Глеб Простаков, главный редактор

Исход из правительства взвода выписанных из-за рубежа реформаторов — болезненная оплеуха для власти и прежде всего для президента Петра Порошенко, который не устает убеждать общество в том, что суп из реформ все еще варится и вот-вот дойдет до нужной кондиции. Приправленный словами советника президента Михаила Саакашвили об отсутствии политической воли к проведению глубоких изменений, этот суп вконец испортился. И даже последующий отказ Саакашвили от своих слов
(а они таки были произнесены) не вытравил горький осадок нарастающего разочарования.

Растущее число коррупционных скандалов, подобных недавней отставке начальника ГАИ, фотографии дочерей которого в соцсетях недвусмысленно дали понять, что расходы семьи чиновника плохо вяжутся с поданной декларацией, оставляет двоякое впечатление. С одной стороны, ошибки власти, опирающейся на старые кадры из числа профи с коррупционным шлейфом, становятся слишком очевидными. С другой — общественный резонанс все же делает свое дело. Но все это лишь укрепляет веру чиновников в принцип «не пойман — не вор».

«Если бы вы Саакашвили слушали, все бы у вас было по-другому. Вы просто его не слушаете», — выносит свой приговор украинским реформам Мамука, грузинский таксист из Телави. Казалось бы, Мамука прав и все просто: делайте то, что делал Саакашвили в Грузии, и будет результат. А с тем, что в Грузии побеждена низовая коррупция, по новым лекалам заработала полиция, а бизнес перестал платить «налог на чиновника», не спорят даже недоброжелатели Саакашвили. Но мы хорошо помним, чем обернулось в конечном итоге реформаторское рвение Михо. Изменения множили врагов в геометрической прогрессии, личных врагов президента. Многие из них прошли через тюрьмы и потому пронесут ненависть к Саакашвили сквозь года. Бывший глава государства стал изгоем в своей стране, у него нет там политического будущего, по крайне мере в обозримой перспективе, и он никогда не будет чувствовать себя в безопасности. Вот они лавры успешного реформатора.

Примерять их пока не готовы ни Порошенко, ни Яценюк, ни младшие партнеры по коалиции. Реформы в Украине — удел амбициозного безумца, фанатичного романтика, но не бизнесмена и политика старой закалки. Последний может удержать ситуацию, не допустить худшего, балансировать, уговаривать. Для этого ему необходимо укреплять и монополизировать власть. Что и делается сейчас. Что и делал в свое время Янукович. Но если вы нанимали президента для того, чтобы перевернуть страну вверх дном, то вы просто невнимательно читали резюме кандидата. Реформы невозможны без филигранного умения сажать — сажать много, сажать часто, в том числе друзей и партнеров по бизнесу. А не только «бытовых сепаратистов» за посты в фейсбуке.

Президент за год пребывания во власти не показал прорывов, но и провала избежал. Его главные критики — те, кто не получил отдачи на вложенный в революцию и войну капитал. Такие персонажи, как Геннадий Корбан, могут восхищать, как восхищают ловкие иллюзионисты или карманники, незаметно вытаскивающие кошелек на потеху публике. Их игра в государевых мужей (а в роль некоторые вжились не на шутку) напрочь не вяжется ни с их прошлым, ни с их бизнес-интересами, которые всегда выше политики. Уж точно не в этой среде созреет зерно будущих перемен. В споре этих людей с президентом они должны проиграть.

Пожалуй, главный вопрос сейчас: тяготится ли Порошенко своей должностью? Она явно не идет на пользу его бизнесу, который за год сократился на треть, а амбиции для совершения великих дел не могут тлеть вечно. Покойный Каха Бендукидзе был уверен: если реформы не начать в первый год пребывания у власти, они обречены на провал. Стране нужен талантливый сумасшедший, готовый жечь за собой мосты, воплощая гамлетовское «восстать, вооружиться, победить или погибнуть». Похож?