Текст: Влад Азаров

4 июня вступил в силу закон №1 317 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно защиты информационного телерадиопространства Украины», запрещающий кино- и телепродукцию РФ, не соответствующую целому перечню пунктов. «Репортер» выяснял, насколько телеканалы корректируют свои эфиры

Минус 162

Закон №1 317 президент Петр Порошенко подписал 2 апреля. У украинских каналов было два месяца на корректирование телевизионных сеток и на принятие принципиального решения, чем заменять запрещенные в Украине фильмы. Пропаганда силовых структур страны-агрессора, популяризация насилия, перекручивание исторических фактов и т. д. — все картины, снятые начиная с 1991 года, теперь должны проходить у специальной комиссии проверку по уйме пунктов закона.

Отдельно запрещена вся теле- и кинопродукция, снятая в России с начала 2014 года. Госкино Украины подсчитало, что за прошедший год в РФ вышло в прокат 162 кинопроекта — именно столько пунктов в новом перечне российских фильмов, лишившихся прокатного удостоверения на территории Украины. В основном это сериалы. Среди популярных — например, продолжение «Физрука» и «Ворониных». А также несколько полноформатных кинокартин, вроде «Горько! 2» (фильм уже выходил в прокат в Украине и, согласно данным бокс-офиса, собрал в нем $556 000 — 40-е место рейтинга 2014 года).

Летом части телеканалов вполне можно будет обойтись повторами сериалов, не попадающих под действие закона №1 317, но к осени, то есть к новому телесезону, придется запускать в эфир новые фильмы.

Запад нам поможет

По оценкам экспертов, на долю российских сериалов в эфирах украинских телеканалов приходилось 80–90% (включая копродакшен с украинскими киношниками), а в эфирных сетках крупных каналов вроде «Интера» в сериальном сегменте они занимали почти половину времени. В качестве одного из вариантов быстрой замены продукции РФ чиновники называют покупку телепродукта на американских и европейских рынках.

Если не брать в расчет дорогостоящие сериалы вроде «Подпольной империи» или «Игры престолов», а ориентироваться на средний уровень (соответствующий большинству российского «мыла»), покупать телефильмы в Европе будет даже дешевле. В среднем эпизод российского сериала обходится телеканалам в $30–50 тысяч. Европейский аналог в разы дешевле. В прошлом году телеканалы из-за скачка курса валют едва отбивали рекламой показ каждой из серий российских фильмов. В частности, Александр Богуцкий, генеральный директор ICTV, объясняет, что прибыль телеканала от показа одной серии сейчас находится где-то в пределах $5 тысяч.

Первое «реанимационное» предложение поступило украинским телевизионщикам от поляков. Заместитель председателя Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Григорий Шверк сообщил, что крупнейший польский телеканал Polsat предложил украинским коллегам 31 фильм собственного производства. Как минимум один из сериалов этого канала — бесконечная мыльная опера «Справи Кепських» — украинским телезрителям знаком: его транслировали в Украине в 2000-х. Сотрудники Львовской ОГТРК уже начали переводить первые эпизоды польских телефильмов. Причем в случае Polsat речь, по словам главы Госкомтелерадио Олега Наливайко, идет о символической оплате за трансляцию.

Проблема с польскими, как, впрочем, и остальными сериалами, произведенными в Европе или Америке, лежит в плоскости зрительских предпочтений. Топ-менеджеры отечественных телеканалов признаются, что российские сериалы пользуются куда большей популярностью. Исключения вроде «Альфа» — что-то вроде подтверждения этого правила.

— Европейские сериалы хоть и стоят дешевле, но у них рейтинг откровенно ниже, поэтому их наши телеканалы покупают с меньшим удовольствием. А ведь война в теле- и радиопространстве — это война не за деньги, а за рейтинги. Ни для кого не секрет, что в значительной степени телеканалы живут за счет своих владельцев, а не за счет рынка, — признается Григорий Шверк.

Отложенный спрос

«Нацгвардия», «Последний москаль» — два широко разрекламированных украинских сериала, вышедших в этом году. При всей популярности погоду на отечественном сериальном рынке они не делают — спрос тут гораздо выше.

Профильные чиновники разных рангов, включая министра культуры Вячеслава Кириленко и главу Госкино Филиппа Ильенко, уверяют, что для украинских режиссеров с началом действия закона №1 317 открывается окно возможностей: они могут заполнить освободившуюся нишу. Режиссеры, впрочем, настроены не так оптимистично — говорят, телеканалы их едва ли завалят заказами.

Дело в экономике. Съемки эпизода сериала в Украине обходятся дешевле, чем в России, но все же не намного — $20–30 тысяч. Масштабно вкладываться в процесс производства телеканалы не спешат — ждут как минимум начала роста рынка телерекламы (в 2013 году он составлял 4,9 млрд грн, в 2014-м — уже на миллиард меньше). Плюс снимать только для украинской трансляции невыгодно. Основным иностранным рынком сбыта украинских сериалов была Россия. Сейчас, объясняют продакшен-студии, количество заказов заметно упало.

К новому сезону украинские телеканалы готовят премьеры собственного производства, но включив режим экономии. Например, к осени выйдет в эфир многосерийная мелодрама «Хозяйка», оригинальный мексиканский сценарий которой адаптировала популярная украинская писательница Люко Дашвар. Еще — комедийный сериал «Самая худшая неделя в моей жизни» от известного клипмейкера Семена Горова. Также обещают выпустить продолжение «Последнего москаля».

Совместное украинско-российское производство, позволяющее делить расходы и автоматически получать два рынка сбыта, как признаются киношники, под вопросом. Нет никакой уверенности, что такой картине выдадут прокатное удостоверение. Чиновники также не объясняют, по какому принципу фильмы, в производстве которых приняли участие и Украина, и Россия, будут делить на российские и украинские.

— С моей точки зрения, система идентификации национального продукта на сегодняшний день недостаточно проработана. Сейчас практически любой продукт, в котором задействован украинский актер, режиссер, оператор или еще кто-то, автоматически считается украинским. К примеру, сегодня Иосиф Кобзон, который подписал петицию в поддержку аннексии Крыма, — народный артист Украины, поэтому его участие в любой передаче автоматически делает ее украинской. Так что, я думаю, часть законодательных актов в этой связи, скорее всего, придется менять, корректировать, — объясняет Григорий Шверк.

Тщательный отбор

Госкино Украины провело несколько встреч с киношниками, на которых объяснило новые правила финансирования отечественной продукции. Так, например, предпочтение теперь отдается проектам, уже заручившимся поддержкой дистрибьюторов и телеканалов (это важно как раз в случае сериалов). То есть государство декларирует, что может поддержать кино- и телепродукцию, для которой уже точно отведено место в эфирной сетке. Продакшен-студии телеканалов вполне могут этим воспользоваться.

Такие же встречи проводит и Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания. Впрочем, чиновники этого ведомства признаются, что переговоры и обсуждения проходят без повышенного энтузиазма.

— Нацсовет хотел сделать так, чтобы телеканалы сами для себя приняли решение отказаться от некоторых российских продуктов, без нашего давления — чтобы сработала саморегуляция отрасли. Но в ходе дискуссии с руководителями телеканалов мы поняли, что самой наложить на себя какие-то ограничения отрасль пока не может. Единственное, в чем все-таки был достигнут консенсус, — это в том, что на украинском телепространстве мало отечественного продукта. Государство должно помочь украинским телеканалам в этом — налоговыми льготами, возможно, финансированием, — говорит Григорий Шверк.

Если изучить эфирные сетки популярных телеканалов, то станет ясно, что после 4 июня — даты вступления в силу закона №1 317 — в них едва ли что-то изменилось. Словом, решение каналов: от российских сериалов они отказываться пока не готовы. Только теперь будут тщательней подходить к их отбору.