Анастасия Рафал

8 мая, во время торжественного заседания Верховной Рады, посвященного 70-й годовщине победы над нацизмом, владыка Онуфрий и иерархи УПЦ МП единственные в зале не встали, когда президент оглашал имена военных, удостоенных звания героев Украины за участие в АТО. Инцидент широко обсуждался в СМИ и соцсетях. Пресс-служба предстоятеля объяснила: митрополит «отреагировал на эту речь не так, как другие гости, чтобы подчеркнуть: надо немедленно прекратить войну». «Репортер» пообщался с епископом Климентом, главой Информационного отдела УПЦ МП, о войне и церкви

1. Вас пугает резонанс, вызванный поступком владыки и иерархов 8 мая?

Блаженнейший владыка Онуфрий неоднократно бывал на востоке и несколько раз обращался с воззваниями о том, что необходимо прекратить войну и предпринять все необходимое для установления мира. Он обращался и к Путину с этим призывом, и к руководству нашей страны, но, к сожалению, это не имело такого резонанса. Произошедшее в Верховной Раде как раз и актуализировало все то, о чем Блаженнейший говорил много раз, но не был услышан. Теперь наконец-то он услышан.

2. Какие именно военные части владыка посещал на востоке?

Он был в частях Донецкой области, которые находятся под руководством гражданско-военной администрации. Был в Святогорской лавре, где расположен лагерь беженцев, — там около 400 человек, из них 100 детей. Посещал Луганскую область, совершил большое богослужение в Северодонецке.

3. Когда-то в церквях существовала традиция капелланов. Вы как-то работаете с солдатами?

Сейчас Генштаб не берет наших священников в качестве капелланов, предпочитая грекокатоликов или представителей других епархий. Религиозный вопрос используется как разменная политическая монета, особенно радикальными силами. Делят патриархаты, отбирают храмы. Причем это делают люди, которые и «Отче наш» не знают.

4. Кто это делает?

Приезжают люди, которые называют себя «Правым сектором», выгоняют верующих людей, закрывают храмы, опечатывают. Таких случаев до 30 по Украине. 

5. Много ли ваших храмов пострадало во время войны?

Месяца два назад их было 80, больше 10 полностью разрушены. Геннадий Москаль, губернатор Луганской области, даже описывал на своем сайте храм в селе Троицкое, XVII века постройки, который выдержал и Первую мировую войну, и Вторую. Но два снаряда попали прямо в алтарь, и храм был полностью уничтожен. Губернатор выносил оттуда уцелевшие иконы, раздавал мирным жителям, говорил, чтобы они хранили, пока храм не восстановят.

6. Много ли священников православной церкви погибли от обстрелов?

Три человека. Один шел с бого-служения, по дороге разорвался снаряд, его ранило, и он истек кровью и умер в молитве. А был случай, когда снаряд попал во время богослужения в храм: три человека молящихся погибли и трое получили ранения. В другой раз снаряд угодил во двор церкви и сторож был убит. Храмы часто используются как бомбоубежища, ведь там есть подсобные помещения. Так, люди приходили в храм в Горловке — там большой кафедральный собор, и 300 человек там прятались, а некоторые даже там жили.

7. Недавно пресс-секретарь УПЦ КП Евстратий Зоря сообщил, что «11 мая епископ Новоазовский Варсонофий, викарий Донецкой епархии УПЦ МП, принял участие в „праздновании Дня Республики“ в городе Донецке». Вы что-то знаете об этом?

Я об этом не знаю, и я бы не решился комментировать какие-то действия священника или епископа, который несет служение в Донецкой области, не имею на это морального права. Очень удобно сидеть в Киеве и критиковать. Киевский патриархат же убежал оттуда и оставил паству свою, хотя грекокатолики остались и продолжают служение. Наша церковь неоднократно заявляла, что выступает за сохранение территориальной целостности Украины.