Увольнение с должности главы Донецкой областной военно-гражданской администрации Александра Кихтенко и назначение на нее Павла Жебривского зафиксировало победу ястребиной политики в руководстве страны по теме взаимодействия с оккупированными территориями. Отказ от выплат на территории ДНР/ЛНР пенсий и зарплат может быть дополнен полной экономической блокадой региона. Обсуждается даже вариант продовольственной блокады, когда на территорию самопровозглашенных республик не смогут попасть ни еда, ни медикаменты. Ускорит ли угроза гуманитарной катастрофы Донбасса его возвращение в лоно Украины или станет фактической ампутацией мятежных регионов, озлобленное население которых будет точить ножи в ожидании «великого похода на Киев»?

Мы выделили самые важные последствия ужесточения пропускного режима

1) Безработица

Многие заводы на оккупированных территориях продолжают работать в производственной связке с предприятиями, расположенными на «континенте».

В первую очередь это шахты, добывающие энергетический и коксующийся уголь. Оба товара востребованы в Украине — в металлургическом производстве, а также производстве тепловой и электрической энергии. Как заявлял бывший глава военно-гражданской администрации Донецкой области Александр Кихтенко, 80% таких предприятий платят налоги в бюджет Украины. Поле для их вынужденного компромисса с властями самопровозглашенных ДНР и ЛНР можно очертить так: предприятия платят налоги в Украине, но обеспечивают работой и зарплатой людей, проживающих на неподконтрольной территории. Что снижает нагрузку по их обеспечению властями ДНР/ЛНР и необходимость внешней финансовой подпитки со стороны России.

Полная экономическая блокада означает остановку заводов, потерю работы десятками и сотнями тысяч людей. Территории станут не только в политическом, но и в экономическом смысле на 100% зависимы от России. То есть Украина здесь закончится. Это помимо чисто гуманистического фактора.

2) Экономический коллапс

Прерванный поток в виде грузов из зоны АТО ударит и по экономике Украины. По оценкам инвесткомпании Dragon Capital, предприятия на территориях ДНР/ЛНР давали 10% украинского ВВП. Сейчас сложно сказать, какими будут прямые потери украинского бюджета от остановки нерегулярно работающих шахт, ТЭС и других предприятий в зоне АТО. Проблема в том, что не меньшими могут быть косвенные потери. Блокирование поставок угля металлурги вынуждены будут компенсировать закупками на внешних рынках. Что приведет к росту себестоимости, а значит — еще большим проблемам с экспортом продукции. В условиях долгового кризиса, в котором пребывает большинство металлургических компаний («Метинвест», Ferrexpo, «Интерпайп»), это может еще больше усложнить переговоры с кредиторами. Самый пессимистический сценарий — череда корпоративных дефолтов на фоне странового дефолта Украины по внешним обязательствам. И экономическая блокада территорий Донбасса может сыграть здесь роль спускового крючка. Не менее важный вопрос — инфраструктурный. Так, например, мариупольские заводы привязаны к поставкам электроэнергии со Старобешевской ТЭС, находящейся на оккупированной территории. Переориентация на другие источники энергоснабжения, энергетическая автономизация Мариуполя — это дополнительные инвестиционные затраты без внятных источников финансирования.

3) Голод и безденежье

На сегодняшний день в списках компаний, имеющих разрешение от СБУ на провоз грузов на оккупированную территорию, не значится ни одной продовольственной. Украинские продукты поступают в ДНР/ЛНР по неофициальным каналам: за определенную плату (порядка 10% от стоимости груза) фуры пропускают через украинские блокпосты. Продовольствие в оккупированных районах стоит в полтора-два раза дороже, чем на остальной территории Украины. Компании, заинтересованные в таких поставках, ищут коррупционные бреши на линии разграничения, договариваясь о разрешении на въезд. Закон, вводящий полную блокаду, полностью этот бизнес не остановит, но взятки еще более возрастут, а доставка грузов станет еще более проблематичной. Но, что куда важнее, такой закон спровоцирует острый дефицит продуктов в ДНР/ЛНР. Если до сих пор можно было говорить о критическом сокращении ассортимента товаров, то после введения блокады речь может идти об их физической нехватке и, как следствие, голоде. Продовольственная блокада, на которой настаивает, в частности, лидер фракции БПП в парламенте Юрий Луценко, должна на пальцах объяснить, каково это — жить на оккупированных территориях. Впрочем, эффект от этих мер не очевиден: многие люди в ДНР/ЛНР уже сейчас винят во всех своих бедах скорее Киев, чем сепаратистов, а если будет установлена полная блокада, такие настроения только усилятся.

Даже те продукты, которые все-таки будут попадать в самопровозглашенные республики, не за что будет купить. Так называемый пенсионный туризм, когда граждане выезжают на территорию Украины за пенсиями, может сойти на нет, если «правило Москаля» распространится на всю линию соприкосновения. Губернатор Луганской области Геннадий Москаль выступает за полную транспортную блокаду, когда проход через линию разграничения будет дозволен лишь пешеходам и автомобилям международных гуманитарных миссий. Аналогичной будет и ситуация с зарплатой. Поскольку на территории ДНР/ЛНР не работают украинские банки, специальные доверенные люди выезжают с зарплатными карточками сотрудников на «материковую Украину», где снимают гривну. Теперь это можно будет сделать только в России и только в рублях. Укрепление позиций рубля как расчетной единицы в ДНР/ЛНР еще больше отторгнет эти территории от Украины.

4) Передел собственности

Полная блокада снимет последние препятствия к отъему собственности на неподконтрольных территориях у тех владельцев, которые по-прежнему верны Украине и платят ей налоги. Даже если такое предприятие не закроется из-за отсутствия сырья и рынков сбыта, оно точно перейдет под контроль к новым, лояльным к ДНР/ЛНР, структурам. Тем более что рынок сбыта будет в таком случае только либо внутренний, либо российский (или через Россию), что снимает необходимость соблюдать какие-то формальности по учету производственно-хозяйственной деятельности в соответствии с украинским законодательством. Украинские собственники таким образом потеряют имущество на сотни миллионов долларов, что усугубит и без того глубокий инвестиционный кризис в стране.

5) Новые штыки для сепаратистов

Безработица и критическое ухудшение жизни станут поводом взять в руки оружие даже для тех, кто пытался этого избежать. Единственным способом выжить в условиях ужесточения блокады станет служба у террористов. По оценке экс-губернатора Донецкой области Сергея Таруты, потенциал роста «армии ДНР» в случае полной экономической блокады Донбасса составит 300–400 тысяч человек. Такое мощное ружье не сможет долго висеть на стене и обязательно выстрелит в Украину большой войной. Впрочем, даже если войны не будет, территории ДНР/ЛНР рано или поздно будут включены в экономическое пространство России. Москва, убедившись, что реинтеграция этих районов в Украину с «особым статусом» невозможна, может сделать ставку на создание из них витрины «русского мира», обеспечив там уровень жизни выше, чем в Украине. Что, соответственно, будет стимулировать пойти тем же путем и другие регионы страны. О неподконтрольной части Донбасса не получится забыть и не получится отгородиться от него блокадой и блокпостами. Он даст о себе знать. Всей Украине. Поэтому лучше думать, как с ним жить, прямо сейчас, вырабатывая компромиссные решения.