Текст: Василий Яценко, Наталия Судакова

13 января Верховная Рада приняла за основу два законопроекта, призванных запустить реформу судебной системы. Первый — президентский, разработанный Советом по вопросам судебной реформы, координатором которого является заместитель главы АП Алексей Филатов. Второй — депутатский, подготовленный экспертами инициативы «Реанимационный пакет реформ» и народными депутатами во главе с вице-спикером Оксаной Сыроид. Ключевое отличие двух проектов — в разных подходах к влиянию президента и парламента на суды. Следующий шаг — наработка компромиссного закона. При этом у президентского сильное лобби, а депутатский поддерживают европейцы

Президент как высшая судебная инстанция

Законопроект №1656 «Об обеспечении права на справедливый суд» был внесен в парламент Петром Порошенко и уже получил славу плагиата за сходство с аналогичным законом, поданным ранее Виктором Януковичем.

— Новая редакция закона о судоустройстве, как установило Экспертное бюро по вопросам интеллектуальной собственности, на 92,3% повторяет действующий закон, принятый в 2010 году. Логика и структура старого закона полностью сохранены, — говорит адвокат Марина Паринова.

Автор оригинала Андрей Портнов также прокомментировал сходство:

— 3 июня 2010 года я имел честь докладывать в украинском парламенте проект закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», который впоследствии стал частью национального законодательства. Новый же политический режим почти весь последний год обещал системную судебную реформу, критикуя предыдущую власть. В итоге предложенный президентом Украины законопроект почти полностью повторяет закон, который я докладывал в ВР. 11 из 11 разделов, 20 из 21 главы и 145 из 161 статей предложенной президентом Украины судебной реформы, мягко говоря, заимствовано, а попросту — полностью переписано. Следует отметить, что названия некоторых частей хотя и отличаются, но фактически носят синонимичный характер. Например, статья 6 старого закона называлась «Самостоятельность судей», в новом же законе статья 6 именуется «Независимость судей», хотя их содержание фактически идентично. — Не без насмешки Андрей Портнов добавил: — Я, в общем, не возражаю против того, чтобы новая власть пользовалась наработками старой. Только при этом не нужно пафоса. Ведь нас называют преступниками, но при этом заимствуют плоды нашей деятельности. Это исключительный цинизм.

Что касается немногочисленных нововведений, то их конституционность является спорной. По мнению Андрея Портнова, нововведения противоречат не только Основному закону Украины, но и предвыборной программе президента.

А профессор права Виктор Мусияка такого рода противоречия усматривает не только в проекте, но и в действующем законе о судоустройстве. Речь идет о нормах, которые расширяют полномочия президента. Согласно Конституции, президент имеет право создавать суды. В частности, проект предусматривает право президента их упразднять, чего нет в Основном законе, а также переводить судей из одного суда в другой.

— Именно через перевод, по приказу cверху, были подобраны выгодные Виктору Януковичу судьи для рассмотрения дел Юлии Тимошенко и Юрия Луценко, — уверен Мусияка. — Эта норма осталась и в новом президентском законопроекте.

— Президентская версия закона оставляет старые возможности влияния на суды со стороны главы государства и даже расширяет их, — говорит Роман Куйбида, зампредседателя правления Центра политико-правовых реформ и один из авторов депутатского законопроекта. — Например, сейчас перевести судью в суд более высокой инстанции может лишь парламент. В новом, президентском, проекте эту функцию получает глава государства.

Владимир Пилипенко, представитель Украины в Венецианской комиссии, также видит множество недоработок в законопроекте:

— Не соответствует Конституции право президента ликвидировать суды. Странным представляется обязательное подписание им удостоверений главы и заместителя суда. Это своеобразный фетиш. Кроме того, для судей возвращаются квалификационные классы, которые были упразднены законом 2010 года именно из-за того, что стали огромным полем для коррупции. К тому же есть много нововведений с нечетко прописанными процедурами, что неизбежно приведет к усилению коррупции при назначении или увольнении судей.

Петр Порошенко публично заверил, что у него нет намерений осуществлять контроль над судьями и если в законе содержатся соответствующие нормы, то он готов их изъять.

Депутаты против

Альтернативный законопроект №1497 о внесении изменений в закон «О судоустройстве и статусе судей» получил намного более позитивные отклики со стороны экспертов и юристов. При этом он был зарегистрирован на 11 дней раньше, чем президентский. Тем не менее в комитете его рассмотрение откладывалось, а просьбы авторов вынести проект на голосование игнорировались — спикер ждал, пока в Администрации президента допишут собственный вариант закона. Основное достоинство депутатского проекта — резкое уменьшение влияния на суды со стороны парламента и главы государства. Все спорные моменты вроде перевода судей из одного суда в другой отданы на откуп судейскому самоуправлению. По словам Романа Куйбиды, «цель законопроекта — полное устранение механизмов влияния других ветвей власти на судебную систему».

По мнению Владимира Пилипенко, «депутатский проект закона — тоже не более чем косметический ремонт судебной системы, в то время как дом в аварийном состоянии и нуждается в новом фундаменте».

— Заметно, что над этим законопроектом, а также над законами о люстрации и о возобновлении доверия к судебной системе работают одни и те же люди. Венецианская комиссия в своих выводах сказала прямо: закон «О возобновлении доверия к судебной системе» неэффективен, написан неграмотно, его следует отменить. То же касается и закона о люстрации. Это не более чем пиар-ход перед выборами. Стоит ли надеяться, что закон о судебной реформе, написанный этими же людьми, будет лучше? — вопрошает Владимир Пилипенко.

— Действительно, у меня уже был опыт частичного реформирования судебной системы, — говорит один из авторов депутатского законопроекта Леонид Емец. — Мы дали возможность судьям самим выбрать себе новых руководителей, чтобы они не говорили, что их кто-то к чему-то принуждает. Что сделали судьи? Переизбрали старых руководителей в 80% судов. Мы провели люстрацию, а судьи начали восстанавливаться в должностях через суд. Сейчас мы работаем над новыми подходами. Например, чтобы все судьи прошли переаттестацию. Кто не пройдет, будет уволен.

Судя по последнему исследованию фонда «Демократические инициативы», проведенному по заказу «Реанимационного пакета реформ», люди считают самым эффективным способом очищения судоустройства именно увольнение судей по результатам индивидуальных расследований или переаттестации.

— Это меня удивило, — говорит Куйбида. — Казалось, что большинство населения — сторонники полной люстрации и хотят выгнать всех и набрать новых, но это не так.

В то же время некоторые нормы законопроекта остаются спорными. Например, предлагается постепенная ликвидация системы хозяйственных судов. Судья Хозяйственного суда Киева Александр Котков считает это предложение поспешным.

— Проблема коррупции в судах не может быть решена путем ликвидации отдельно взятой судебной вертикали, поскольку проблема не в названии суда или его специализации, а в конкретных персоналиях. Хозяйственные суды рассматривают преимущественно коммерческие споры, споры об интеллектуальной собственности и дела о банкротстве. Чтобы рассматривать эти категории дел, судья должен быть узкопрофильным специалистом. Кроме того, хозяйственные суды в целом рассматривают споры быстрее судов общей юрисдикции. Попросту говоря, суды общей юрисдикции не готовы к решению такого количества споров (порядка 100 тысяч в год) в сжатые сроки, чего требуют законы экономики, — уверен Котков.

И пусть победит сильнейший

Спор вокруг пути развития судебной реформы имеет большое политическое значение. После событий Майдана шел медленный, но верный процесс выхода судов из-под контроля политического руководства страны. Если при Януковиче в судах существовала единая вертикаль принятия решений, то в течение полугода после Майдана она рассыпалась. И суды стали принимать решения часто без оглядки на власть, препятствуя ее попыткам расправиться с политическими оппонентами и отжиму бизнеса. Нередки случаи, когда судьи отказывались выполнять политический заказ властей и принимали решение, противоречащее политической воле президента или правительства.

Отчасти в этом есть «заслуга» самой власти, которая сразу же после бегства Януковича разделилась на враждующие лагеря, каждый из которых подходил к судьям со своим месседжем. Судьи после короткого периода растерянности это поняли и теперь куда менее внимательно реагируют на «рекомендации» чиновников.

Собственно, проект президента и предполагает положить конец этой вольнице, вернув суды под власть гаранта.

Правда, Порошенко не имеет доминирующего влияния на парламент, потому его законопроект и не прошел сходу. Депутаты должны теперь искать некий компромисс между двумя документами, что представляется процессом долгим и сложным.

— Сейчас наша первоочередная задача — взять лучшее из обоих законопроектов, включить все поправки и наработать общий документ, — говорит Леонид Емец. — На внесение правок у нас есть 14 дней. Оба законопроекта лишь вносят правки в готовый закон, а потому сформировать их таблицу будет несложно. Далее создается рабочая группа, которая, думаю, в течение нескольких недель сформирует один текст, и мы внесем его на рассмотрение в ВР.

— Теперь основное наше задание — чтобы в финальной версии законопроекта полномочия президента были уменьшены. Во всех остальных вопросах могут быть компромиссы, — считает Роман Куйбида.

По словам Владимира Пилипенко, в 2001 году была идентичная ситуация с двумя законопроектами, призванными реформировать судебную систему. Один — авторства Василия Онопенко и Юрия Кармазина, второй — Виктора Шишкина и Александра Задорожного. Тогда мнения авторов также разделились, их поддерживали разные политически силы. В результате договориться так и не удалось. Прошло время, власть изменилась, тема забылась. То же может произойти и в данном случае.

По мнению Андрея Портнова, будущего у этих законопроектов нет.

— Процесс второго чтения будет сильно затянут и, скорее всего, сорван. Думаю, представители новой коалиции не достигнут консенсуса. К тому же падение авторитета президента и правительства будет ознаменовываться усилением судебной власти. Уже сейчас практически сорван процесс люстрации. Уверен, что судьи в ближайшее время начнут восстанавливать друг друга в должностях. А переаттестация, которую предлагает новая власть, — это не более чем попытка расправы над неугодными судьями. Я не верю, что можно переаттестовать восемь тысяч украинских судей. Зная, как работает система, я уверен в том, что это невозможно.