Текст: Влад Азаров

Украинские фильмы в официальной программе кинофестиваля не представлены. В картине «Кэрол», одном из хитов Канн-2015, Руни Мара и Кейт Бланшетт играют влюбленную пару. Британцы привезли на мероприятие шекспировского «Макбета», а тайванцы — костюмированную историческую драму «Ассасин» о Китае времен династии Тан. «Репортер» выяснил, чем еще запомнится нынешний фестиваль

Женщины начинают

Самым первым трендом нынешнего Каннского фестиваля, как отметили эксперты, разбирающиеся в высокой моде, стали наряды звезд, дефилировавших по красной дорожке. Костюмы части из них, как по цветовой гамме, так и по стилю, несколько напоминали одежду персонажей «Звездных войн». Но если говорить о кино, то первым трендом Канн стал фильм-открытие. Впервые с 1987 года им оказалась картина, снятая женщиной. Да и в общем это всего второй в истории фестиваля подобный случай. В тот самый первый раз — 28 лет назад — открывать мероприятие доверили картине Дианы Кюри «Влюбленный мужчина».

Фильм-открытие Канн-2015 сняла Эммануэль Берко — французский режиссер, известный по недавнему хиту «За сигаретами», в котором Катрин Денев, играющая владелицу бара, вдруг решает найти смысл жизни. В Канны Берко привезла свою новую картину. Называется она «С высоко поднятой головой». Одну из ролей в ней также исполняет Денев. А еще — Род Парадо, который играет брошенного матерью подростка, не вылезающего из судов по делам несовершеннолетних.

Прошлый Каннский кинофестиваль открывала «Принцесса Монако» — кинолента, рассказывавшая историю жизни богемной Грейс Келли. Перед этим фильмом-открытием стал пышный «Великий Гэтсби». Еще раньше — романтическая история Вуди Аллена «Полночь в Париже» о Париже Хемингуэя, Дали и Фицджеральда. Словом, суровая социальная драма «С высоко поднятой головой» на фоне перечисленных картин смотрится несколько блекло. С другой стороны, решение начать Канны-2015 именно этим фильмом в известной степени могло не обойтись без идейной подоплеки: картина Эммануэль Берко — первая с 2005 года французская лента, открывающая Каннский кинофестиваль.

Продолжение пустыни

Любители дорого и искусно снятых масштабных картин, из серии «хочется жать на паузу и рассматривать каждый кадр», были удовлетворены на второй день фестиваля. Главным фильмом, демонстрировавшимся в этот день, стал «Безумный Макс: Дорога ярости». Джордж Миллер спустя 30 лет после выхода последней части культового в 1980-х блокбастера решил возобновить популярную серию.

Новым Максом Рокатански, офицером «Основного силового патруля», вместо Мела Гибсона, игравшего этого персонажа три десятка лет назад, стал Том Харди — любимый актер Кристофера Нолана, который снимал его в своих хитах вроде «Темного рыцаря» и «Начала». В остальном в новой части картины все без изменений: бесконечная пустыня, постоянное ощущение апокалипсиса, панк как стиль жизни и уйма обезумевших, грязных, засыпанных песком харизматичных воинов, управляющих «прокачанными» автомобилями и сражающихся при помощи эклектичного арсенала оружия: от ржавых ручных пулеметов до арбалетов.

Сюжет же новой части фильма примерно следующий: Макс Рокатански оказывается в плену у одной из влиятельных банд, контролирующих энергетические и природные ресурсы. У главаря банды — Бессмертного Джо — внушительная армия головорезов, а также гарем, в котором содержатся девушки, рожающие ему наследников. В какой-то момент пять наложниц решаются на побег. Дальше — классическая для «Безумного Макса» безжалостная, беспощадная и выматывающая погоня по пустыне. Обошлась она создателям в $150 млн — ровно столько суммарно заработали в прокате три предыдущие части фильма.

Диктат Франции

Из 19 фильмов, попавших в основную конкурсную программу фестиваля, к девяти так или иначе имели отношение французские кинематографисты. Словом, если руководствоваться статистикой, шансы Франции быть отмеченной «Золотой пальмовой ветвью» за лучший фильм в этом году могут расцениваться как 2:1.

Причем пять из этих девяти картин французы сняли самостоятельно. Это «Эрран» Жака Одиара, «Закон рынка» Стефана Бризе, «Маргарита и Жюльен» Валери Донзелли, «Мой король» Майвенн и «Долина любви» Гийома Никлу.

Впрочем, одним из самых примечательных фильмов, к которому приложили руку в том числе и французы, стала картина, снятая интернациональной командой. «Лобстер» именитого греческого режиссера Йоргоса Лантимоса создавался усилиями греческих, французских, ирландских, британских и голландских кинематографистов. Результат — близок к блестящему.

Во-первых, в «Лобстере» идеальная картинка: множество кадров из фильма могут сойти за арт-фотографии. Во-вторых — сама история. Она несколько абсурдистская, местами смешная, местами печальная. Короче говоря, Лантимос снял кино о комплексах современного общества, но рассказал о них легко. В мире фильма «Лобстер» совершеннолетним запрещено жить в одиночестве. Если в течение 45 дней человек не находит себе пару (а сделать это, особенно после развода, бывает достаточно проблематично), его превращают в животное. Одно утешение: в какое именно, можно решить самостоятельно. После — жизнь в лесу.

Бегущие за ветвью

Следующая за Францией страна по количеству фильмов, попавших в основной конкурс нынешних Канн, — США. Правда, из шести картин, производителем которых числятся Штаты, только две американцы снимали самостоятельно.

Первая — это фильм Дени Вильнева «Наемница». Криминальный боевик с Бенисио дель Торо, Джошем Бролином и Эмили Блант об операции силовиков США на границе с Мексикой. Естественно, о том, как они пытались поймать одного из наркобаронов. Вильнев, в общем, в Каннах не новичок — свои фильмы он туда возит более или менее регулярно. Впрочем, самый верный шанс получить «Золотую пальмовую ветвь» режиссеру может представиться через несколько лет. В ближайших планах Вильнева — съемки продолжения великого фильма «Бегущий по лезвию». Если его версия картины выйдет хотя бы вполовину такой же, как оригинал, у режиссера будут все шансы получить гору статуэток, и не только каннских.

Кроме Вильнева из американцев на фестиваль со своим фильмом приедет Гас Ван Сент — легенда артхаусного кино. Его новая картина называется «Море деревьев». Она о том, как в «Лесу самоубийц» встречаются американец и японец, собирающиеся свести счеты с жизнью.

Сказочная молодость

Итальянские кинематографисты привезли на основную конкурсную программу Канн три фильма. Во-первых, «Молодость» Паоло Соррентино, одного из фаворитов прошлого фестиваля (с бесконечно прекрасной «Великой красотой»), которому, к сожалению, тогда не вручили главную награду. Но шансы на первый приз у режиссера сохраняются. Его «Молодость» не менее идеальна в смысле картинки, чем «Великая красота», плюс к этому в ней усиленный актерский состав. Роли в этом фильме, рассказывающем историю дирижера, кроме прочих исполняют Харви Кейтель — звезда картин Квентина Тарантино и Мартина Скорсезе, а также легенда американского кинематографа Джейн Фонда.

Именитый итальянский режиссер Нанни Моретти уже получал «Золотую пальмовую ветвь» — в 2001 году, за семейную драму «Комната сына». С тех пор Моретти успел схлестнуться на политической почве с Сильвио Берлускони (поддержав локальный итальянский майдан против миллиардера и чиновника), возглавить жюри Каннского фестиваля и снять еще несколько картин. Последнюю из них — психологическую и в основном автобиографическую «Мою мать» — Моретти привез в Канны в качестве конкурсанта.

Наконец, в Каннах покажут «Сказку сказок» — фильм Маттео Гарроне, дважды получавшего Гран-при фестиваля. Его новая картина — это фэнтези, снятое по мотивам итальянского сказочного фольклора Джамбаттисты Базиле, которого в свое время творчески переосмыслили братья Гримм и Шарль Перро. В «Сказке сказок» снялись Венсан Кассель и Сальма Хайек, а оператором картины стал Питер Сушицки, 35 лет назад управлявший камерой на съемках «Звездных войн».

Юбилей обряда

Дебютные фильмы режиссеров в основную конкурсную программу Каннского кинофестиваля практически не попадают — слишком велик авторитет мероприятия. Впрочем, тут существуют редкие исключения. Например, на нынешнем фестивале за «Золотую пальмовую ветвь» в числе прочих будет бороться картина «Сын Сола» — первый полноформатный фильм молодого венгерского режиссера Ласло Немеша.

«Сын Сола» — это историческая драма. Истории чуть более 70 лет. Освенцим, зондеркоманда узников концентрационного лагеря, одного из ее членов зовут Сол. Как-то среди очередной горы мертвых тел Сол обнаруживает ребенка. Он представляет себе, что это его сын, и решает во что бы то ни стало мальчика похоронить. Причем — обязательно по еврейскому обряду. Помыслы Сола благие, но только на пути к их воплощению, ставшему практически смыслом жизни узника, произойдет еще много несчастий.

В общем-то, картина Немеша о том, что ад, он внутри каждого человека. Точнее, есть два ада: условно внешний, на который едва ли можно как-то повлиять, и внутренний, находящийся уже на совести каждого человека. Ну и еще «Сын Сола» — это, конечно, о том, что пышные празднования очередного юбилея ужасной войны не так уж уместны.