Александра Павлова

Тучи сгустились над губернатором Донецкой области после большой пресс-конференции Петра Порошенко, который в очередной раз обвинил Кихтенко в провале проекта по возведению фортификационных сооружений. Кабмин тут же внес представление на его увольнение. После чего сам Кихтенко заявил о том, что премьер Арсений Яценюк объявил войну Донецкой облгосадминистрации, и вступил в публичную перепалку с министром внутренних дел Арсеном Аваковым. «Репортер» выяснял, в чем причина конфликта между Кихтенко и правительством и чем именно недоволен президент Порошенко

1. Арсен Аваков едва ли не обвиняет вас в пособничестве контрабандистам. Возможно, у вас были с ним конфликты?

— Прямых не было. Когда он стал министром, меня восстановили в должности советника МВД. Некоторое время я подавал руководству предложения по Крыму и Донбассу. Но затем поспорил с одним из замов Авакова. Сейчас он уже уволен, но тогда пришлось уйти мне. Вскоре институт советников при МВД был ликвидирован. Уже будучи главой Донецкой ОГА, я встречался с Аваковым в Кабинете министров. Предложил ему вместе наводить порядок. Проще говоря, я протянул ему руку… А теперь меня обвиняют в пособничестве контрабандистам.

2. Почему?

— Я против принятия проекта закона о блокаде оккупированных территорий Донбасса. Мы должны думать о людях по обе стороны линии разграничения. Они все граждане Украины. И все между собой связаны. Как можно не отправлять туда лекарства и продукты? Такие действия только озлобляют жителей Донбасса. Люди там уже сообразили, что Россия к себе не заберет, не даст высоких пенсий и зарплат. Нам надо использовать все социально-экономические механизмы, чтобы расположить жителей региона к себе.

3. Вы также высказались в поддержку экономического сотрудничества с ЛНР и ДНР?

— Неправда. Я говорил лишь о том, что, если мы пойдем по пути блокады, остановятся крупнейшие предприятия по всей стране. Вот «Азовмаш», который  мог бы эффективно работать на экономику и оборонку, уже почти не работает… Все это приведет к тому, что люди лишатся рабочих мест, не смогут содержать семьи и выйдут на улицы… Идут сегодня к нам оттуда уголь и металл. Почему это называют финансированием терроризма? Возможно, кому-то хочется понравиться определенной категории избирателей? Офисы компаний, которым принадлежат предприятия и по эту, и по ту сторону, находятся в Украине. И налоги платят в нашу государственную казну. Понятно, руководство этих предприятий как-то договаривается с ЛНР и ДНР. Но я уверен: эти договоренности не касаются закупки оружия, техники и боеприпасов.

4. Сейчас определены 15 компаний, которые имеют право перевозить грузы через линию разграничения. Расскажите, кому они принадлежат? Ахметову, Таруте?..

— Я не хочу называть имен. Список этих компаний определила Государственная фискальная служба Украины. Все переговоры с той стороной ведутся на уровне директоров предприятий. В том числе и коммунальных предприятий области. Все они нуждаются в сырье. Наконец, не стоит забывать о том, что мы подписали минские соглашения. Если мы не будем выполнять эти условия, европейские партнеры этого не одобрят.

5. По вашему мнению, каким образом будут развиваться дальнейшие события в зоне АТО? Сейчас много разговоров о том, что Россия перейдет к масштабному наступлению.

 — Я не думаю, что это возможно. Потому что в таком случае Россия уже не сможет отрицать свое военное присутствие в Украине.

6. Нужно ли соглашаться на условия России? Признать автономию Донбасса?

— Нет. Но если мы не можем завершить войну наступлением, остаются переговоры. Надо трезво оценивать возможности — и свои, и противника. И учитывать, какие жертвы будут среди мирного населения и военных.

7. Что вы предлагаете делать?

Надо вести переговоры. Естественно, привлекая мировое сообщество. Сами мы ничего не добьемся. И уж точно не усугублять ситуацию блокадой территорий.