». Это название нередко читалось как «Січ», впрочем, сами участники предпочитали расшифровывать его как Combat 14, где «14» — распространенное в ультраправой субкультуре цифровое обозначение известной «заповеди» американского расиста Дэвида Лейна: «Мы должны защитить само существование нашего народа и будущее для белых детей».

«C14» приобрела известность в 2012–2013 годах благодаря ряду антизастроечных акций, на которых молодые парни в балаклавах смело валили зеленые заборы. Гораздо меньше внимания привлекали нападения, совершаемые этими же парнями на левых и профсоюзных активистов. Впрочем, даже не все участники «C14» тогда понимали, что на самом деле группировка просто является успешным проектом ВО «Свобода» по мобилизации на партийные акции агрессивной ультраправой молодежи из рядов футбольных фанатов. Сам Медведько имел статус помощника народного депутата от «Свободы» Эдуарда Леонова.

Футбол и околофутбол играли большую роль в жизни Менсона. Сам он состоял в фанатской «фирме» «Медоборы», к тому же умудрялся при этом работать в Министерстве по делам молодежи и спорта, под эгидой которого организовал «Кубок молодого футбола». Впрочем, в фанатской среде этот чемпионат был больше известен как «Кубок белых детей» — организаторы активно использовали спортивное мероприятие для антиэмигрантской и расистской пропаганды, в символике чемпионата и афишах всегда находилось место «кельтским крестам» и «черному солнцу».

Во время революции «C14» сыграла важную роль в захвате «Свободой» здания КГГА, где Медведько был одним из комендантов. Деятельность группировки в рамках Самообороны на Майдане не раз критиковалась — фанаты отлавливали «неблагонадежных» и якобы даже устроили в подвалах КГГА «пыточную». Впрочем, по словам очевидцев, непосредственного участия в столкновениях 18–20 февраля «C14» не принимала.

После свержения Януковича и начала столкновений на востоке большая часть фанатов продолжала оставаться в Киеве. В мае 2014-го Медведько попробовал баллотироваться в Киевсовет от «Свободы», но потерпел поражение. Уже летом во время активных боевых действий вместе с другими членами «C14» он вступил в батальон МВД «Киев-2» и отправился на фронт. Из рядов батальона Менсон официально вышел буквально за пару недель до ареста.

Следствие и причины

Судебное заседание показало, что следствие по обвинениям Авакова в адрес Полищука и Медвдедько как минимум плохо подготовлено. Свидетельские показания бывшего владельца машины, в которой якобы перемещались убийцы Бузины, опознавшего Менсона и Аллаха, явно путанны. Еще ряд свидетелей видели Полищука и Медведько недалеко от места преступления, но в балаклавах.

Все эти аргументы, а также характерное для ультраправых движений чувство солидарности стали причиной разгорающейся кампании в поддержку подозреваемых. Примечательно, что на многих неонацистских и просто патриотических пабликах в социальных сетях хотя и продавливается основная идея о невиновности Полищука и Медведько, но нередко звучит мнение и о том, что «убийц Бузины надо не наказывать, а награждать». Подобный тезис выдвинул, в частности, известный своими праворадикальными взглядами народный депутат Игорь Мосийчук.

Зачем убили Бузину, помимо, конечно, мотива ненависти к «главному украинофобу»?

В общении со столичными ультраправыми и, наоборот, представителями субкультурных антифашистов приходится слышать и другую версию, по которой убийство Бузины могло стать своего рода пиар-ходом для потерявшей «уличное» влияние «C14» и ее патронов. За последний год в Киеве появилось множество новых группировок типа «Наждака», «Модного приговора», «Відсічі», а ряд старых организаций получили серьезное военно-политическое прикрытие — УНА-УНСО и «Тризуб» оформи-
лись в политическую партию «Правый сектор» и одноименный добровольческий корпус под покровительством Игоря Коломойского, «Патриот Украины» перерос в целый полк «Азов» под крылом Арсена Авакова, «Братство» Корчинского и батальон «Святая Мария» опекается Олегом Ляшко. «Свобода» же за последний год потеряла политическое влияние и так и не смогла сформировать значимую собственную боевую единицу.


Избиение активистов гей-прайда в Киеве, так же как и убийство Бузины, могло быть своеобразной пиар-акцией с целью повысить узнаваемость конкретных праворадикальных организаций

Уличная активность «C14» в последние месяцы заметно росла. Бойцы группировки были замечены в нападении на марш анархистов 1 мая, но настоящим прорывом для нее стала организация нападения на Киевский гей-прайд. Хотя «Правый сектор» и взял тогда на себя ответственность за столкновения с милицией, но основная мобилизация праворадикалов проходила через принадлежащий «C14» паблик Zero Tolerance. Что примечательно, освобождением задержанных тогда также занимался адвокат Александр Дульский.

Таким образом, «дело Бузины» для «C14» может стать вторым «делом Павличенко» (знаменитый процесс против семьи футбольных фанатов, обвиненных в убийстве столичного судьи). Активное участие «Свободы» в юридической поддержке Павличенко и акциях протеста в ходе судебных разбирательств помогло партии мобилизовать околофутбольный электорат в 2012–2013 годах. Не исключено, что и теперь из процесса по убийству Бузины националисты попытаются сделать шоу. Впрочем, это уже происходит. А обществу параллельно вбрасывается мысль о праве «вооруженных патриотов вершить правосудие».