Текст: Тарас Козуб

Православную церковь будет лихорадить в течение всего лета. Все начнется 5–6 июня, с Собора УАПЦ, на котором может быть принято решение об объединении с УПЦ Киевского патриархата. В обители Филарета настаивают на объединении, утверждая, что процесс состоится непременно — разница между церквями является «сугубо административной». Не исключено, что уже в июне будет заявлено и о начале перехода объединенной церкви под Константинопольский патриархат. По слухам, соответствующие переговоры уже ведутся с участием украинского правительства

Переход под Константинополь решит для церкви Филарета вопрос каноничности (до сих пор ее не признала ни одна православная церковь за пределами Украины), а следовательно и усилит ее позиции в религиозной жизни страны.

Тем временем на епархиальной карте УПЦ Московского патриархата все больше горячих точек — на днях еще два прихода объявили о переходе в Киевский патриархат. Это сопровождается драматичными подробностями: в городке Угринов на Волыни священника и двух его детей выселяют из дома. Радикальные силы поднимают вопрос о передаче двух лавр, Киево-Печерской и Почаевской, в лоно Киевского патриархата. Масла в огонь подлил Тернопольский облсовет. Депутаты обратились
к Кабмину, чтобы забрать у Почаевской лавры соборы, колокольню и кельи, в которых живут монахи, и передать Кременецко-Почаевскому государственному историко-архитектурному заповеднику.

ПЕРЕХОД ХОДА

— По-настоящему массового перехода приходов от УПЦ к Киевскому патриархату нет. В данный момент 17 храмов захвачены полностью, по 10 ситуация спорная. И если говорить чисто статистически, то у нас около 12 тысяч приходов, и на общей численности процесс не сказывается, — утверждает священник УПЦ МП Виталий Бойко, на плечи которого легла проблема защиты храмов. — Процедура отъятия храмов отработана — это силовые методы: работают либо территориальные общины (и это вовсе не прихожане, которые ходят в церковь, а все местные жители), либо силовое давление. Во многих случаях влияние оказывают местные органы власти. Если, мол, не будете переходить в Киевский патриархат, сократим с работы или найдем иной способ.

Еще об одном факторе в УПЦ не принято говорить вслух: это радикальные организации.

— Они действуют в областях, давят на местных священников. Перетягивают верующих на свою сторону или патриотической риторикой, или угрозами. А местная власть закрывает на это глаза: где-то влияет родство, где-то нежелание поднимать тему именно сейчас, — сказал собеседник «Репортера» в резиденции Предстоятеля УПЦ. — Бывает, что и сами радикальные организации плохо контролируют своих людей на местах. Тот же Артем Скоропадский, пресс-секретарь «Правого сектора» (именно эта сила «отметилась» в половине случаев перехода приходов) утверждает, что визиты в храмы — результат самодеятельности на местах.

Приходы «бегут», в первую очередь, в Ровненской, Волынской и в Тернопольской областях. Причем юридическая сторона перехода, утверждают в УПЦ, как правило, не соблюдается: чаще всего прежний священник попросту выгоняется из церкви (в худшем случае — и из населенного пункта), на его место присылается новый духовник. И все. Ни смены статута, ни судебного постановления.

— В последнее время было всего два случая корректного перехода общин в Киевский патриархат — в Херсоне и Ровненской области, — подтвердил отец Виталий (Бойко). Чтобы бегство приходов и целых епархий не обрело истинно мас-совые масштабы, УПЦ приняла решение перерегистрировать статут. В учредительные документы будет внесена небольшая правка: без согласия местного церковного иерарха община не имеет права переходить в иной патриархат.

— Ну и скажите, какой же епископ согласится отпустить приход от своей общины в стан врага? Гнать будут вениками. Это вызовет новый виток противостояния, — прогнозирует ученый-религиовед Людмила Филиппович.

В УПЦ КП насчитали около 30 приходов-перебежчиков.

— Но мы видим, что Московский патриархат всячески старается противодействовать этому, объявляет, что это захват храмов, хотя речь идет о воле общественности. Общественность либо полностью, либо подавляющим большинством принимает решение оставить Московский патриархат и перейти
в Киевский патриархат. Как может общественность захватить свой храм — для меня это абсолютно непонятно, — заявил архиепископ УПЦ КП Евстратий Зоря изданию «Гордон».

Отдельный вопрос — вероятный переход Киево-Печерской и Почаевской лавр под юрисдикцию Киевского патриархата либо светской власти.

— Проблема в том, что у УПЦ КП попросту недостаточно монахов. Дело не в административной работе, у них не будет «лишних» 500 человек, чтобы банально поддерживать Почаев — форпост православия в униатской Тернопольской области — жить в кельях, молиться. Зато очень быстро под стенами лавры соберутся 200 человек от УПЦ МП, которые будут кричать о притеснениях, чем обеспечат замечательную картинку для российских СМИ. Сейчас такие провокации не нужны никому, — утверждает Филиппович. Монашествующих у УПЦ КП действительно немного —  в УПЦ МП насчитывается 207 монастырей и 4 869 монахов, а в УПЦ КП — 62 монастыря и всего 221 монах. По данным источника «Репортера», недавно в Выдубицком монастыре (Киев) произошел небывалый по сути случай — из-за малого количества священников незаселенные корпуса принялись сдавать различным организациям. Дошло до курьеза: в одном из помещений обнаружилась йога-студия.

«МОЛОДОЕ ДВИЖЕНИЕ» ВСПЯТЬ

Подводные течения активизировались и в самой УПЦ. На днях митрополит Александр (Драбинко), считавшийся правой рукой предстоятеля, митрополита Владимира и являющийся сторонником объединения церквей, опубликовал на странице в фейсбуке два указа: в первом речь шла об его увольнении с должности главы Отдела внешних церковных связей УПЦ, во втором — об увольнении с должности настоятеля храма Всех Святых при столичном Кафедральном Свято-Воскресенском соборе. Правда, с должности главы Отдела внешних церковных связей Драбинко был уволен еще три года назад, в период правления Блаженнейшего Владимира. Сейчас он лишь получил подтверждение этого факта. А смещение с должности настоятеля храма — момент административный: митрополит Александр и без того не служил там, вместо него этим занимался владыка Варсонофий, за которым храм и решили закрепить де-юре.

— После смерти Блаженнейшего Драбинко потерял властные полномочия, и сейчас ищет возможности, чтобы занять нишу, которая позволит ему стартовать и попытаться занять важную позицию, — сказал собеседник «Репортера» в Синоде УПЦ. — То, что он сейчас делает, сугубо прагматично: Драбинко монополизировал память о почившем Блаженнейшем, на фундаменте знания всех его секретов и чаяний, рассказывает, что Владимир хотел автокефалии, отсоединения от Москвы — и «мы-де возобновляем его движение вперед».

— На Майдан там никто не пойдет, - считает религиовед Людмила Филиппович. На изменения будут уходить десятилетия. В истории Украины уже были попытки объединения — только после слияния двух церквей в прошлый раз появились целых три.

Процесс объединения действительно на низком старте. Автокефальная церковь сейчас, как никогда раньше, оказалась близка к УПЦ КП. Парадокс, но рождению нового единства предшествовали две смерти: во-первых, скончался предстоятель автокефалии Мефодий, который был непримирим с Филаретом. Во-вторых, в ноябре 2014-го умер дис-сидент Евгений Сверстюк, идеолог автокефального движения, также на дух не переносивший Филарета.

— Автокефалы идейно разоружены. Некоторым будет сложно сойтись с УПЦ КП снова. Тем не менее, если интересы дела перевесят личные амбиции, церкви объединятся, — утверждает Филиппович.

В Киевском патриархате разницу считают сугубо административной. Пресс-секретарь Львовской епархии Лука Карпюк пояснил, что объединение произойдет непременно:

— Патриарх Филарет годы назад задекларировал позицию и мысль о том, что все православные церкви должны стремиться к объединению, созданию единой Поместной православной церкви. Увы, не всегда представители других церквей откликаются на этот призыв, а объединяться нужно, ибо догматических или богословских различий между нами нет. Есть лишь человеческая раздельность, которую преодолеть можно.

На этом фоне обострилась дискуссия о получении УПЦ КП автокефалии от Константинопольского патриархата. В КП «Репортеру» не смогли подтвердить планы, однако, по мнению экспертов, намерения все-таки существуют и соответствующее предложение направлено предстоятелю Константинополя. Косвенным свидетельством тому является заявление патриарха УПЦ в Канаде (Константинопольского патриархата) митрополита Юрия (Калищука), сделанное в середине февраля в ходе визита в Киев: пребывание украинской церкви в московском патриархате «противоестественно», и ее нужно выводить из искусственно созданной внешней изоляции.

— Но это политические игры, в которых переплетено множество интересов. Патриарх Константинополя будет поступать с точки зрения укрепления личных позиций, а вовсе не от больших чувств к свободолюбивым украинцам. Ясно ведь, что он не захочет ссориться с Московским патриархатом, хоть и находится с ним в колоссальной конфронтации, — пояснила Филиппович. — РПЦ также не захочет без боя сдавать украинскую церковь. У нее в целом порядка 30 тысяч приходов, более трети из которых — украинские. Одним словом, летом случится бой православных гигантов.