Текст: Светлана Крюкова, Галина Калачова, Алла Шаманская

«Репортер» решил выяснить, какие возможности для обмена валюты предлагает современный валютный рынок. Оказалось, по выгодному курсу валюту готовы купить где угодно, но только не в кассах официальных отделений коммерческих банков

Пенсия и валюта

— Дайте мне жалобную книгу! Я требую жалобную книгу!

— А что у вас случилось? — тихо, стараясь не привлекать еще большего внимания, уточняет одна из менеджеров киевского отделения «Ощадбанка» на Краснозвездном проспекте в Киеве.

— Я простояла в очереди 45 минут. У вас работает только одна касса. Посмотрите на людей в очереди, они там на ладан дышат, толпа пенсионеров. Ваша коллега сказала: так много работы, что вы голов не можете поднять, чтобы это увидеть. Я хочу написать вам о беспорядке в вашем отделении! Куда делся начальник? Вышел? Дайте мне зама! Я хочу жалобную книгу! Как это не знаете, где она? Дайте мне книгу!

В субботний день, который правительство объявило рабочим, в отделении не протолкнуться. Тут житейская суета, накал эмоций. Каждый второй пришел сюда в надежде, что суббота окажется непопулярной для клиентов, и прогадал. Каждый третий хотел снять деньги: пенсия, соцвыплаты, переводные деньги, которые так и не удалось получить накануне в пятницу. Опять же из-за очередей. Люди раздражены, сотрудники — в отчаянии и напряжении. Это отделение в старом районе Киева сложное — в окрестностях живет очень много пожилых и малоимущих. У всех проблемы, о которых тут принято говорить вслух и громко.

У окошка «Обмен валют» контрастная картина — всего один человек. Робкая женщина средних лет сдает $100, чтобы спустя 15 минут оплатить в соседнем окошке коммунальные счета — там ее очередь уже почти подошла.

Я пристраиваюсь за ее спиной, и как только кассир заканчивает операцию и женщина отходит в сторонку, чтобы пересчитать гривны, подхожу и деловито прошу продать мне $100.

— Извините, но долларов нет, — немного волнуясь, отвечает девушка-кассир.

— Извините, но мне нужно $100, и они у вас есть. Женщина в очереди передо мной только что продала их вам. И в теории теперь вы должны продать их мне.

— Я могу продать вам только $5. Других денег нет.

— Однако только что в кассу вам положили $100.

Она разводит руками и смотрит в пустоту, как ребенок, пойманный на горячем.

— Извините, но эти деньги для вон того мужчины за вашей спиной. Он сделал «заказ» на снятие по долларовому депозиту в нашем банке неделю назад. И часть денег мне предстоит отдать ему.

За мной стоит долговязый мужик в кепке и синем пальто, у него в руках листок А4, в котором он сообщает о желании снять часть долларового депозита. Он подходит, протягивает паспорт и заявление. Кассир забирает это добро и скрывается в задних комнатах отделения. Возвращается она через пять минут с тонкой пачкой стодолларовых купюр, добавляет к ней еще одну сотню и вместе с квитанциями и просьбами в них расписаться отдает это долговязому клиенту. Тот снисходительно смеряет меня взглядом, раскланивается и уходит. Я же плетусь за жалобной книгой.

«Таня-валюта»

— А вы покупать или сдавать?

Я оборачиваюсь и вижу перед собой брюнетку в стильном деловом костюме бежевого цвета. Действие происходит в очереди к кассе банка на столичной площади Льва Толстого. Передо мной женщина средних лет спрашивает у кассира, есть ли в кассе доллары. Краем уха слышу традиционное нынче: «Валюты нет».

— Сдавать, — отвечаю я.

— Сколько? — воодушевляется брюнетка.

Я называю сумму, она больше традиционных нескольких сотен долларов. Брюнетка заметно оживляется и тут же предлагает купить по курсу чуть выше банковского. Через пару минут мы обе, довольные, покидаем банк. Я довольна, что не пришлось стоять в очереди. Она же — оттого, что одной сделкой сможет «закрыть» свой рабочий день.

В последние месяцы покупка валюты в украинских банках или около них превратилась в настоящую охоту с элементами шпионажа. Просто прийти в банк и купить доллары или евро по курсу, который Нацбанк предписал выставлять в обменных пунктах (около 16,5 грн за доллар) невозможно, а если кому-то и удалось это сделать, его называют счастливчиком. «Перехват» клиента по пути к кассе — стандартный прием «охотника». Среди валютных спекулянтов есть и такие, кто выжидает у кассы, рассматривая кошельки и купюры стоящих в очередях. Среди любопытствующих встречаются не только менялы, но и обычные люди, которые хотят купить валюту по приемлемому и ненакрученному курсу.

Охота в банках утомительна и занимает много времени. Но зато она менее рискованная. Вероятность того, что в банке вам подложат фальшивые купюры, все-таки ниже, чем, например, при обмене по объявлению, у менял или в уличной обменке. Впрочем, последние от дефицита клиентов тоже не страдают.

В Киеве очень много обменок. На первый взгляд, курс во многих отделениях одинаковый. Немного выше, но все же близкий к банковскому. Особенно много таких в центре.

Однако это только на первый взгляд. Есть обменные пункты с курсом, который сложился на черном рынке. Их гораздо меньше, чем первых. Именно в них можно не только выгодно сдать, но и купить валюту. Как правило, они находятся вблизи от станций метро, выходящих на крупные транспортные развязки: «Петровка», «Лесная», «Лыбидская», «Левобережная». Некоторые из них спрятаны в укромных местах, их так с ходу и не найдешь. А на некоторые, как, например, на станции «Левобережная», натыкаешься прямо при выходе из метро. Возле окошка такой обменки всегда очередь.

Становлюсь в хвост, поглядываю на часы. Впереди четыре человека. Я рискую опоздать на встречу. Однако курс очень «вкусный»: покупка — 18,70 грн/1. Лучшее, что можно было найти в тот день в банках — 16,5 грн/$.

— Вы сдавать или покупать? — слышу я знакомый вопрос.

Ко мне подходит среднего роста женщина в коричневом пуховике. На руках нет перчаток, видно, что руки окоченели от холода.

— Сдавать, — отвечаю я.

— Куплю по 19 грн за доллар. Пойдемте? — строго и категорично говорит женщина и приподнимает к груди свою сумку из плащевки.

Мы отходим на несколько метров от очереди. Женщина порывается открыть сумку, но останавливается на полпути.

— Пойдемте в «Киевстар», — говорит она. Вокруг очень много людей.

В нескольких шагах от нас находится отделение «Киевстара». Пока мы идем, женщина болтает без умолку. Она говорит, что менять валюту на улице очень опасно. Буквально на днях тут была стрельба. Вооруженный вор выхватил у менялы сумку с деньгами.

— Я как услышала выстрел — сразу бежать, — вспоминает моя собеседница.

Настал момент обмена. У женщины движения быстрые и четкие, отработанные. Я достаю валюту, она открывает сумку и максимально быстро отсчитывает мне нужную сумму в гривнах купюрами по 200 грн. Теперь-то ясно, почему она так часто прижимает сумку к груди и цепко за нее держится — та набита деньгами. Внутри замечаю скрепленные разноцветными резинками толстые пачки купюр по 500
и 100 грн. Пачка по 200 грн — самая пухлая.

У моей собеседницы звонит телефон.

— Да, здравствуйте. Еще на месте, но могу скоро уехать в офис отвозить деньги. Я уже сегодня два раза ездила. Да и рабочий день подходит к концу. Да, пока есть. Предупредите меня за полчаса до вашего приезда, — дает она указания и быстро заканчивает разговор.

Я с любопытством наблюдаю, что будет дальше.

— У меня есть постоянные клиенты, — отвечает женщина на мой вопросительный взгляд. — Сейчас очень много кидал, фальшивомонетчиков. Будьте осторожны. Вы часто сдаете валюту? Запишите мой номер телефона. Пусть я буду у вас «Таня-валюта».

Записываю. Если вдруг деньги окажутся рисованными, у меня будет хоть какая-то надежда найти автора. Затем Татьяна вручает мне гривны и быстро застегивает сумку. Вся операция заняла максимум пять минут. Мы выходим из отделения оператора мобильной связи и через несколько шагов я теряю Татьяну из виду.

Банкир в блестящих ботинках

Однажды экс-депутат Киевсовета Алексей Давиденко на своей странице в фейсбуке дал дельный совет своим друзьям и подписчикам, подсказав, где можно найти предложения частных лиц и банков по выгодному курсу. На сайте Finance.ua в разделе «Валюта» объявлений масса, на любой вкус и кошелек: «Куплю доллары, Юрий, приеду по месту, пр. Победы», «Куплю от $3 тысяч, по городу, Андрей».

По одному из номеров отозвался приятный мужской голос, который подтвердил, что он действительно готов купить у меня доллары по выгодному — выше рыночного — курсу, и переспросил, какую сумму я хочу сдать. Услышав, что речь идет о $2,5 тысячи, собеседник вздохнул и сказал: «Ну что ж вы все, читать не умеете? Написано же — от $3 тысяч». Я удивилась, извинилась и положила трубку, снова углубившись в объявления. Спустя несколько минут хамоватый собеседник перезвонил. «Хорошо, если сможете приехать в течение часа, то я возьму две с половиной», — снисходительно сказал он. Курс стоил того, чтобы сорваться и двинуться в путь.

Он назвал мне адрес банка в правительственном квартале и сказал, что встретит у кассы. Я еще больше удивилась и выдохнула: раз меняла встретит меня в банке, не так страшно ехать. Через 40 минут я уже была в отделении. Несколько минут пыталась сама определить, с кем из толпившихся у кассы людей я говорила по телефону. Определила для себя двоих и набрала номер. Приятный голос ответил не сразу. Правда, ни один из моих кандидатов им не оказался. «Вижу-вижу. Вы же в красном, да? Я за вами спущусь через несколько минут, немного занят».

Я продолжала крутиться по отделению, пытаясь вычислить, кто же из мужчин спекулянт, который меня заприметил.

Все стало понятно через 15 минут, когда ко мне подошел красивый молодой человек в добротном костюме и сияющих ботинках — начальник отделения банка. А наблюдал он за мной через камеры наблюдения из своего кабинета. Молодой человек отвел меня в свой кабинет, быстро пересчитал долларовые купюры на машинке, достал из сейфа новенькие гривневые банкноты, отсчитал мне мою сумму и под руку провел до порога.

— Обращайтесь! — сказал банкир и подмигнул на прощание.

Соцсеть и Херсон

Социальные сети стали хорошей валютообменной площадкой в кризис. Причем особой популярностью в этом ключе стал пользоваться «Твиттер» — многофункциональная платформа для вопросов и ответов. Для помощи, поиска нужных людей, ну а сейчас и для обмена валюты.

— Он кардинально отличается от остальных социальных сетей, в «Твиттере» люди дружны, как большая семья. Каждый из этого сообщества пытается как-то помочь абсолютно незнакомым людям, если есть такая возможность, — рассказывает руководитель коммерческого банка, часто покупающий валюту через любимую соцсеть. — Торговать валютой онлайн начали тут не так давно. Хотя схема, по моему мнению, очень удобная.

Я решила проверить и купить $200 через эту соцсеть. Зашла в нее и тут же наткнулась на объявление: «Ребята, нужно поменять 200 баксов. Отдам по 17,5». Человека, который это написал, я не знала. Тут же отправила ему сообщение, что предложение мне по душе и я готова встретиться в любое удобное для него время. Договорились через полтора часа около метро. Параллельно со звонком парень написал новое сообщение в ленту, что вопрос закрыт и покупатель нашелся. Делается это для того, чтобы желающие напрасно не надеялись и не обрывали ему телефон.

Деньги поменяли быстро, а попутно обсудили, как работает «обменник» в соцсети.

— Происходит онлайн-обмен примерно так: кому-то нужно срочно поменять деньги, он кратко пишет об этом в ленту. И тут начинается цепная реакция. Его сообщение репостят. Это значит, что месседж увидят в первую очередь подписчики человека, которому нужно поменять деньги, а их количество составляет, например, 1,5 тысячи. Кто-то из этих людей репостит сообщение на свою аудиторию, допустим в 3 тысячи человек, а кто-то из этих 3 тысяч распространяет его у себя в ленте и т. д. В итоге исходное сообщение просматривают около 10 тысяч пользователей, а может, и больше. Это занимает очень мало времени и покупатель зачастую находится в считанные минуты, — объясняет мой новый знакомый.

Там же, в «Твиттере», я знакомлюсь с Александром. Он сотрудник фирмы с иностранным капиталом и тоже пользуется услугами соцсети.

— Мы постоянно сталкиваемся с потребностью обмена валюты, поскольку определенные выплаты приходится делать в гривне. Раньше конвертацию было проще делать в банках. Сейчас же решили попробовать по-другому. Перед Новым годом нам было необходимо оплатить некоторые услуги гривной: аренду офиса, закупку канцелярии, организацию корпоратива и т. д. Поэтому нужно было поменять $3 тысячи. Наш бухгалтер поднял вопрос, как это сделать выгодно, по адекватному курсу. Я сразу предложил повесить запрос в «Твиттер», но ясно, что процесс обмена затянулся бы. А деньги нам нужны были на протяжении дня. У одного из наших коллег были друзья в Херсоне, которые занимались перекупкой валюты. Он сразу же им позвонил с просьбой найти выгодный обменник в Киеве. Они ждать не заставили и буквально сразу перенаправили звонок на своих «коллег» в столице. Последние поинтересовались, сколько наличных нужно поменять. Обсудили курс гривны, по которому будет происходить обмен. Договорились по 17,5, нас устроило. После этого они попросили два часа, чтобы подготовить деньги. Когда нужная сумма была собрана, нам позвонили и назвали адрес, куда нужно было принести наши $3 тысячи.

— Кто были эти люди?

— Мы так и не определились. Коллега, который ездил за деньгами, сказал, что было похоже на офис какой-то компании. Одна пачка купюр была абсолютно новой, как будто бы только из банка. А судя по второй, было ясно, что она была собрана очень быстро из денег, которые находились в обиходе. Во второй раз, когда нам снова нужно было поменять валюту, мы обратились к тем самым перекупщикам. Сумма была немного меньшей и составляла $2 тысячи. Схема повторилась. Мы позвонили перекупщикам, насколько я помню, в среду. Они попросили несколько часов для сбора нужного количества денег. Но в этот раз нам перезвонили намного раньше и предложили перенести дату обмена на пятницу.

— Почему на пятницу?

— Мы тоже поинтересовались. Они ответили, что прямо сейчас готовы сесть на автобус до Херсона, чтобы поменять валюту там. По всей видимости, в том городе у них была еще одна точка, где курс гривны составлял, по их словам, 18,5 грн за доллар. При таких условиях перекупщики были готовы поменять нам баксы по 18,1. Хотя, честно говоря, я не понимаю, какая в этом их выгода, поскольку заработали бы они всего 800 грн. Да, и нужно же учесть расходы на проезд. Видимо, в Херсоне для них курс был выше заявленного. Тем не менее мы отказались от их предложения. Как постоянные клиенты мы получили преимущество: деньги нам пообещали привезти прямо в офис. Где-то через час перекупщик был уже у нас. Это был мужчина, лет 35, короткостриженый, темноволосый, одетый в недешевое пальто. Он создавал впечатление довольно обеспеченного человека. Видно было, что он осторожничал, ничего лишнего не говорил и вел себя сдержанно. Он положил деньги на стол, валюту спрятал во внутренний карман пальто. Пожал нам руки и ушел. Вот такой валютный рынок.

Валютное болотце

Василий Петров, программист, работающий на одну из американских компаний, последние несколько месяцев регулярно продавал свою зарплату. Деньги он получал в виде долларового перевода и тут же сбывал баксы знакомому банкиру, который занимается теневыми валютообменными операциями.

— Привет! Какой сегодня курс? — интересуется Василий у банкира. Я стою около него, а разговор слышу по громкой связи.

— Я не продаю, — невпопад говорит банкир.

— Я не хочу покупать доллары. Мне продать их нужно.

— Упс. Кх-кх. Мы сегодня покупаем по 19,5, но в продаже долларов нет. Подъезжайте. Какую сумму гривен вам приготовить?

Приехали менять деньги. Сделка прошла оперативно, затем мы пошли пить кофе, и у меня появилась возможность расспросить о том, как пополняется валютный рынок.

— Система пополнения валютного рынка наличным долларом очень проста. Перевод безналичного доллара где-то там, в Америке, в Англии или на Кипре, в наличный доллар в Украине стоит от одного до трех процентов от суммы операции. То есть если у вас на счету где-то в Денвере есть $10 млн (к примеру, это может быть валютная выручка от продажи зерна), то вам эту сумму специализированные банкиры могут выдать в Украине за вычетом 3%. Все банкиры, которые специализируются на этих операциях, иудеи, и как они погашают обязательства друг перед другом — их сугубо личные дела. Любопытно, что эти же люди ведут дела не только в Украине, но и в целом ряде других стран со слабоконвертируемой валютой. К примеру, в Узбекистане.

— А правда ли, что валюту в контейнерах поставляют в Украину?

— Правда в другом. Подавляющее большинство свеженапечатанных 100-долларовых купюр никогда не находятся в обращении на территории США. Сразу после выезда из типографии они отправляются в слаборазвитые страны вроде Украины или Аргентины. Где через местные банковские каналы расходятся по местной экономике, удовлетворяя желание аргентинских фермеров или украинских лесорубов хранить свои сбережения в американской валюте. И после этого никогда уже не возвращаются на родину.

Впрочем, как говорят банкиры, есть и другие пути попадания бакса на черный рынок.

— Валюта приходит из трех источников, — рассказал на правах анонимности заместитель председателя правления крупного банка. — В первую очередь из мелких банков, где руководство имеет небольшой личный бизнес в сговоре с начальником операционного управления — его кассиры скупают доллар у населения и перепродают своим (подставным) фирмам, которые выводят бакс и загоняют оптовыми партиями менялам (навар получается неплохой: доллар в обменках скупают по 16 грн, а продают на черном рынке по 20 грн и более). Здесь работают серые и даже черные схемы переброски денег. Слышал даже о случаях, когда при оформлении отчетности, для которой нужны ксерокопии документов людей (ведь в одни руки можно продать СКВ не более, чем на 3 тысячи грн), снимаются копии с паспортов клиентов, которых обслуживали по другим операциям. Например, по кредитам. Второй источник бакса — это депозиты самих менял: крупные воротилы часть баксовых накоплений до кризиса держали на счетах. А теперь поснимали и активно торгуют вчерную, используя для хранения банковские сейфы. Кроме того, валюта поступает контрабандой — очень много ее приходит из Донбасса. Границы там нет, так что доллары, евро и гривны возят буквально чемоданами.