Текст: Александр Павлов

На прошлой неделе в столице Латвии прошел саммит «Восточного партнерства», где, как предполагалось, должен был решиться вопрос о предоставлении Украине и Грузии безвизового режима. То, что этого не произойдет, стало понятно задолго до собрания в Риге. Корреспондент «Репортера» отправился на Балтийское побережье, чтобы узнать, как смягчали удар от провального для нас мероприятия украинские и европейские чиновники 

Едем в Ригу на машине. На белорусско-литовской границе вереница микроавтобусов с молдавскими номерами. Спешат за товаром: наши предприимчивые южные соседи уже вовсю пользуются свободным въездом в Европу. А нам придется подождать — и в очереди на границе, и с безвизовым режимом. С последним, по оптимистическим прогнозам, — до 2016 года.

Рига встречает балтийским дождем, который лишь подчеркнул настроение безысходности, с которым туда отправилась украинская делегация во главе с президентом Петром Порошенко. Несмотря на улыбки и объятия на фото, гордиться Киеву нечем. Незадолго до саммита Европейская комиссия обнародовала отчет о выполнении нашей страной Плана действий по визовой либерализации. Если коротко — нам поставили неуд. Основная претензия — недостаточная борьба с коррупцией. В этой сфере «пока заметны только законодательные изменения, а также отдельные подготовительные шаги» — так значится в отчете. Судя по всему, речь идет о созданном, но не заработавшем Антикоррупционном бюро, реформе прокуратуры, СБУ и затянувшейся реформе МВД. А Администрации президента уже готовятся сделать кадровые выводы — в первую очередь они коснутся милиции, а также руководителей Миграционной службы.

Впрочем, официальный Евросоюз никогда не давал обещаний о гарантированном предоставлении безвизового режима именно в Риге. Заявления отечественного политического истеблишмента сыграли злую шутку с обществом, породив завышенные ожидания от рижского саммита у украинцев. Впрочем, задолго до саммита такие ожидания породили обещания Петра Порошенко добиться безвизового режима уже в 2015 году. Следующий отчет о выполнении Плана будет заслушан только в конце этого года.

Подмена понятий

Глава украинского МИДа Павел Климкин увидел позитив в «очень сильной формулировке о безвизовом режиме» итогового документа саммита. Правда, Климкин признал, что в ЕС есть опасения по поводу возможной выдачи биометрических паспортов лицам, связанным с ДНР и ЛНР. Наверняка серьезные сомнения у Европы есть и по поводу украинских беженцев, которые займут рабочие места европейцев. Есть и страхи по поводу большого количества неконтролированного оружия на руках у потенциальных мигрантов из воюющей страны. Хотя эта тема и не звучала отчетливо с высоких трибун Риги. Петр Порошенко в Риге говорил о том, что Украине еще предстоит замена внутренних паспортов на ID-карточки и введение системы интегрированного управления границами (полная компьютерная база данных всех контролирующих служб о лицах, пересекающих границу).

Рижский саммит показал, насколько разные по своим задачам и политическим амбициям страны в нем участвуют. С одной стороны, появились новые лидеры европейских симпатий — Молдова, вроде как выучившая уроки и получившая недавно безвизовый режим, и прилежная Грузия, выполнившая гораздо больше, чем Украина, требований Плана действий по визовой либерализации. С другой — саммит внес серьезный раскол между участниками, факт которого не удалось скрыть. Уже в первый день много кулуарных разговоров вызвала несогласованная позиция стран «Восточного партнерства» по пункту декларации об аннексии Крыма. Потом стало известно, что Армения и Беларусь отказались подписать именно такую редакцию итогового документа, показав, с какими союзниками они намерены развивать свои европейские «расклады». А Дональд Туск лично звонил Ильхаму Алиеву, чтобы найти поддержку в купировании заявлений азербайджанской делегации по поводу Нагорного Карабаха.

Устали от санкций

Важным положением итоговой декларации саммита стало однозначное вступление в силу соглашения о зоне свободной торговли с ЕС именно с января 2016 года. Евросоюз высказал четкое мнение, что никакая третья сторона не сможет более влиять на вступление в силу его двусторонних соглашений. Впрочем, накануне и Кремль заявил, что ему безразлично, когда именно Украина начнет свободно торговать с ЕС.

А вот на рижском бизнес-форуме, проходившем в рамках саммита, ощущалось, что деловая Европа порядком устала от украинско-российского противостояния. Болезненно звучали и разговоры о российских санкциях, ударивших по европейским производителям. Отразилось это больше всего на экспортерах продуктов питания. Этот сектор экономики развит в Латвии, Литве и Эстонии и, в силу жесткой европейской конкуренции, в значительной степени ориентирован на рынки СНГ. Некоторые предприниматели из стран Балтии, с которыми я разговаривал на форуме, ратовали за возвращение российских рынков, российских инвестиций и российских туристов: «Мы сочувствуем Украине, но бизнес есть бизнес». 

К Украине как к деловому партнеру и как одному из самых больших европейских рынков интерес остается. Но из-за нашей нынешней нестабильности, войны на востоке и отсутствия гарантий возврата инвестиций интерес этот носит скорее теоретический характер. «Интерес к инвестициям в Украину есть, причем не только у стран Евросоюза, — заявил в комментарии «Репортеру» еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан. — Но для этого должны быть выполнены определенные условия. И это не только решение военного конфликта на востоке Украины, но и достижение серьезных успехов в борьбе с коррупцией, независимое судопроизводство. Эти вопросы адресовались украинскому правительству, Верховной Раде, и я благодарен за то, что необходимость таких шагов была законодательно одобрена. Теперь дело за имплементацией. Если Украине в результате удастся привлечь большие международные компании, за ними придут и остальные».

Утешительный приз

К безусловно положительным итогам саммита можно отнести предоставление Евросоюзом Украине очередного пакета макрофинансовой помощи в размере 1,8 млрд евро. Соответствующий меморандум с ЕС подписали украинский министр финансов Наталья Яресько и глава НБУ Валерия Гонтарева. Деньги поступят тремя траншами по 600 млн евро, первый придет уже в ближайшие дни. Наталья Яресько заявила, что какая-то часть европейских денег из первого транша пополнит резервы НБУ, остальные пойдут на бюджетные и фискальные нужды. Новые европейские финансовые вливания в определенной степени подтверждают, что Европа пока еще верит в украинские реформы.

В любом случае упрощение въезда на территорию Евросоюза — это одно, а перспектива членства, пусть и отдаленная, — это другое. Не так давно канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что «„Восточное партнерство“ — не инструмент расширения ЕС». Акценты сместились — теперь мы боремся только за безвизовый режим. Кроме того, ряд европейских стран — таких как, например, Италия или Чехия — не торопятся с ратификацией Соглашения об ассоциации с Украиной. «Ворота европейских возможностей не будут открыты перед Украиной вечно, они уже постепенно закрываются, — считает политолог Андрей Окара. — Рижский саммит немного затормозил это закрытие. Теперь слово снова за Украиной».

10 шагов к безвизовому режиму для Украины

1. Переход с паспортов на ID-карты, позволяющие пограничникам получить максимум информации о гражданине, включая информацию по линии Интерпола.

2. Запуск Антикоррупционного бюро, гарантии независимости этого органа.

3. Завершение реформы прокуратуры, в частности лишение органа функций общего надзора.

4. Сокращение следственных функций СБУ.

5. Усиление пограничного контроля на разграничительных линиях с Крымом и ДНР/ЛНР.

6. Реформа системы госзакупок и снижение доли госзатрат в расходах бюджета.

7. Выполнение рекомендаций Венецианской комиссии в части действия закона о люстрации.

8. Защита персональных данных.

9. Борьба с пиратским программным обеспечением и аудиовизуальным контентом.

10. Внесение в Трудовой кодекс нормы о запрете дискриминации сексуальных меньшинств при приеме на работу.