Глеб Простаков, главный редактор

Новости о назначении Михаила Саакашвили губернатором Одесской области и о поступлении на счета правительства миллиарда долларов кредитных средств, выданных под гарантии США, появились почти синхронно. Может, не стоит искать причинно-следственную связь в этом конкретном случае, но тенденция налицо.

Мы не только плотно подсели на иглу международной финансовой помощи, которая глубоко вошла в тело украинского бюджета, но также утратили самостоятельность в принятии кадровых решений. Запад все еще готов поддерживать Украину — хотя бы по той причине, что «позади Москва». Но отношение к украинским руководителям, кажется, поменялось окончательно и бесповоротно.

Больше нет «поддержки всего цивилизованного мира», но есть взаимоотношения «комитета кредиторов» и «должника». Годовой карт-бланш на проведение радикальных преобразований себя не оправдал. Пришло время ручного управления и внедрения в систему «агентов изменений». Саакашвили может преуспеть или его ожидает провал? Грузинские реформы в отдельно взятой области или трамплин к должности премьера? Можем только гадать. Ясно одно: если бы Петр Порошенко хотел дать своему другу и однокашнику возможность показать себя, он не стал бы ждать целый год.

Десант грузинских реформаторов высадился в Украине почти сразу после революции. Довольно быстро они превратились из благожелательных наблюдателей в критиков. И этому есть простое объяснение. Дело в том, что грузины знают, как пахнут реформы. Они пахнут ненавистью, протестами оппозиции и оголтелой критикой. Они пахнут упоением властью, слетанием с катушек, перегибами и иллюзией вседозволенности. Видимо, этого запаха ни Саакашвили, ни Бендукидзе в Украине не почуяли. Люстрацию повернули вспять, коррупция никуда не делась — она просто соблюдает режим тишины, новая патрульная служба в Киеве пока себя не проявила, но и она — лишь едва заметная часть огромной махины МВД, которое продолжает жить прежней жизнью. В отсутствие активных боевых действий в Донбассе военная риторика больше не может служить оправданием ни премьеру, ни президенту.

Эффект работы нового генпрокурора более чем скромен. Антикоррупционное бюро пребывает в законодательном безвременье. Новые прогнозы, обновляющие экстремумы падения украинской экономики, неутешительны. Нужно что-то срочно положить на игральный стол, какую-то сильную карту, которая станет залогом победы или блефом, попыткой оттянуть неизбежный проигрыш. Такой картой и стал Саакашвили. Бесспорно, он сумеет привлечь к себе внимание. Будут громкие назначения, показательные ревизии в порту и на таможне, открытые перепалки с одесскими авторитетами и тонны бесплатного и проплаченного одесского юмора про русских, евреев и грузин.

Можно с большой уверенностью предположить, что Саакашвили будет искренен в своих попытках превратить Одессу в большой Батуми. Можно даже предположить, что искренним будет президент, который окажет ему максимальное содействие. Но ни первый, ни второй в отсутствие реальной децентрализации бюджета не смогут получить главный ресурс, сопровождающий любые радикальные преобразования, — деньги. И в этом смысле Одесса, как и любой другой регион, зависит от Киева. У Украины просто нет времени и ресурсов на запуск пилотных реформаторских проектов в избранных областях. Каким бы сильным руководителем ни был Саакашвили, он не может идти против общего тренда.

Провал Саакашвили станет провалом и Петра Порошенко, и всей парламентской коалиции. Сослаться на ошибочное кадровое решение в данном случае не получится — ведь кто, если не самый успешный реформатор на всем пространстве СНГ? И тогда Саакашвили из друга может превратиться в злейшего врага нынешней власти. Ведь, в конце концов, в отличие от других приглашенных иностранцев, ему совсем некуда отступать. А значит, назначение Михо — это ставка на зеро.