Текст: Маргарита Чимирис, Влад Абрамов 

В ночь с 3 на 4 мая в Киеве группа налетчиков ограбила автозаправку, а затем расстреляла патруль милиции. Погибли двое бывших «беркутовцев», трое ранены. В перестрелке был убит и один из нападавших — 23-летний боец батальона «Азов» Вадим Пинус, герой АТО, отмеченный государственной наградой за подбитый танк противника. Вскоре милиция задержала четверых сообщников Пинуса. Самому старшему из них — 20 лет, младшему — 17. Все — патриоты Украины, активисты Майдана или добровольцы. Дети войны, утратившие страх перед смертью — как своей, так и чужой. Представители радикальной молодежи с крайне правыми взглядами. Еще вчера общество восхищалось этими ребятами, а сегодня называет их преступниками. Ведь разочаровавшись в тех, кого они привели к власти, юные радикалы оказались с ними по разные стороны баррикад… 

Дочь революции. Вита Заверуха, 18 лет

Под черной краской на стенах кое-где видны нежно-розовые обои. Плафон обклеен цветами, в опрокинутом узком шкафу ютятся с десяток флакончиков лаков для ногтей и старый альбом с фотографиями милой девочки с огромными белыми бантами. Это все, что напоминает матери прошлую, дореволюционную, жизнь ее дочки Виты. Ольга Заверуха — худая женщина с большими глазами стоит посреди комнаты, в которой все вверх дном. Ковры, камуфляжные штаны, берцы, кеды, сумки, фотографии, наклейки с символикой «Правого сектора», тетради и покрывала свалены в одну кучу. Она пытается убраться, но хаос не порождает порядок. Она беспомощна перед ним. Она вот-вот заплачет. Она хочет выйти отсюда и никогда больше не заходить.

— Знаете, у Виты и до обыска порядка в комнате не было. Я ее поругаю, она закроется там. Говорит, зачем, мол, убирать, если снова бардак потом будет. А что я могу с ней сделать? Она вспылит, станет колючей, как ежик. А я так не хочу. Она одна у меня. Я живу ради нее. Папа Виты ушел от нас очень давно, и только недавно вернулся. Я думала так: он пришел, Вита с войны вернулась. Значит, все будет хорошо у нас. Дочь тоже любит повторять, что у нее все хорошо. Это у нее один ответ на все мои вопросы. Скажет и уедет куда-нибудь — то в Винницу, то на войну. А я потом от соседей узнаю, что ее по телевизору или в интернете видели. Я интернет не читаю. И компьютера у нас нет. Вита в интернете с телефона сидела. Строчит, строчит что-то вечно…

— Фото со свастикой, например?

— Ой, сколько я ей об этом говорила! Ругала. Ее дедушка с фашистами воевал. А у Виты один ответ: «А чего москали нас фашистами называют? Буду их дразнить!»

Мы сидим во дворе обычного сельского дома, в 20 км от Винницы. Вита Заверуха — героиня винницкого Майдана, гроза местных офисов ПР, КПУ и фирм, заподозренных в связях с Россией, жила в комнате два на два, окна которой выходили на ухоженную клумбу. Рядом, за оградкой, гребутся ворчливые куры, дополняя пасторальный пейзаж.

— Дочка помогала вам по хозяйству?

— Когда? У нее ж все время движение! Она патриот до мозга костей. Таких еще нужно поискать, — в голосе Ольги неведомым образом смешались гордость и стыд. — Когда я перевела ее из сельской школы в городскую, ее там не приняли. И она стеснялась. Как ребенок из села, понимаете? А она такая неординарная, не отчаялась. Стала с мальчиками дружить. Друзей у нас всегда полон дом был. Рисовала хорошо. После школы в училище пошла. А там и Майдан начался. Боже, это ж сколько нервов моих было! Она жила там, в областной администрации. Ее вытянуть оттуда невозможно было. Не ребенок, а фейерверк! И меня ругала, почему я на Майдане не живу.

— А вы что отвечали?

— Что я — патриот, что свою страну люблю. Но если все уйдут на Майдан, то кто работать будет? Я бухгалтер, мне на кусок хлеба нужно заработать. Да и Вите нужно было помогать — то на косметику, то на маникюр. Она у меня одна. Я ее обожаю, я ей доверяю, — Ольга прячет лицо в ладонях. Не плачет. Слегка дрожит.

— А потом ушла на войну? Когда еще не было и 18 лет?

— Да, в «Айдар». У меня сердце кровью обливалось, когда она в Счастье была. Соседи без конца трезвонили, чтобы телевизор включила — там Виту показывали часто. Вернулась больная. Контузии. Лечилась. Так плакала, когда друзей хоронила. Опять уехала. И как ее удержать? Наручники надеть? Избить?

— Виту выгоняли несколько раз из батальона. Но она так просилась и молилась, чтобы кто-то ее припрятал, и ей это удавалось, — вспоминает глава Общества ветеранов АТО, «айдаровец» Кирилл Сергеев. — Дури в ней, конечно, хватало. Но на эти ее штучки с немецкими крестами я смотрел как на детский цирк. Потому что интернет — это одно, а на деле она показывала себя как дисциплинированный воин. Я ждал, что она повзрослеет, и эти фашистские глупости просто выветрятся из нее.

Вспыльчивая. Смелая. Бесстрашная. Когда мужчины во время обстрелов лежали, плотно вжавшись в землю и молились, она могла встать в полный рост и пойти вперед. Ее ругали, наказывали, но при этом очень уважали и даже немного завидовали такой смелости хрупкой девушки. Кстати, в «Айдаре» ее называли Витаминкой, но однажды Заверуха заслужила там прозвище Убивашка.

— За то, что горько рыдала, когда ее не взяли на один из боевых выездов, — улыбается Сергеев. — Вы бы это видели. Она сквозь слезы как ребенок лепетала — «почему другим можно, а мне нельзя убивать сепаров». Ее некоторые даже на видео снимали.

Из «Айдара» Вита ушла осенью, громко хлопнув дверью.

— Достала просто, — цедит сквозь зубы командир ее отделения Дмитрий Кайтанюк. Несмотря на разногласия и взаимные обиды, он готов дать Заверухе лучшие характеристики. В то, что она могла спланировать и осуществить теракт, не верит. Считает, что боец она хороший, но стратег из нее слабый.

— Она делала героические вещи — грузила трупы, выносила раненых, однажды спасла мне жизнь. Конечно, психика пошатнулась. Выдержать перемирие не могла. Тянула всех в атаку, провоцировала. Пришлось ее выгнать.

Излишнюю активность Заверухи в интернете и любовь к фашистской атрибутике Кайтанюк считает позерством юной девушки. Хотя, увидев на ее страничке «ВКонтакте» и свои фото времен «Айдара», он попросил удалить их.

— Не хотел ассоциироваться с этим ее образом, — объясняет и тут же добавляет:

— Да, у нее ультраправые взгляды. Но за взгляды ведь не судят? Или уже судят? Тогда скажите мне, а батальон «Азов» уже разве не «зигует»?


Вита Заверуха воевала в «Айдаре» с мая по октябрь 2014 года

В «Азове» Вита оказалась уже зимой, пережив разочарование из-за ухода из «Айдара», испытывая желание продолжать войну, но уже не понимая, против кого и ради чего воюет. Ее запись в социальной сети, оставленная в то время, сейчас кажется пророческой.

«Можливо в мене з'їхав дах, — написала Вита. — Це не пост-воєнний синдром, чи ще щось, це розуміння нікчемності того, за що померли твої друзі, за що ти йшов воювати. Я йшла воювати проти Росії, а стала проти власної країни. Точніше проти того, чим вона стала. Я проти влади, проти овочів, яких називають простим народом. Змінити щось — єдиний вихід. Але як? Більшість ідейних людей засипали землею в їхньому останньому окопі, який вже спасає не від Градів з Васильками, а від бачення суцільного краху. Влада розумна, влада розвернула війну, щоб спасти себе і своє придане. Війна — найкращий засіб від революції. І РФ це вигідно. Що ще потрібно? Це бетонні барикади. України вже немає. Є лиш окупована територія, на якій течуть ріки з крові тих, хто був Україною. І як ти відтвориш втрачену Країну, коли тобі в груди наставлений ствол КПВТ танку російського, а спиною опираєшся на грати, за якими твій народ вже готує каміння, щоб жбурнути тобі в голову? ЗМІ заливає солодкою піснею бетон в голови народу. Не покірним її слухати зашиває рот сталевою ниткою закону. Ти ж не ворог народу?»

В «Азове» Виту так официально и не оформили. В полку она познакомилась с будущим мужем, киевлянином Игорем, который воюет под позывным «Дантист». Не так давно пара расписалась.

— Я так хотела, чтобы все наладилось. Чтобы она пошла учиться. Может быть, даже в военное училище, — заламывает руки мама девушки. — В день, когда ее задержали, Вита была дома одна. Я пришла, увидела толпу людей в черных масках, с оружием. В дом они меня не пустили. Потом ее вывели. Что-то кричали о том, чего она своим Майданом добилась? Разорвали черно-красный флаг.

— А она?

— Не кричала. Просто говорила мне, что «Все будет хорошо, мама. Все будет хорошо». А будет ли?

Герой войны. Вадим Пинус (Морган), 23 года

— Зачем ему грабить? У нас зарплата хорошая. И ему за подбитый танк вот-вот должны были деньги перечислить. И даже если были финансовые трудности, друзья всегда могли прийти на помощь, — боец с позывным Сармат категорически отказывается верить в то, что его друг и соратник Морган (Вадим Пинус) ради выгоды в 800 грн мог пойти на преступление.

— А ограбить заправку, чтобы спровоцировать милицию, мог?

— У Моргана были радикальные взгляды. А еще он, как и многие, был разочарован в том, что происходит в стране. И считал, что с этим что-то нужно делать. Но убить человека в мирном городе — это вряд ли.

— Даже если это бывшие «беркутовцы», которых он ненавидел еще с Майдана? 

— Да, — отвечает. — Думаю, да.

До войны Вадим жил с мамой и бабушкой в одном из старых районов Харькова.

— Такой щупленький, с мамой работал — они где-то обувь шили, все время вместе их видела, — вспоминает соседка Вадима Лидия Ивановна.

Какое-то время воевал в «Айдаре», а в сентябре пришел в «Азов».

— О своей прошлой жизни он мало рассказывал. У нас это не очень принято. Потому что к той жизни мы все равно не вернемся, — говорит Сармат.

В полку Морган был оружейником. Бойцы спокойно доверяли ему свои боекомплекты, зная, что ничего не сломается и не пропадет.

— А еще очень увлекался взрывчаткой, — вспоминает Сармат. — Однажды он был со мной в разведке, проводил минирование на территории противника. Ничего не боялся. Не так давно в Широкино наша машина наехала на мину. Отлетели колеса. Я был в шоке, а Морган спокоен как ни в чем не бывало.

Своей смелостью Вадим недавно заслужил госнаграду. Несмотря на то, что в батальоне «Азов» до сих пор отказываются признавать в налетчике и убийце своего бойца и комментировать трагедию, его соратники выложили в интернет запись, где командир вручает ему медаль. На записи Вадим — щуплый, сутулый боец с автоматом на плече — скромно берет коробку с медалью и, даже не улыбнувшись, уходит.

— Он на наших глазах подбил танк и БМП. Говорят, что тогда от его снаряда погиб один из самых знаменитых и распиаренных экипажей «Новороссии». Морган действовал очень красиво. В танк он попал не с первого раза. ПТУРС, от выстрела которого остается большое облако дыма, пришлось перезарядить. Моргана легко могли вычислить, и ответка прилетела бы в считанные секунды. Но он действовал четко, хладнокровно, без тени страха. И никогда я не видел, чтобы он давал заднего. Поэтому все разговоры о том, что он дезертир — бред, — рассказывал друг Вадима, пришедший почтить его память 10 мая в Киеве на Лесном массиве, неподалеку от места, где он погиб. Несмотря на призывы в социальных сетях, митинг был немногочисленным.

— И на похороны мы не ездили, — говорит Сармат. — Представляете, что было бы, если бы там увидели людей с нашивками «Азов» на форме?

По словам друзей Моргана, из зоны АТО он уехал в отпуск, в котором очень давно не был. Хотел повидаться с родными.

— О том, что он будет в Киеве, с Витой, я не знал, — говорит Сармат. — Ждал, что Морган вот-вот вернется.

Однако в штабе полка бойцам сказали, что документа об отпуске у Моргана не было. А значит, официально он ушел в самоволку.

— Мы раньше в отпуск уходили без таких документов, и проблем не было, — добавляет Сармат. Недовольные таким отношением к памяти героя его коллеги стали требовать от руководства объяснений. Чтобы не накалять ситуацию, там пообещали помочь семье Моргана и сделать мемориальную доску в память о нем. Впрочем, признавать то, что Пинус и Заверуха были бойцами «Азова», в батальоне пока отказываются.

— Официальная позиция пока не сформулирована, — сухо сказал пресс-секретарь полка «Азов» Александр Алферов. — Мы ждем, когда будут озвучены результаты следствия.

Друзья Вадима обещают доказать, что заправку он не грабил. Однако, если в процессе следствия выяснится, что самым метким стрелком в милиционеров окажется Пинус, они не удивятся. Он погиб и уже ничего не скажет в свое оправдание.

— А оружие из АТО он или Вита вывезти могли? — спрашиваю у Сармата.

— Разве это проблема? У нас трофейного много. Некоторые блокпосты, просто сказав пароль, проезжали.

— А те, кто хочет отомстить за Моргана, в полку есть?

— Я не хочу мести. Но то, что происходит в Киеве, многим не нравится. Ребята возвращаются домой, и у них нет ни работы, ни денег. Зато у них есть опыт и оружие. И они могут пойти грабить и убивать. В том числе в Верховной Раде.

Соседи. Евгений Кошелюк (20 лет), Андрей Романюк (17 лет) 

— Да, я — мама Жени Кошелюка. Да, он арестован. Адвокат у нас есть. Да, я ничего не знаю! — тихие сначала и односложные ответы женщины переходят в страшный вой.

— Я вообще ничего не знаю об этих его друзьях! — кричит она, глотая слезы, и бросает трубку.

О Ларисе Кошелюк и ее 20-летнем сыне Жене во дворе их дома в Виннице не услышишь плохого слова.

— Она такая труженица. Без мужа осталась (отец Жени умер несколько лет назад из-за болезни), — рассказывают соседи. — Женьку выучила, и он ей в работе стал помогать. Лариса секонд-хендом занималась, а Женька водителем у нее был. Вещи в микроавтобусе возили.


Женя Кошелюк поддался влиянию товарища

На этом микроавтобусе «Фольксваген» парень приехал в Киев, где стал соучастником разбойного нападения и расстрела милиционеров.

— Если бы не знал всей предыстории этого дела, никогда бы не подумал, что Женя может быть причастным к этому преступлению. Потому что на такое способны только отморозки, — говорит его адвокат Сергей Митюрин. — Вменяемый начитанный парень. Патриот своей страны. Думаю, что его использовали, и крови на его руках нет.

Когда адвокат увидел Женю после задержания, тот дрожал. Был подавлен.

— Ему просто разрывало крышу от осознания того, что произошло, — говорит Митюрин. — На нем было несколько синяков. Сказал, что упал. Мама плачет. Ее можно понять. А тут еще политика в это дело вплелась. Кто-то получит от этого свои дивиденды, а она боится, что сына из-за этой истерии с «мстителями» могут в тюрьму на пожизненный срок посадить.

Друзья Жени считают, что его вина в том, что он пошел на поводу у друга, соседа по подъезду — 17-летнего Андрея Романюка. Между собой этого парня называют Гесс (по аналогии с Рудольфом Гессом — одним из руководителей нацистской Германии).

У него был боевой опыт — в разное время неофициально служил в «Айдаре», «Азове» и «Торнадо». А до этого он пережил самые горячие дни на Майдане — вытягивал раненых 20 февраля 2014 года на Институтской, добыл трофейный щит «беркутовца». Тогда же познакомился с Витой Заверухой. Сдружился. Она называла его своим Малым, часто звала в гости. Вдвоем они впервые уехали на восток. Правда, Андрея вскоре вернули обратно — из-за того, что несовершеннолетний. Он не отчаялся, вел переговоры с разными батальонами.

— В итоге больше всего времени он провел в «Торнадо», — говорит адвокат парня Алина Самарец. — Он утверждает, что был на камбузе и в боевых действиях не участвовал.

Впрочем, еще два месяца назад в интервью винницкой прессе Андрей, вернувшийся из зоны АТО, рассказывал несколько иную историю. О том, что рыл окопы, чистил оружие, что на его глазах разорвало машину с людьми. Погрузившись в ужасы войны, он практически сбежал из семьи, забросил учебу. В марте его матери Ольге пришла повестка в суд о «невыполнении родительских обязанностей». Психологи убедили парня вернуться домой, прийти в суд и защитить маму. Для убедительности он принес грамоту от комбата. Маму прав не лишили.

«То, что сын вырос патриотом, не означает, что я его плохо воспитывала, — сказала мама парня в интервью после суда. — Если он на первое место поставил защиту Украины, а на второе — учебу, разве за это нужно меня судить?»

«Справедливый. Всегда улыбающийся. Не любит пафоса и всегда готов к действию, — характеризует парня подруга Ева. — А еще он никогда не сдает и не бросает своих».


Андрей Романюк получил боевой опыт на Майдане и нашел себя на войне

О том, что Андрея подозревают в расстреле милиционеров, его мама узнала от соседки — мамы Кошелюка. Обыск в квартире проводили, когда она в отчаянии уехала в Киев. Растерянная, испуганная.

— Очень хорошая женщина, — вздыхают соседки. — Верующая. Талантливая швея. И тут такая беда.

Сейчас мама парня, который еще вчера был позитивным героем статей и журналов, замкнулась в себе, уехала в село. Она стыдится смотреть в глаза соседям. А вот в батальоне, где Андрей был «сыном полка», от него фактически отреклись. Даже несмотря на то, что в машине милиционеры нашли нашивки батальона.

После расстрела на официальной странице «Торнадо» появилось такое сообщение:

«Бойцы и руководство батальона „Торнадо“ соболезнуют родным и близким погибших коллег, с честью выполнявшим свой долг! В личных вещах малолетних отморозков были найдены шевроны нескольких батальонов, в том числе и „Торнадо“. К сожалению, сейчас нашивки, шевроны и погоны можно купить в магазинах. Поэтому руководство батальона немедленно начало внутреннее расследование, сверку личного состава и проверку комплектности штатного вооружения. Руководство заявляет со всей ответственностью, что бойцы батальона не имеют отношения к случившемуся».

Юный политик. Николай Мнишенко (17 лет)

— Наш Коля — главарь группировки? Это просто смешно. Обычный подросток, — недоумевают Настя и Аня, одноклассницы Николая Мнишенко, ученика киевской гимназии «Доминанта». Он пятый участник группы. В боевых действиях не участвовал, в добровольческих батальонах не служил. Но патриотизм в нем бил через край.

— В школе его прозвали Патриотом, на лацкане пиджака он носил трезубец, — гордо рассказывает мама парня Инна. — Говорил только на украинском языке. Когда я предложила ему получить образование за границей, он наотрез отказался. Сказал, что будет учиться только в Украине.

— Открытый, немного наивный. Готов помочь совершенно незнакомым людям, — характеризуют парня одноклассницы. — Вот за это он и поплатился. Хотел помочь ребятам из АТО, снял им квартиру. И что, за это его в камеру бросать?

Мама, одноклассницы, учителя парня яростно его защищают, отметая подозрения милиции. Он получил диплом Малой академии наук Украины (писал работу по истории махновского движения), начинающий скульптор (слепил бюст князя Святослава), учил английский, французский, немецкий языки, готовился с репетиторами к ВНО, хотел поступить в Киево-Могилянскую академию. Мечтал стать юристом или политологом.

— Его не война интересовала, а политика, — говорит мама Коли. — В последнее время задавался вопросом: а нужен ли был Майдан?

В стычках с «Беркутом» сын не участвовал. Хотя на Майдан Коля с мамой ходили — носили еду и лекарства.

— Поэтому познакомиться там с радикалами он не мог, — говорит Инна. — Он бы мне рассказал. Секретов у нас нет. Мог дать мне посмотреть свой ноутбук — паролей там нет. Да и я смотрела, с кем он там общался. В основном это были друзья и единомышленники по увлечению историей.

Несколько месяцев назад в интернете Коля познакомился с Морганом. Маме сказал, что сошлись на почве интереса к истории. Ведь в свое время Морган увлекался поисками могил участников войны 1941–1945 годов, в том числе нацистских захоронений.

Впрочем, жизнь Мнишенко в соцсетях — отдельная страница, которую еще предстоит изучить его маме. Его соратники и противники в интернет-жизни, с которыми поговорил «Репортер», рассказывают об амбициях и завышенной самооценке парня.

— Он говорил, что создаст свою партию, станет президентом, — написал один из его знакомых. — При этом был управляемым человеком. Достаточно было втереться к нему в доверие, сыграть на его пылких нацистских чувствах, немного сблизиться — и все! Им можно манипулировать как угодно.

Сейчас аккаунт Николая «ВКонтакте» удален, но некоторые записи можно отыскать.

Вот одна из них. Пожалуй, сама красноречивая: «Мені останнім часом, пишуть що я нацистський фанатик. Так, я Фанатик. І я не боюсь ідіотів, які засліплені хворою, жидівською ліберальною пропагандою. Якщо ви боїтеся стати на захист своєї нації та раси або занадто тупі для цього, то я не винен. Я буду говорити і діяти так, як вважаю правильним, як це буде вигідно для моєї нації. Всі пусті погрози для мене нічого не означають. Я готовий боротися з жидівською системою будь-яким способом, від агітації до перевороту і кровопролиття! Якщо я загину — загорніть моє тіло у прапор зі свастикою! Слава Перемозі!»

Под этой записью фото Николая с нацистским знаменем со свастикой. Дальше идут рассуждения о национал-социализме, поздравления с 72-й годовщиной создания дивизии СС «Галичина». В соцсети парень был администратором сообщества «Голос Нации. Ультраправый активист».


Николай Мнишенко мечтал стать президентом, а угодил под суд

В защиту Николая его соратница написала там такое обращение: «Мудрый, верный своим идеям парень, который, я думаю, многого добьется в своей жизни. В свои 17, из-за своей решительности и чистой сознательности, может быть наставником для других. Как бы его ни называли (фашистом, предателем, душевно больным фанатиком), он все равно шел до конца, не оглядываясь на мнение окружающих. За любовь к своей Нации сейчас и расплачивается. В последние месяцы работал над созданием своей организации, направленной против „жидовской“ системы. Но, к сожалению, система его опередила».

Незатянувшиеся раны

Как же так получилось, что вчерашние герои с гражданской позицией и принципами вдруг стали обычными преступниками? Что могло их заставить напасть на АЗС? Нужда? Привычка жить «на краю»?

— Многие ветераны АТО уезжают в тюрьму прямо с передовой. Есть те, кто уходит в криминал. Их пока от 0,5 до 1%, но может стать и больше, — говорит глава Общества ветеранов АТО Кирилл Сергеев. — Человек, который был на войне, за год теряет свои рабочие навыки, у него в голове каша — он не может определить своей роли в обществе. А деньги заканчиваются. Ему хочется есть. И чаще всего первыми, кто встречается на пути и предлагает спасение, становятся криминальные элементы. У ветеранов АТО нет страха смерти и авторитетов. Для них 800 грн — это деньги, а человеческая жизнь давно ничего не стоит. Такие, как Вита Заверуха и ее друзья, и так максималисты. И в силу возраста, и в силу взглядов. А война их максимализм еще больше обострила, — говорит Сергеев. — Такими, как они, легко манипулировать.

Психологи говорят о посттравматическом синдроме, который переживают побывавшие на войне молодые люди с еще неокрепшей психикой. Проще говоря, вернувшись домой, они не совсем осознают, где находятся и что делают.

Впрочем, есть и другая проблема. Случившаяся трагедия вновь обнажила незатянувшиеся раны времен Майдана. Убиты милиционеры, пятеро детей остались сиротами, а многие молодые люди считают это достойной расплатой за события зимы 2013–2014. Они уже назвали подозреваемых в соцсетях «мстителями». А также обклеили их фотографиями вход на базу бывшего «Беркута» в Харькове. Обида, затертая войной, разгорается с новой силой. Что станет спичкой для взрыва?

— Слабость власти, бардак и коррупция толкают молодежь в правую эстетику, — говорит политолог Вадим Карасев. — Сейчас это больше поза, чем фундаментальное изучение трудов. Чистое эпигонство. Молодых правая идея влечет романтикой успеха и действиями. Сейчас наш правый радикализм подпитывается деньгами и управляется. Но он может выйти из-под контроля, как в свое время из-под контроля вышел Гитлер. Этого допустить нельзя.

ВЕРСИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Вскоре после того, как стало известно, что задержанные по обвинению в убийстве милиционеров являются бойцами АТО и праворадикальными активистами, в среде их соратников начала быстро набирать популярность версия, что на самом деле никакого ограбления АЗС не было, а «ребят просто подставили»

— Из Виты хотят сделать еще одно чучело, которое будет демонстрировать обывателю, какие страшные и неконтролируемые добровольцы и, наоборот, какие у нас доблестные герои-«беркутовцы», — говорит близкая подруга Заверухи и Романюка — Ева.

Есть версия, согласно которой случившееся было спланировано для дискредитации добровольческого движения. Якобы все задержанные были ведомы некими организаторами. Цель — очернить добровольческое движение, с которым так и не наладился диалог.

— Все, что произошло, на руку власти, которая начала игру с ликвидацией националистических движений. Вот подумайте: обвинить в убийстве так называемых националистов — хороший повод для прикрытия добровольческого движения, — говорит Александр из «Правого сектора». — Недаром
в официальной версии нет конкретики относительно найденных в машине нашивок. Одни источники указывали на нашивки батальона «Торнадо», другие на нашивки «Азова», еще одни источники «нашли» там «ДУК „Правый сектор“».

Также писали, что задержанные действительно стреляли в милиционеров, но при этом не грабили АЗС, а шли на убийство сознательно, чтобы наказать «беркутовцев», участвовавших в расправе над майдановцами.

— Ребята сражались на фронтах, вернулись в Киев и увидели, что ничего не изменилось. Коррупция выросла, а милицейскому беспределу нет конца. Поэтому они решили заняться народным судом. В ту ночь они охотились на подразделение «Беркут», делали на них засаду. Что-то пошло не так, их задержали, — считают активисты движения «Націон-альний спротив».

Наконец глава Общества ветеранов АТО Кирилл Сергеев, ссылаясь на источники в СБУ, а также инсайдерскую информацию от сотрудников МВД, изложил свою версию:

— Ребята сидели ночью в каком-то парке, и там к ним подошли милиционеры с претензией: «Что это вы, малолетки, в военной форме?» Пошло слово за слово. Ребята объяснили, что добровольцы и, несмотря на юный возраст, воюют уже не первый месяц, но на гонор тоже отвечали гонором. Один из ментов проронил: «Так, может, вы и на Майдане людей убивали?!» Когда стороны выяснили, что под «людьми» милиционер имел в виду «беркутовцев», разговор начал набирать острые тона, пока не перерос в драку. Затем молодежь села в бус и попыталась уехать, но за ними началась погоня. Милиционеры первые открыли огонь, в результате чего ранили одного из пассажиров буса. А добровольцы им ответили. Наученные войной, они сработали более результативно. Что на выходе? Как и в официальной версии — раненый умер, других задержали позже. А потом и Виту подхватили по обвинению в организации теракта.

Впрочем, все эти версии хромают в части доказательной базы. Все они — не более чем предположения (в лучшем случае основанные на неких анонимных источниках). Поэтому на данный момент все-таки наиболее обоснованной выглядит официальная версия.

Начнем с того, что ограбление заправки действительно было. Наши журналисты лично побывали
на месте преступления и встретились с Виктором, оператором АЗС, который был здесь в ту роковую ночь. Тогда его напарника Виталия ранили в кисть, он лежит в БСМП. Он в мельчайших подробностях рассказал о том, как все происходило.

— Одеты эти двое были не в камуфляж, обычные кофты. На головах балаклавы. Поразило меня то, как они двигались. Не бежали, а перемещались плавными точными движениями. Автоматы держали на вытяжку, на вытянутых руках, повернутыми на 90 градусов. Оружие явно было у них в руках не в первый раз.

Виктор также рассказал, что уже наутро после ЧП на АЗС привозили молодого парня, который показывал, как заходил на заправку и откуда стрелял. Но на опознание сотрудников заправки не пригласили.

Если действительно было ограбление АЗС с последующей погоней, то, соответственно, отпадает версия о мести «беркутовцам». Ведь во время погони налетчики не могли знать, кто из милиционеров их преследует.

Также не выдерживает критики предположение, что таким образом власть пытается дискредитировать добровольческие батальоны. Наоборот — в МВД до сих пор официально никто не заявил о том, что убийцы милиционеров были бойцами АТО. Эту информацию добыли журналисты из своих источников и только потом она была подтверждена родней и соратниками налетчиков. Никаких комментариев по этому поводу не давали ни Аваков, ни батальон «Азов», в котором служил убитый во время перестрелки Вадим Пинус. Такое молчание вполне объяснимо — главе МВД невыгодно было обнародование информации о том, что убили милиционеров бойцы «Азова» (этот полк входит в Нацгвардию), так как Аваков лично патронирует это подразделение.

Версия же МВД, обнародованная нардепом Антоном Геращенко, выглядит следующим образом

По его словам, ночью 4 мая на АЗС WOG было совершено вооруженное разбойное нападение. Двое молодых людей в масках с АК-74 подошли ко входу в помещение АЗС. По пути они встретили работника заправки, который от неожиданности резко вскинул руки. Нападавшими это, вероятно, было расценено как угроза, они выстрелили и попали ему в кисть руки. Затем двое нападавших зашли внутрь АЗС и, направив оружие на оператора, потребовали отдать им всю выручку. Набралось чуть более 800 грн. Когда нападавшие удалились, оператор АЗС нажал тревожную кнопку и вызвал милицию и скорую помощь. Патруль передал по рации ориентировку. Через 20 минут один из патрулей обнаружил указанный микроавтобус на одной из улиц Деснянского района. Милиционеры попытались остановить микроавтобус, прижав его к обочине. Когда водитель милицейской машины поравнялся с микроавтобусом бок о бок, кто-то из подозреваемых выпустил несколько очередей в патруль. Один милиционер погиб на месте. Второй сейчас в больнице. После этого преступников начал преследовать другой патруль, который заставил их заехать в один из дворов жилого микрорайона. Там в сотрудников милиции полетела граната, которая практически уничтожила автомобиль жильца близлежащего дома. Был ранен еще один сотрудник милиции. Правоохранители открыли ответный огонь. Один из тех, кто был в микроавтобусе, получил смертельное ранение в голову. А его сообщники сбежали. В девять утра подозреваемых обнаружили на съемной квартире. Одному из нападавших позвонили и предложили сдаться, гарантировав жизнь. В итоге задержали двоих. Третьего (киевлянина) взяли в его квартире. Позже в Виннице была задержана и девушка, которая обоснованно подозревается в планировании и организации деятельности группы».

Нардеп также называет мотив преступления и объясняет почему «выручка» налетчиков была столь мала.

— Цель нападавших была проста — нужны были деньги на проживание в Киеве, — позднее добавил Антон Геращенко. — Они не учли только, что вечером проводится инкассация, а после полуночи заправляющихся на АЗС в наше кризисное время не так много.

Всех задержанных суд арестовал на два месяца. Они содержатся в изоляторе временного содержания. Им грозит от 9 до 15 лет или пожизненное заключение за посягательство на жизнь сотрудника милиции. Также их подозревают в разбое и незаконном обращении с оружием. По словам Арсена Авакова, задержанные признали свою вину и сознались также в обстреле поста ГАИ, который произошел 2 мая. Тогда по правоохранителям выпустили более 50 пуль, но никто не пострадал. При этом мама Николая Мнишенко уверяет, что сына избили и заставили писать признание под диктовку. А адвокат Андрея Романюка Алина Самарец рассказала, что на ее подзащитном также были следы побоев.

По версии МВД, ограблениями АЗС и стрельбой по милиционерам банда не намеревалась ограничиваться. На видеозаписи, опубликованной милицией, один из задержанных рассказывает о подготовке теракта во время массовых акций 8–9 мая.

«Морган должен был стрелять по людям, Вита должна была его прикрывать, а Андрей должен был бросить тротиловую взрывчатку в толпу», — говорит на видео один из подозреваемых. При этом он стоит спиной к оператору.

Соратники праворадикалов подвергли сомнению эти признания — мол, говорящий фразы строит слишком уж по-казенному, возникает ощущение, будто задержанный читает текст с бумажки.

Также в Сети появилась информация, что налетчиков сейчас пытаются «привязать» к убийству Бузины и Калашникова (об этом, в частности, заявил сайт «Дорожный контроль»).

То, что их проверяют на причастность к этим преступлениям, заявил и советник Авакова Иван Варченко. «Но пока лишь только проверяют», — подчеркнул он.

Нет конкретики по этому вопросу и в словах Антона Геращенко:

— Можно сколько угодно выбивать показания из подозреваемого, но у нас не 37-й год. — Есть правозащитники, адвокаты, СМИ, честные народные депутаты, пришедшие с Майдана. И если человек в момент совершения преступления был в другом городе, не прикасался к оружию, из которого было совершено преступление, нет свидетелей этого преступления, прямо указывающих на подозреваемого, то доказать причастность лица к убийству в суде будет невозможно, — считает нардеп. При этом стоит отметить, что, согласно правилам работы, следствие всегда проверяет задержанных (в частности по отпечаткам пальцев) и их оружие на предмет причастности ко всем нераскрытым преступлениям. Но это еще ни о чем не говорит.