Текст и фотографии: Андрей Тычина

Светофор при выезде на объездную Любара быстро сменяется с красного на зеленый — все, можно ехать. Сейчас это единственная вынужденная остановка по дороге из Киева на Подолье через Восточную Волынь. Восемь веков назад все было иначе: блокпосты, массированные обстрелы из луков, гул огня, топот лошадиных копыт, грохот щитов и мечей

 


Дорога Из Киева в Хмельницкий есть несколько путей. Один из них как раз проходит через Староконстантинов и Самчики, до которых 260 км — чуть больше трех часов пути. После Житомира обычная двухполоска Н-03, местами узкая, горбатая и извилистая, с разбитыми участками в населенных пунктах. Единственная приличная заправка на этом перегоне — в Любаре. С придорожными кафе тоже напряженка. Улицы Самчиков давно не знали ремонта, особенно на подъезде к дворцу. В Губин лучше ехать в сухую погоду.

Половецкие пляски

«Устремился на них, грады их огню предал и гребли их раскопал… Деревич, Губин, Кобуд, Кудин, Городец, Бужск, Дядьков… захватил всю землю Болоховскую и пожег…» Так Галицко-Волынская летопись описывает месть Даниила Галицкого болоховским князьям за сопротивление его политике объединения Руси и их сотрудничество с его главными врагами — татаро-монголами. С 1241-го по 1255-й были уничтожены все болоховские города, причем большинство из них так и не возродились.

— Много останков находили незахороненных, — вспоминает историк Богдан Пажимский времена своей археологической практики. — Видно было, что после боя. У одного ступни нет, у другого части руки, у третьего челюсти. Ребенок маленький, ножки поджав, лежал в клети. Снаружи ведь шум, крики, пламя. Вот он и спрятался. Да так и погиб. Когда воссоздаешь в голове эти события, жутко становится.

Мы с Богданом едем на машине по мосту через речку Ладыжку при ее впадении в Случь. Перед нами село Губин — то самое, из летописи. Очень живописное, но вымирающее. Выглядит так, будто набег Даниила Галицкого случился лет двадцать назад, не раньше. Большинство домов выкуплены под дачи или заброшены, магазин не работает, а школу открывают только летом, когда в ней базируется археологическая экспедиция Каменец-Подольского университета. Только в эти теплые месяцы село оживает, наполняется загорелыми студентами-археологами, а вслед за ними и редкими туристами. Учась на истфаке, почти 20 лет назад Богдан и сам принимал участие в раскопках, поэтому на городище древних болоховцев ориентируется отлично.


Александр Пажимский Основатель заповедника «Самчики» — заслуженный мастер народного творчества Украины. Происходит из польского рода герба «Ястржембец». Его отец Матвей (Матеуш) был талантливым механиком и элетротехником, но Александр выбрал творческий путь. В 1964 году организовал в родных Самчиках студию народного творчества. В 1974 году открыл первый музей истории села, который позже стал национальным историко-культурным заповедником. Занят научной работой, но иногда проводит экскурсии.

— Здесь у них была цитадель. А вон там, где валы сходятся, — парадный въезд. Видите, какая сложная система насыпных валов, целых четыре линии обороны. В насыпях были клети — хозяйственные помещения, поверху — частокол и деревянные башни, а внутри плотная застройка. Губин считался одним из крупнейших городов Болоховской земли и способен был серьезно обороняться.

Что представляли собой Болоховская земля и ее жители — этот вопрос до сих пор волнует историков. Одни исследователи считают, что ее населяли чистокровные половцы, которые в какой-то момент сменили кочевой образ жизни на оседлый. Другие уверены, что местное население — результат смешения степняков с беглыми или пленными русскими. Третьи полагают, что никакими половцами здесь и не пахло, а болоховцы были всего лишь одним из славянских племен. Наконец, есть мнение, что это и вовсе потомки румын, которые были призваны галицкими князьями для отражения угроз с юго-востока.

Пять веков спустя

Соседнее село Самчики гораздо крупнее и оживленнее Губина, хотя его древнерусская история намного скромнее. Когда-то здесь был небольшой передовой форпост болоховцев. Тогда поселок назывался Замчики. Нынешнее название — наследие польского периода. Как и главная сельская достопримечательность — роскошный дворцово-парковый ансамбль, который еще в прошлом веке прозвали «украинским Версалем». Архитектор, похоже, был большой юморист: по его задумке, при въезде в здешнее имение гостей встречает скульптура улыбающегося льва, а при выезде — грустного.

— Чей это дворец? — спрашиваю я, припарковавшись у входа в парк. Небольшой одноэтажный, но очень изящный белокаменный дом, украшенный причудливыми постройками и китайским павильоном, отлично вписывается в ландшафт.

— Наш с отцом, — серьезно отвечает сопровождающий меня Богдан Пажимский. Но через секунду разражается смехом. — Вы только не пишите прямо так, а то некоторые шуток не понимают.

Впрочем, доля правды в этой шутке все-таки есть. Государственный историко-культурный заповедник «Самчики» — семейное дело и родовая профессия Пажимских. Богдан возглавляет его с тех пор, как от административных дел отошел его отец Александр Пажимский, основатель заповедника. Украинец с польскими корнями, он почти всю жизнь посвятил тому, чтобы прославить свое детище. Пажимский-старший встречает нас в парадном Красном зале дворца, где стоит австрийский рояль J. Fritz & Sohn, чудом сохранившийся еще от дореволюционных хозяев.


Троица в Самчиках (31 мая 2015 года) Во время популярного летнего праздника на территории заповедника ежегодно устраивают народные гуляния. В театрализованных действах участвуют сотрудники заповедника, школьники и учителя местных школ, выступают аматорские коллективы района. Гостей катают на конях и бричках, угощают фирменной ухой.

— Приблизительно в 1790–1795 годах этот дворец построил гайсинский староста Петр Чечель, пригласив известного польского архитектора Якуба Кубицкого и прославленного паркостроителя Дионисия Макклера, — рассказывает Александр Матвеевич, проводя меня по анфиладе залов с отлично сохранившимися интерьерами. — В дворцово-парковом искусстве есть понятие «ах-ах» — точка, откуда вдруг открывается неожиданный перспективный вид. У нас таких точек много. Когда завожу сюда экскурсии, все сразу: «Ох! Ах!» Это оно и есть.

— Ах-ах! — обвожу взглядом небольшую комнату, расписанную яркими цветами, экзотическими птичками, непонятными иероглифами и самураями в кимоно.

— Это наша изюминка — Японская комната. В конце XVIII — начале XIX века в Европе была мода на восточное искусство, так называемый ориент. В Украине это единственная сохранившаяся роспись в таком стиле. Когда во дворце размещалась сельскохозяйственная исследовательская станция, изображения были забелены. Считалось, что это «панские вытребеньки». Мы их отмыли, сфотографировали и послали запрос в Эрмитаж. Они датировали роспись и указали, что в одном из иероглифов читается слово «воробей», но с ошибкой. Это значит, что комнату расписывал европеец, плохо владевший техникой иероглифического письма. Скорее всего, Михаил Врубель, который тогда работал в Киеве. Его фамилия переводится с польского как «воробей».

— Да ладно!

— Ладно-неладно, а многие специально едут к нам посмотреть Японскую комнату Врубеля. Думаете, это все? Готовьтесь к следующему «аху».

Живописцы, окуните ваши кисти

Рядом с парадными воротами усадьбы стоит двухэтажный дом с крышей в виде китайской пагоды. А возле него — огромное яйцо, расписанное фантастическими цветами, лошадьми и жар-птицами. В 2012 году эта работа Александра Пажимского имела большой успех на Параде вышиванок в Киеве.

— Из народных песен я знал, что в наших краях была традиция особым образом разрисовывать печи в домах и ставни на окнах, — раскрывает свой творческий секрет Александр Матвеевич. — Потом стал находить этому большие и маленькие подтверждения. Вовремя краеведческой экспедиции в одном селе смотрю — хата расписана. В другом — сундук расписной. Вот и решил возродить традицию. Сам начал рисовать, дальше односельчане подтянулись.

Народных мастеров-самоучек Пажимский-старший собрал в народную студию «Просвит». Рисуют сами и учат местных жителей.


Самчиковская роспись Вид традиционного народного искусства юго-восточной Волыни, которым славятся Самчики. В его основе лежит крупный растительный орнамент, чаще всего символизирующий Мировое дерево. Рисунки обычно тематические, в них присутствует сюжет. Роспись интерьеров и предметов быта в XX веке переросла в станковую живопись. Работы самчиковских мастеров можно приобрести в галерее при заповеднике (от 200 до 600 грн).

— Главная особенность нашей росписи — крупные элементы, — растолковывает мне азы преподаватель Сергей Касьянов. — Особенно хорошо у детей получается.

Сам Касьянов открыл в себе художественный и преподавательский талант уже в зрелом возрасте. До этого работал дальнобойщиком. Работы своих учеников Сергей аккуратно раскладывает передо мной на парте в чистой и теплой изостудии.

— Вот это ребенок девяти лет нарисовал. У нас работы не орнаментальные, а такие вот сюжетные: горшочек, дерево жизни, птички, кони, казаки. Нетрадиционный подход, поэтому выпускникам трудно найти работу по специальности. В области выставку так и не организовали. Зато в Киеве нас хорошо принимают — и в «Пирогово», и в Центре украинской культуры, сейчас вот в Национальном университете Шевченко выставка планируется.

Чтобы увидеть следующий «ах», приходится лезть следом за Богданом в подвал.

— Тут у нас ледник, единственный сохранившийся в Украине, — Пажинский показывает огромный каменный куб с нишами для продуктов. — В середину вот сюда закладывали лед, и температура держалась целый год до следующей зимы. Такой вот древний холодильник.

— И какая в нем была температура?

— Честно говоря, пока не знаю. Но мы обязательно прочистим эту штуку, загрузим льдом и проверим, как она работает. А еще в этом году мы планируем театрализованные экскурсии в стиле XIX века с чаепитием на веранде. Все будет прямо как на старинных семейных фотографиях. Стол уже заказали, скатерти найдем. Не хватает только действующего самовара на дровах. Такого, знаете, чтобы сапогом раздувать. Но ничего, раздобудем. В мае приезжайте — сами увидите.

Планов у молодого директора столь же много, сколь мало поддержки государства. Выжить в таких условиях помогает упрямость и независимость характера — истинно болоховская черта, которую еще составитель древней летописи отмечал.

Да, я совсем забыл сказать, что спустя всего два года, после того как князь Даниил Галицкий предал местные земли огню и мечу, болоховцы воспряли духом, сами дошли до Галича и усмирили непокорного Даниила. Им, правда, в этом очень татары помогли, ну да ладно, чего уж там.

Рестораны

«Точка»

49°45'19''N, 27°21'30''E

с. Самчики, Староконстантиновское шоссе

Режим работы: 00:00–24:00

Ближайшее к заповеднику кафе расположено на выезде из села. Еда самая простая: борщ, солянка, харчо, котлеты, отбивные, шашлыки. Средний чек: 45 грн

«Случь»

49°45'51.59''N, 27°20'4.43''E

с. Сахновцы, ул. Центральная

Режим работы: 10:00–23:00

Заведение более высокого уровня — чуть ближе к Староконстантинову. Интерьеры в замковом стиле, домашняя украинская кухня. Средний чек: 65 грн