Текст: Анастасия Рафал

15 мая 1915 года власти Османской империи приняли закон о депортации. Так было положено начало геноциду армян.

«Во всей истории человечества нет такого жуткого эпизода, как этот, — писал американский посол в Турции Генри Моргентау. — Приказы о депортации армянских семей были простым смертным приговором для всей нации».

«Изнуренные, больные, страдающие от эпидемий, давно не мывшиеся, покрытые грязью и паразитами, они больше напоминали животных, чем человеческие существа, — описывал увиденное консул США в Харпуте Лесли Дэвис. — Их гнали несколько недель, как стадо скотов, давая им очень мало еды и воды».

Трагическую годовщину своей истории Армения отмечает 24 апреля: в этот день власти Стамбула арестовали и уничтожили 800 представителей армянской интеллигенции. Вскоре последовала депортация, в результате которой погибли около 1,5 миллионов человек.

Об этом факте знают многие, но признают лишь 22 страны.

Общечеловеческие ценности, о которых так любят говорить политики, ничего не стоят, когда на кону стоят миллиарды.

 

Однажды она пришла на могилу своего отца, и сказала: «извини, папа. Извини, что не верила».

Долгое время Элизабет Катрджян не понимала, какую трагедию пережил ее отец.

— Он как-то отрывками вспоминал о геноциде, о том, что семья была богата. Но мы не понимали, о чем речь. Помню, когда все эти гарнитуры появились, стенки чешские, мы тоже хотели купить. А отец говорил: «не надо, вдруг турки придут, и отберут». Мы недоумевали: «папа, какие турки?!». Нам ведь в школе не рассказывали, и литературы никакой не было, — вздыхает Элизабет Катрджян.

Ее отец Хачик родился в Киликии. В семье было пятеро детей, но выжили только двое — он и его пятилетняя сестра Огица. Нянька спрятала их в саду, когда началась резня.

До конца жизни Хачик не мог забыть криков своих родителей и сестер.

 

Прелюдия к истреблению

Еще в 1908 году в результате бескровного переворота к власти в Османской империи приходят младотурки. Они обещают обеспечить равные права для мусульман и христиан.

Вопрос болезненный: долгое время турецкая родина недолюбливает своих иноверцев-подданных. Они часто подвергаются нападениям, платят высокие налоги и имеют минимум прав. Заступничество европейских держав ни к чему не приводит: погромы — обычное дело в Османской империи.

В результате, еще летом 1875 года антитурецкое восстание поднимают Босния и Герцеговина, в следующем году бунтуют болгары. В марте 1878 года, после очередной русско-турецкой войны, Стамбул утрачивает власть над Румынией и Сербией. Наконец, воспользовавшись переворотом 1908 года, независимость объявляет Болгария.

Некогда Блистательная Порта на глазах утрачивает свое могущество.

Потерять территории, населенные армянами, подобно смерти: это самое сердце османских владений. 

 

Под шум войны

После свержения султана вся власть в империи сосредоточивается в руках троих людей — военного министра Энвера-паши, министра внутренних дел Талаата-паши и министра флота Джемаля-паши.

Дела в стране давно идут неважно. Измученная войнами и контрибуциями, Турция еще в 1882 году объявляет себя банкротом. Вдобавок, из новообразованных государств бегут мусульманские беженцы, которые переносят свою ненависть на местных христиан.

Вместо равных прав они получают новую серию погромов: жертвами резни 1909 года становятся 30 тысяч армян.

В таком состоянии Турция вступает в Первую мировую войну, и в результате многомесячного сражения у Сарыкамыша терпит сокрушительное поражение. Русские войска занимают, кроме прочего, город  Эрзерум, один из крупнейших армянских центров.

Энвер-паша быстро находит «виновных». В конце февраля 1915 года он издает указ о расстреле 60 тысяч армян, служивших в турецкой армии. 24 апреля в Стамбуле арестовывают весь цвет армянской интеллигенции. А 15 мая принимается закон о депортации. Без пищи и воды, армян предполагалось гнать в арабские пустыни.

Очевидцами агонии целого народа стали многие дипломаты.

«Большая часть мужчин была истреблена, женщин и детей за бесценок продают туркам, — докладывал его сиятельство граф Трутмансдорф на имя министра иностранных дел Австро-Венгерской империи барона Стефана фон Буриана. — Из тех, которых отправили вглубь страны, до конечной цели дошли менее одной десятой части, большинство умерло по дороге от лишений, болезней и истощения».

«Прямо на дороге лежало распростертое тело мужчины средних лет, который, судя по всем признакам, только что умер или был убит, — описывал увиденное в одном из депортационных лагерей консул США в Харпуте Лесли Дэвис.

— Огромное количество мертвых женщин и детей лежало тут и там, в то время как другие, изнуренные болезнью, умирали. Сидящие на земле старцы бормотали что-то невнятное. <…> Маленькие дети с раздутыми животами барахтались в грязи среди отбросов. Многие из них бились в конвульсиях. В этом лагере никому уже помочь было невозможно».

 

«Нам не за что извиняться»

Турецкая версия этих событий выглядит иначе, и тоже имеет немало сторонников.

Американский историк Стэнфорд Шоу полагает, что депортация была вынужденной мерой: Турция вела войну с Россией, и армяне восточных окраин могли перейти на ее сторону.

«Турки должны защищаться, и с этой точки зрения их действия вполне оправданны, — писал военно-морской атташе Германии в Османской Империи Ганс Хуманн. — Мы же нашли в Кадикее семь тысяч стволов, принадлежавших армянам».

На том, что это был не геноцид, настаивает и Норманн Стоун, завкафедрой международных отношений Билькентского университета Анкары (в прошлом советник премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер). Хотя бы потому что армянские общины Стамбула, Измира и Алеппо полностью уцелели, а многим депортированным удалось выжить. По данным турецкого историка Юсуфа Халаджоглу, из 550 тысяч армян 25 тысяч погибли в ходе эвакуации и в сирийской пустыне, и столько же стали жертвами массовых избиений.

И, конечно же, факт геноцида не признает турецкая власть. «Мы не совершали этого преступления, нам не за что извиняться, — заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. — Кто виноват, тот может принести извинения».

 

Уругвай против Америки

На все, что связано с геноцидом армян, официальная Анкара реагирует как оголенный нерв. 7 мая МИД отозвал посла из Люксембурга после того, как парламент страны признал геноцид армян. До этого турецкие послы покинули Австрию и Ватикан.

Эрдоган даже намекнул, что та же участь может постигнуть и Россию. Об этом он, якобы, заявил на встрече с историками, пишет газета Milliyet со ссылкой на одного из ученых.

Напомним, Государственная дума признала геноцид армян еще в 1995 году — третьей по счету.

Лидерами в этой «гонке» стали…  Уругвай и Аргентина.

— В то время только в Буэнос-Айресе насчитывалось около 170 тысяч армян. Но главное другое: 60-е годы, идеи мировой революции, Че Гевара, антиамериканские настроения, Латинская Америка бурлила и клокотала, — описывает настроения тех времен армянский историк Арис Казинян. — А Турция всегда воспринималась, как американская марионетка на востоке, и вот на этой волне они и принимают решение. Тем более что у них с Турцией не было никаких экономических или политических связей.

 

Деньги или история 

Другим странам пришлось сложнее.

— У той же Франции Турция забрала некоторые военные контракты после того, как парламент признал геноцид, — рассказывает профессор Открытого университета Израиля Яир Аурон. — Их тогда получил Иерусалим.

Интересный случай вспоминает и бывший посол Армении в Канаде Ара Папян.

— Когда в 2004 году в Канадском парламенте рассматривался вопрос о признании геноцида, один депутат выступал резко против. После голосования я спросил у него: «почему?». «У меня в округе, — говорит, — есть завод, и турки обещали, что закажут несколько составов для метро в Анкаре — это несколько сот рабочих мест на несколько лет. И как представитель той общины, я должен думать о них». 

Впрочем, со временем, все возвращалось на круги своя.

— И с Россией, и с Францией у нас близкие экономические отношения. Турецкая армия сотрудничает с концерном «Рено». Капитализм, — смеется турецкий правозащитник Рэджип Зараколу.

 

Восток — дело тонкое 

И все-таки, мало кто решается дразнить дракона. Турция входит в двадцатку сильнейших экономик мира, и с 1952 года является членом НАТО. «Инджирлик» на юге Турции — самая большая американская авиабаза на Ближнем Востоке. С его аэродромов взлетали самолеты-шпионы U2 для полетов над территорией СССР в годы холодной войны, американские стратегические бомбардировщики во время операции «Буря в пустыне» и транспортные самолеты для доставки войск в Афганистан. На нескольких авиабазах в Турции даже складированы стратегические ядерные боеприпасы.

Именно поэтому Соединенные Штаты не спешат огорчать партнера.  

— Кстати, главнейшие документы, связанные с геноцидом армян, хранятся в Америке, а второстепенные — в Великобритании, — рассказывает Рэджип Зараколу. — Но Англия на сегодняшний день тоже очень далека от принятия геноцида. С Турцией ее связывает сотрудничество и по вопросу Северного Кипра (государство, не признаваемое никем, кроме Турции — Ред.) и по курдскому вопросу. Наконец, на Кипре есть турецко-английские военные базы.

 

Ни Германия, ни Израиль

Долгое время Анкара была надежной союзницей и для Израиля. Вплоть до 2010 года, когда израильский спецназ задержал шесть судов «Флотилии свободы», везших гуманитарную помощь для жителей сектора Газа. В результате операции, 9 пассажиров были убиты и 30 получили ранения.

Это надолго охладило отношения двух стран: к организации флотилии имела непосредственное отношение неправительственная турецкая организация.

— В результате, после 2010 года в Израиле все громче звучат заявления о необходимости признания геноцида, — говорит Ара Папян. — Но надо учитывать сильный фактор азербайджанского лобби в Кнессете, где много бакинских евреев.

Но, похоже, дело отнюдь не только в них: Израиль покупает у Азербайджана нефть и газ, и продает ему оружие.

— Когда закончилась война в Газе (летнее обострение в июле-августе — Ред.), первый визит министр по вопросам безопасности нанес не в Вашингтон, не куда-то еще, а именно в Баку, — приводит показательный пример Яир Аурон. — И спустя неделю Алиев приехал на границу с Карабахом, и сказал солдатам: «теперь мы имеем наиболее современное оружие в мире».

Наконец, ряд экспертов считают, что Израиль хочет оставаться уникальным в своей трагедии: дескать, в мире был только один геноцид — Холокост.

Подобная идея популярна и в Германии.

— Как сказал мне один немец, «нам хватит одного геноцида, второй мы не потянем», — улыбается Папян. — Они ведь были союзниками Турции в Первую мировую.

Тем более, в стране проживает более 6 миллионов турок, и они тоже избиратели.

В тоже время в Германии все весьма неоднозначно. Президент страны Гаук в конце апреля официально признал события 1915 года геноцидом армян.

 

Курдский вопрос

Тем временем, в самой Турции геноцид уже готовы признать 9% граждан.

— 24 апреля в Стамбуле и Анкаре проходят акции сторонников признания, — рассказывает армянский политолог Карен Бекарян. — 8-10 лет назад это было невозможно.

К числу симпатиков армян относятся либералы, молодежь, правозащитники и оппозиционные партии.

— Например, демократическая партия народов Турции, которая состоит преимущественно из курдов. Сегодня у них всего 25 мест в парламенте, но на грядущих выборах они могут занять уже 50-60 из 550, — прогнозирует турецкий правозащитник Юсуф Алаташ. — Сегодня соцопросы дают им 12%.

И это тем более интересно, ведь именно курды населяют те земли, которые армяне называют Западной Арменией. Курды, мягко говоря, недолюбливают турецкую власть и уже не раз приносили извинения за геноцид.

 

Вернуть имущество

Впрочем, одних извинений Армении недостаточно.

— Мы сейчас занимаемся очень интересным делом: у одной женщины сохранились все документы на банковский счет в Османском банке, где у ее деда лежало 7 тысяч золотых монет под 2% годовых. То есть, это огромные деньги. И по всей вероятности она выиграет дело, — полагает Ара Папян. — Есть сотни примеров, когда люди через суд получили компенсации.

Среди них и Элизабет Катрджян. В 2007 году New York life insurance выплатила ей $8 тысяч. Оказалось, предки ее отца владели картинной галереей, застрахованной на полмиллиона долларов. Женщина узнала об этом случайно, и лишь потому, что Катрджян — очень редкая фамилия. 

 

Гаага в помощь

Но если добиться компенсации по частным искам представляется возможным, то рассчитывать на возвращение земель — едва ли.

В 1921 году, когда Турция и Советская Россия были союзницами в войне против «Антанты», большевики передали туркам территорию Западной Армении. Тогда им казалось, что вскоре Турция примкнет к общему советскому котлу. Однако Мустафа Кемаль быстро переориентировался на запад. Так эти земли и ушли.

— Но существует арбитражное решение Вудро-Вилсона от 22 ноября 1920 года, которое было признано Лигой Наций. Там есть территориальное разграничение между республикой Армения и Турцией. И статус документа Вудро-Вилсона нужно выяснить через международный суд в Гааге, — настаивает дипломат Ара Папян.

Хотя даже самые лояльные к Армении турки считают, что передел земель невозможен.

Рэджип Зараколу давно считается ненадежным в родной стране. Правозащитника хотели арестовать на полгода за признание геноцида армян, но ограничились штрафом в 10 тысяч долларов.

— Суд — это хорошая идея, — соглашается он. — Кипрские греки предъявили иск и получили от Турции большую денежную компенсацию. Но что касается территориальных вопросов, то тут так: кто сильнее, тот и побеждает.

Иными словами, это война.

На этот счет в Армении есть разные мнения. Ара Папян считает, что можно через суд восстановить кое-какие права на эту территорию: например, получить свободный транзит или вернуть памятники культурного наследия. 

Юрист Левон Геворкян убежден, что таких прецедентов в истории не существует:

— Есть решения по вопросу границ — километр туда, километр сюда, с левого берега реки, с правого берега, но чтобы вопрос нескольких тысяч квадратных метров решался на основании судебного дела, и чтобы страны были с этим согласны, — я такого не знаю.

Но даже если это невозможно ни де-юре, ни де факто, любой армянин все равно вам скажет, что Арарат — это его гора.

— Недавно мой пятилетний внук говорит: «Сейчас я буду петь песню, а ты запиши слова», — улыбается Элизабет Катрджян. — Вот какие слова: «Мы должны поставить флаг армянский на горе Арарат, чтобы турки знали, что это Армения. А потом завоевать Киликию, Игдырь и Сурмалу, чтобы у нас снова была Армения от моря и до моря».