Битый и быстрый

Попав в ДТП, вместо ноги пареньвыбрал протез
и хочет представить Украину на паралимпиаде
Журнал «Вести. Репортер» и газета «Вести» продолжает проект «Преодоление». Это удивительные истории обычных людей, которые не сдаются под давлением обстоятельств: истории беженцев, которые, потеряв все у себя дома, сумели начать с нуля свою жизнь и добились успехов, бойцов, которые вернулись
с войны и нашли себя в мирной жизни, людей, преодолевших тяжелую зависимость, болезнь или инвалидность, тех, кто потерял работу, но не опустил руки и нашел новый источник доходов или начал свое дело. Они доказали:
кем бы ты ни был, где бы ты ни оказался, всегда есть шанс изменить жизнь
к лучшему.
Расскажи свою историю — вдохнови других! Пишите нам по адресу: preodolenie@vesti.ua
Алена Медведева
Специальный корреспондент проекта
31 мая, велогонка в честь Дня Киева. Группа велосипедистов нестройным косяком рассекает теплый воздух столичных улиц. Среди них привлекает внимание парень с одной ногой. Зрители вглядываются в спортсмена, не веря своим глазам, но ниже колена у него действительно ничего нет. Зато он проворачивает одну педаль с напором большим, чем все остальные — две, ведь это его единственный шанс ехать с ними на равных. Нет, он пришел не первым, но и позади себя оставил многих здоровых соперников, удостоившись тысяч изумленных взглядов на своем пути
Официально Алексей Бондаренко — инвалид без одной ноги. А в реальной жизни — спортсмен, чей график жестко расписан по минутам. На просьбу о встрече парень усмехается:
— Я тут как раз немного травмировался, нужно пару дней отдохнуть, так что можно и встретиться.

Из босяков — в боксеры

Пунктуальный Алексей встречает нас в четко оговоренное время на входе в городской парк в его родном Днепропетровске. Невысокий, но со стальными мышцами на руках и здоровой ноге. Под кепкой — короткий ежик волос, на носу — следы былых переломов в боях. Это сейчас он показывает чудеса на стальном коне, а до этого Бондаренко отдал 17 лет боксу.
— Я всегда был маленький ростом, мать даже в детском саду оставила меня на год дольше, чтоб я хоть немного подрос и не дышал всем в пуп, — сленговые словечки в речи Алексея удивительным образом перемежаются с правильно построенными фразами. — Меня все всегда пытались обижать. Я же мало того что маленький был, так еще и пухленький, волосы кучерями вились. Но я всегда всем давал отпор — дрался, щипался, кусался. В школе стал ходить с синяками — чуть ли не каждую перемену дрался. Просто дам в бубен, а сопернику обидно, что такой малой его отделал, он и давай снова нападать. Молодежь, среди которой рос, она вся босяцкая, богатых не было. Ко мне все лезут, за что люлей выхватывают, а их родители меня сразу за руку — и не домой, а в милицию. В общем, надоело это мне.
В 12 лет Леша решил заниматься боксом. Правда, с этим возникли сложности: паренек рос без отца, а матери, которая и так переживала из-за бесконечных конфликтов сына, только бокса в его жизни и не хватало. Уговоры были долгими, но мать в конце концов сдалась.
— Через три месяца, после того как поступил в клуб, — объясняет Бондаренко, — я выступил на чемпионате области и выиграл его, побив двух сильных боксеров. И все мои уличные бои резко прекратились после того областного чемпионата. Парни, которые меня пытались задирать, после этого стали подходить и жать руку: «Молодец». Зауважали!
После школы он закончил институт физкультуры и спорта. И хотя, с обывательской точки зрения, бокс скорее забирал у него доход, чем приносил, другую работу парень называет не иначе как подработкой.
— В службе безопасности я подрабатывал, чтоб обеспечить себе благоприятную спортивную жизнь — экипировка хорошая стоит дорого, а еще нужно качественное питание. В боксе я получал какие-то деньги, но их не хватало.
Однако Бондаренко работал на перспективу. Старался добиться высоких результатов: выигрывал разного рода чемпионаты и представлял Украину на международных турнирах, занимая призовые места.
— Я хотел, чтобы любимая профессия приносила высокий доход для моей семьи. Хотел, чтобы меня пригласили в какой-то коммерческий клуб, где я мог бы хорошо зарабатывать. На горизонте маячила цифра в 20 тысяч грн в месяц и, уверен, я уже дошел бы до этого уровня. Если бы не та травма.
Фотография: из личных архивов А. Бондаренко
До получения травмы Бондаренко завоевывал для Украины призовые места на международных боксерских турнирах

Перелом на изгибе

Четыре года назад два Лехи и Олег махнули на несколько деньков в Крым, в палаточный городок в районе Фороса. Дорогу назад, до поезда в Симферополе, решили преодолеть на велосипедах. Изгиб серпантина на въезде в Ялту навсегда повернул жизненный путь Бондаренко в другое русло.
— Таксист непорядочный попался, — Алексей пожимает плечами. —
Не пропустил меня, хотя я шел по главной. На месте аварии я потерял четыре литра крови.
— Помню, кровь у него хлещет, люди разные набежали, — вспоминая события под Ялтой, Олег нервничает заметно больше, чем Алексей. — А у меня шок — меня трусило, и такое ощущение было, что это не Леха, не мы, а все с кем-то другим происходило, оцепенение такое. Хорошо, что были в Крыму еще знакомые, к которым мы ездили, они прибыли и помогли. Естественно, я не поехал домой, а отпросился на работе и поехал с Лешей в ту больницу в Ялте. После ДТП я очень боялся за его состояние, и моральное, и физическое.
В больнице спортсмену прооперировали перебитую на ноге артерию, но из-за огромной кровопотери он четыре дня провел в коме. 29-летнего парня дважды выводили из состояния клинической смерти. И если бы не тренированный организм, то третий «поход на тот свет» стал бы окончательным.
— Врачи потом смеялись — я несколько раз приходил в себя, хотя этого не помню. И первое, что спросил: «Где мой велосипед?» — смеется Леша. Затем оправдывается:
— Потому что я всегда свои велосипеды сам разбирал, все перебирал, очень их люблю с детства, знаю каждый болтик. И мне мой велосипед дорого обошелся, я вкладывал в него много души и средств. А придя в себя во второй раз, я вообще буйствовал: «Мне надо идти на работу!» У меня коллектив веселый был, я туда ходил как на праздник. Но после этой травмы подработки пришлось вообще оставить.
Когда Алексей пришел в нормальное состояние ума и памяти, быстро понял, что с боксом ему придется попрощаться навсегда.
— Перелом пришелся на изгиб, где идет активное крово-снабжение, к тому же врачи не собрали мне ногу, когда меня только привезли, и упустили момент, — объясняет он. — Приглашали одного профессора, который посмотрел на мою ногу и говорит: «Леха, у нее есть два исхода. Ты можешь ее лечить и притом влить в себя еще очень много разной химии, но посадишь свое здоровье, а нормально функционировать она уже не будет. А можешь дать ее на ампутацию, поставить протез и на том успокоиться».
Это был бы очень тяжелый выбор для любого активного парня: остаться с ногой и ходить с палочкой или — с протезом, но в спорте.
— Он все воспринимал без паники, — объясняет Олег. — Что случилось, то случилось. В больнице были постоянные прикидки: если нога останется больной, что можно, что нет, какие виды паралимпийские можно будет попробовать. А если отнять ее — что можно будет ему делать с протезом. И Леха сказал сам: «Все, режьте!»
За 10 дней, проведенных в больнице после операции, Алексей пришел к тому, что сможет найти себя в паравелоспорте. И с этой мыслью, на костылях, пришел в Федерацию велоспорта на следующий же день после выписки из больницы.
Фотографии: Яна Семитоцкая; Oleg Samoilenko/Race Horizon Park 2015
На велогонке в честь Дня Киева Алексей Бондаренко оставил позади себя уйму соперников

Возвращение к первой любви

Велоспорт парень выбрал не случайно. Это его первая любовь. Любил велосипеды и катался на них Бондаренко всю жизнь. Но теперь из категории любителей он должен был перейти в профессионалы. А для этого ему нужны были надежный протез и очень хороший велосипед. Вопрос покупки и того и другого упирался в деньги. После травмы основным доходом Алексея стала его пенсия по инвалидности — 1 050 грн. Живет он с мамой, которую недавно сократили с работы, но как ветерану труда выплачивают на 50 грн больше, чем сыну.
— Ну, на хлеб и воду хватает, еле выживаем, — смущается Алексей.
— А брат не помогает?
— Он работает, но зарплата маленькая, ему б самому кто помог.
Изначально Бондаренко сделали социальный протез за те деньги, которые государство выделает на протезирование.
— Но он был очень неудобный, я мог с ним только ходить по квартире, максимум — выйти во двор, — признается Алексей. — А мне нужен был легкий и функциональный, такой, чтоб свободно передвигаться на велосипеде.
Найти такой, если есть деньги, не проблема. Представительство одного из лучших мировых производителей есть даже в Днепропетровске, но там запросили за протез 12,5 тысячи евро.
— Я не имел таких средств и начал искать дешевле, — рассказывает Алексей. — И нашел номер телефона человека, который в частном порядке сооружает протезы из заводских комплектующих. Он сделал мне за $5 тысяч. Помогли собрать эти деньги друзья. Правда, мне надо постоянно менять гильзы, в которых крепится культя: они очень быстро усыхают из-за того, что я занимаюсь спортом. Стоит такая замена порядка $700!
Но за замену гильз велосипедист не платит. Понимая, что такая роскошь ему не по карману, он снова нашел, как выкрутиться из ситуации.
— Есть знакомые заводские работники, им нужно совершенствовать навыки в протезировании. Вот они и используют меня как подопытного. Да, есть определенный риск, но для меня это выход.
Похожая история получилась и с велосипедом.
— Когда я пришел в Федерацию велосипедного спорта, меня осмотрели и приняли. А вскоре нас повезли на Кубок мира, хотя я почти не готовился, только выкатывал необходимые объемы. Когда уже ехал на сборы, купил велосипед высокого уровня, например на таких ездят профессионалы на «Тур де Франс». Товарищ мне привез на выбор два бывших в употреблении. Новый стоит от $10,5 тысячи, а мне отдали в идеальном состоянии всего за $3 300. И конечно, сам бы я его тоже не купил — это друзьям за все спасибо.
— Откуда у вас столько знакомых и друзей, которые вам помогают?
— В свое время я много кому помогал, хотя денег особо не зарабатывал, но чем мог — делами, мелкими суммами. И все мои друзья из спорта, они хорошо понимают, что к чему, собирают буквально с миру по нитке. Не имей сто рублей, а имей сто друзей — это обо мне.

Фотография: Юрий Стефаняк/fb.com/juryj.stefanyak
В 2016 году спортсмен будет представлять страну на Паралимпиаде в Рио-де-Жанейро

На педалях — до семи часов в сутки!

Получив необходимый «набор», Бондаренко поставил себе большую цель — представить Украину на Паралимпиаде, которая пройдет в 2016 году в Рио-де-Жанейро. И стал нарабатывать результаты.
— В прошлом году я стал вторым в гонке по Днепропетровской области, — говорит Алексей. — Но тогда я ездил с ногой и протезом, а в этом году на сборах были серьезные травмы колена, на которое надеваю протез. Из-за высокой нагрузки сильно воспалился сустав, и я начал ездить без протеза, с одной ногой.
— А как у вас это получается?
— В велоспорте ноги защелкиваются с педалью контактной обувью. И я, как и всякий велосипедист, не только толкаю педаль вперед, но и вытягиваю по кругу. Тогда идет максимально продуктивная работа. Раньше одной ногой получалось слабенько. Устаешь скорее, двигая лодку одним веслом. Но, с другой стороны, на этом уровне я вырос. И вот так снова стал вторым по области.
Второй по области — звучит, возможно, для кого-то не очень убедительно. Это потому, что в Украине Алексею приходится соревноваться со здоровыми профессионалами, ведь паравелоспорт у нас не развит.
Но на Паралимпиаде наш спортсмен будет среди равных, где есть все шансы показать высокий результат.
Жертвы, которые он кладет на алтарь своей цели, впечатляют. Прежде всего это объем тренировок.
— Три раза в неделю просыпаюсь в пять утра, три — в шесть, один выходной, но я не сплю, а машинально просыпаюсь, — говорит он о своем специальном режиме. — Всю жизнь рано встаю, потому что на пробежку надо выходить, пока нет жары, иначе — вредно для сердца. Делаю зарядку, выгуливаю собаку, готовлю себе питание в дорогу, велосипед подтягиваю, чтоб ничего не посыпалось. Группой мы накатываем объем — от 90 до 140 километров, чаще 90. Это не такая большая дистанция, но для паралимпийца как раз то что нужно.
В среднем дневная тренировка Алексея занимает четыре–пять часов, хотя иногда ребята катаются, скажем, до Запорожья и обратно, а с заездом в город это уже все шесть часов и 200 километров. По возвращении — снова гимнастика, затем душ, обед. После этого у парня есть несколько часов, чтобы заняться бытовыми вопросами. Но вечером — снова на велосипед.
Фотография: Константин Ильянок для «Репортера»
— Обязательно нужно устраивать легкие тренировки на час-полтора, чтоб молочная кислота в мышцах не собиралась. Для лучшего восстановления, — объясняет профи.
Из-за такого ритма у 32-летнего Леши не остается времени практически ни на что.
— Вы бы видели его творческий беспорядок дома, — усмехается Олег. — У него своя комната — такая холостяцкая берлога: кровать, шкаф, компьютер, роликовая дорожка для велотренировок. Вокруг запчасти для велосипеда по кучкам сложены. Чистые вещи где-то в шкаф закинуты, грязные — в стирку. Просто у него слишком большая нагрузка, измученный приезжает, некоторых элементарных вещей делать не успевает. Но вы не думайте, Леха уборку делает регулярно — подметает, полы моет. Просто у него все должно быть под рукой. Еще на стене висит картинка, вокруг вся его медалями обвешана. А все остальное — грамоты, кубки, — это уже у мамы. И меня, и Леху часто упрекают — мол, жениться пора… Но у него своя программа.
— То, что живу с мамой и братом, пока меня устраивает, — поясняет Алексей. — Потому что нет своей семьи. Но мне сейчас так нужно. Отнимать время для семьи я просто не могу, спорт вся моя жизнь! К тому же у меня техника дорогая, за ней нужен ежедневный уход. В команде у спортсменов есть для таких дел механики, но я-то сам себе и механик — чищу, мою, подтягиваю.
С друзьями Алексей встречается разве что дома. Выйти посидеть где-то на нейтральной территории, прогуляться просто нет времени.
— Чтоб вы понимали, мне месяцами некогда даже книжку почитать, — грустно усмехается он. — Люблю фантастику хорошую, Кинга. У меня много книг стоят на очереди, которые хочу прочесть. Например, еще в том году на сборах стал читать «Библию велосипедиста» — очень интересный исследовательский труд.
В прошлом году ему предлагали работу в фитнес-клубах и даже открыть свой.
— И я, конечно, ребят благодарил за такую возможность, но отказался — всегда акцентирую на том, что мечтал достигнуть успехов в спорте сам, а потом уже передавать опыт другим.
И все же даже в такой круговерти Алексей не смог отказать, когда в фитнес-клубе, где он занимается, его попросили помочь в реабилитации ребятам из АТО.
— У двоих бойцов по здоровью после ранений тоже проблемы, помогаю им разработать программы для восстановления. Мы занимались в холодное время года чаще, а сейчас мне сложнее, каждую неделю-две выезжаю на соревнования и плюс свои тренировки, но стараемся подстраиваться друг под друга.

Далеко ли до Рио?

Хотя Бондаренко ради цели выжимает из себя максимум усилий, один вопрос пока так и остается не разрешенным. Пресловутый финансовый. Чтобы его допустили к заездам в Бразилии в следующем году, лицензию на участие необходимо получить уже в этом. — Нужно уже сейчас зарабатывать очки, баллы на мировых соревнованиях, таких как кубки и чемпионаты мира. А я два этапа уже пропустил. Потому что ехать было не за что. Но шансы есть! В этом году осталось еще два этапа и чемпионат мира, на которых Алексей может набрать очки. На момент нашей встречи он и его друзья искали спонсора, который оплатил бы обязательный список расходов на визы, перелет, проживание. — А вы думали о том, что будете делать, если все же не попадете в Рио? — спрашиваю.— Я расстроюсь, — тихо, словно замирая, отвечает он. — Но я об этом стараюсь не думать. В жизни есть черные полосы, белые, и все испытания, которые посылаются человеку, — это проверка на прочность.

P. S. Пока публикация готовилась к печати, Алексею сообщили, что его включат в основной состав команды наших спортсменов и оплатят поездки на необходимые этапы соревнований за счет комитета «Инваспорт». Однако парню изменили класс участия - вместо того, чтобы ехать с одной ногой, как он планировал, ему придется ехать на протезе. Для этого необходима замена гелиевого лайнера и культиприемной гильзы, общей стоимостью в 23 тысячи гривен, а этого комитет не оплатит. Если кто-то желает помочь парню представить страну на кубках и чемпионате мира, просьба написать нам на проект, мы свяжем вас со спортсменом