КОНСЕРВАТИВНОЕ ОБНОВЛЕНИЕ

Кандидат от консервативной партии «Право и справедливость» Анджей Дуда неожиданно для большинства экспертов стал новым президентом Польши. Занимавший этот пост один из лидеров либеральной «Гражданской платформы» Бронислав Коморовский показался избирателям слишком скучным.

На самом деле за почти 10 лет правления ГП Польша пережила экономический подъем. Она стала единственной страной ЕС (не считая совсем маленькой Мальты), которая не знала рецессии в период продолжающегося с 2008 года долгового кризиса. Страна проявила себя столь успешно, что ее премьер-министр и лидер «Гражданской платформы» Дональд Туск первым из представителей Восточной Европы возглавил в прошлом году Европейский совет — высший политический орган блока.

И вот здесь либералы допустили ошибку. После ухода Туска они не показали готовности к обновлению. Не вывели на передний план новые лица. Наоборот, провели банальные рокировки: например, пересадив министра иностранных дел Радослава Сикорского в кресло маршалека Сейма. А в польском обществе назрел запрос на обновление. И Дуда, ранее бывший лишь заместителем министра юстиции в правительстве Ярослава Качиньского в середине 2000-х, оказался именно таким символом перемен. В то время как и без того не слишком харизматичный Коморовский отказывался от дебатов и вяло вел кампанию, его оппонент исколесил всю страну на автобусе — «дудабусе», — лично встречаясь с тысячами простых поляков. Он не боялся говорить о том, что Брюссель навязывает стране слишком сложные регуляторные нормы, что поляки должны сохранять свои традиции и верность католической церкви, что власть не борется за «Великую Польшу». За Дуду проголосовала молодежь, жаждавшая обновления и националистического драйва, и те, кому за 45 и кто в членстве ЕС увидел больше вызовов, чем возможностей. Поддерживающий либералов средний класс просто проигнорировал выборы. При явке 56% у Коморовского не было никаких шансов — более активная польская глубинка сделала свой выбор.

В Украине в основном обратили внимание на жесткую позицию новоизбранного президента в отношении России. Как политический наследник разбившегося в авиакатастрофе под Смоленском в 2010 году бывшего президента Польши Леха Качинського, Дуда апеллирует к историческому страху поляков перед имперской Москвой. И действия России в Украине только усилили эти настроения. Но и Коморовского трудно было назвать почитателем Владимира Путина. Отношения между двумя странами традиционно натянуты. Гораздо важнее, что Дуда является евроскептиком и собирается жестко бодаться с Брюсселем за полномочия, а это, в свою очередь, ослабит возможности Польши быть эффективным адвокатом Украины в рамках ЕС. Плюс не стоит забывать, что наши соседи живут с парламентско-президентской республикой, в которой основная власть сосредоточена в руках большинства в Сейме и правительства. И сейчас там заправляет «Гражданская платформа». Этой осенью состоятся выборы, на которых одни прочат триумф соратникам Дуды, другие предсказывают реванш либералов, которых нынешнее поражение заставит обновиться. И найти кого-то столь же популярного, как Туск. В любом случае вопрос о власти в Польше еще далеко не решен.

ВАРВАРЫ В МУЗЕЕ

 

Ведущаяся с начала года американская авиационная кампания против Исламского государства на территории Сирии и Ирака не привела к разгрому исламистов. Наоборот, за последнее время «Исламское государство» доказало удивительную живучесть. Боевики в ходе почти одновременного наступления захватили важный город Эр-Рамади в центральном Ираке с населением более 600 тысяч человек и древний город Пальмиру в Сирии. И иракские, и сирийские правительственные войска были отброшены с большими потерями.

Эти успехи вмиг смыли память о предыдущих поражениях ИГ. «Взятие исламистами Рамади гораздо важнее, чем прежняя потеря ими Тикрита (город к западу от Багдада. — „Репортер“)», — заявил New York Times высокопоставленный источник в американском военном командовании. Даже проведенная Соединенными Штатами первая наземная операция по уничтожению силами спецназа координатора нефтедобычи в «Исламском государстве» не сломила мощь этой террористической организации. Теперь США оказались перед необходимостью расширить участие в конфликте, чего в Вашингтоне любой ценой пытаются избежать. О росте угрозы со стороны исламистов свидетельствует и тот факт, что руководство шиитской ливанской организации «Хезболла» впервые публично признало, что его бойцы воюют в Сирии на стороне правительства, и призвало всех мусульман бороться против ИГ.

Успехи исламистов, при всей их внушительности, ограничены географически. Организация опирается на поддержку жителей суннитского пояса, протянувшегося между Багдадом и Дамаском. Там живут обиженные на шиитские власти в Ираке и алавитский режим Башара Асада в Сирии люди. Вне суннитских районов у «Исламского государства» сплошные враги, которых радикалы плодят, жестко уничтожая или превращая в рабов представителей всех других конфессий.

Именно мракобесие и варварство исламистов испугало мировое сообщество после занятия ими Пальмиры. Возле нового поселения сохранены руины древнего города, бывшего одним из крупнейших на Ближнем Востоке во времена Римской империи. ИГ известно уничтожением всех памятников культуры, которые оно считает связанными с «многобожием». Руины античных храмов, естественно, относятся к таким. Исламисты уже уничтожили много артефактов в древней Ниневии, Мосуле и других городах. Разрушение остатков строений в Пальмире, которым 2 тысячи лет, станет огромной потерей для человечества.

Пока что сирийские власти успокаивают всех тем, что основные произведения искусства были вывезены перед сдачей города, а руины исламисты пока не разрушают — скорее проведут незаконные раскопки, чтобы продать находки на черном рынке произведений искусства. Считается, что и разгром предыдущих музеев использовался далеко не бескорыстными лидерами ИГ для прикрытия обогащения на продаже исторических ценностей.

ДРАКОН АКТИВНИЧАЕТ

Китай при новом лидере Си Цзиньпине ведет себя на международной арене все более напористо. Китайские строители под прикрытием военных кораблей продолжают насыпать искусственные острова в спорной части Южно-Китайского моря, на которое также претендуют Филиппины, Вьетнам и Тайвань. Сохраняется напряженность и в отношениях с Японией по поводу крошечных островов Сенкаку.

На этом фоне и соседей, и США в еще более тревожные мысли погрузило ознакомление с «Белой книгой», посвященной военной доктрине государства. В ней отмечается, что в современных условиях китайская армия намерена придерживаться позиции «активной обороны», но в то же время ускорять модернизацию армии, твердо отстаивать свой суверенитет и интересы, а также развивать внешние военные связи, в том числе с Россией.

В документе отмечается, что Китай будет неизменно следовать пути мирного развития, придерживаться независимой, самостоятельной и мирной внешней политики, проводить военную политику оборонительного характера, выступать против гегемонии и силовой политики в любых формах их проявления.

КНР никогда не будет действовать агрессивно или экспансионистски в отношении других стран. При этом Китай намерен совмещать стратегическую оборону с готовностью к тактическому нападению. «Мы не будем нападать первыми, но ответ мы дадим без сомнения», — говорится в «Белой книге».

Создание крепкой обороны и мощной армии названо стратегической задачей военной модернизации Китая и гарантией мирного развития государства.