Текст: Олег Волошин

ПРИГОВОР ЕГИПЕТСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

Бывший президент Египта — исламист Мухаммед Мурси — 21 апреля был приговорен к 20 годам тюрьмы строгого режима. Дело рассматривалось в Уголовном суде Каира. Мурси признали виновным по делу о трагических событиях у президентского дворца «Аль-Иттихадия» в египетской столице осенью 2012 года. Помимо бывшего главы государства за решетку отправились еще 12 лидеров организации «Братья-мусуль-мане». 10 руководителей запрещенной в Египте организации были приговорены к 20 годам заключения, а еще двое получили по 10 лет тюрьмы. В числе осужденных оказались лидеры исламистов Мухаммед аль-Бельтаги и Исам аль-Арьян. Мухаммед Мурси был свергнут при помощи военных 3 июля 2013 года после массовых гражданских протестов. В отношении экс-президента и его соратников инициировано несколько судебных процессов. Одним из самых серьезных обвинений политику стало подозрение в передаче секретных документов Катару.

Показательно, что на этом фоне бывших соратников правившего Египтом 27 лет автократа Хосни Мубарака активно амнистируют. Это только доказывает, что правящая военная хунта является полноправной преемницей режима, сметенного в 2011 году «арабской весной». Демократизация Египта обернулась приходом к власти пусть и считающихся относительно умеренными, но исламистов. Их авантюрная экономическая и социальная политика привела к большим потрясениям, стоившим им власти. Ирония в том, что Мурси был избран на признанных международным сообществом честных выборах. Но западные рецепты общественного устройства явно не срабатывают на Ближнем Востоке. США и ЕС на словах, конечно, осуждают закручивание гаек египетскими военными, но на практике они понимают, что альтернативой этому могло бы стать только превращение самой многонаселенной арабской страны в плацдарм исламизма. Поэтому политическое правление армии воспринимается благосклонно. В Ираке после свержения американцами Саддама Хусейна в 2003 году армия была фактически распущена, и теперь многие ее лучшие офицеры обеспечивают успехи «Исламского государства».

Жесткие меры против «Братьев-мусульман» создают угрозу перехода организации к партизанской тактике. И здесь огромную роль играет финансовая помощь, которую Египет получает от Саудовской Аравии и Запада. Если на фоне политической стабилизации военным удастся хоть немного улучшить социальные условия для многочисленной молодежи, у исламистов не будет никаких шансов. В Египте довольно образованное и относительно европеизи-
рованное население. И ответ на свои жизненные проблемы молодые египтяне ищут в исламе в основном лишь тогда, когда не находят их в обычной жизни в виде рабочего места и карьерных перспектив.

УТОПЛЕНИЕ ЕВРОПЫ

Тема миграционной политики вышла на первый план в деятельности Евросоюза. На экстренном саммите

20 апреля лидеры стран блока обсуждали, что делать с нарастающей волной беженцев из Азии и Африки, буквально захлестывающей континент с юга. Поводом для чрезвычайной встречи стало затопление у берегов Ливии направлявшегося в Италию судна, на борту которого погибли более 900 нелегальных мигрантов. В минувшее воскресенье неподалеку от греческого острова Родос утонуло еще одно судно, на борту которого погибли еще трое беженцев. При этом за первые 17 дней апреля кораблями ВМС европейских стран в Средиземном море были подобраны 11 тысяч выходцев из азиатских и африканских стран, пытавшихся добраться до благополучной Европы.

Она начинает уже напоминать погибшее возле Ливии судно, которое ушло на дно из-за того, что на борту оказалось просто слишком много людей. Евросоюз явно не справляется с таким потоком мигрантов, большинство из которых мусульмане. Стагнирующая экономика ЕС не нуждается в значительном притоке рабочих рук, а прибывающие мигранты не отличаются ни высокой квалификацией, ни даже владением одним из европейских языков. Прорываясь в Европу, они в основном присоединяются к общинам своих земляков на окраинах мегаполисов, где и без того давно царят высокая безработица и преступность. А в последние 10 лет к этому добавился и радикальный ислам. Пока тысячи сирийцев, спасаясь от длящейся четыре года кровопролитной гражданской войны, ищут убежища на Западе, более полутора тысяч исповедующих ислам граждан одной только Франции отправились в Сирию воевать за «Исламское государство». И к ним там присоединились тысячи обладателей немецких, итальянских, бельгийских, британских и других европейских паспортов.

Всем в ЕС очевидно, что политика мультикультурализма, подразумевавшая мирное сосуществование представителей разных цивилизаций, провалилась. Мусульманские общины обособляются и радикализуются, а коренные европейцы все активнее голосуют за правые и крайне правые партии, открыто выступающие за резкое ограничение иммиграции и жесткие меры по интеграции в общество уже приехавших. Неизбежно, что визовые барьеры и пограничный контроль будут только усиливаться. Но все это никак не страхует от таких трагедий, какая произошла в выходные у берегов Ливии. Напоминающую Великое переселение народов массовую иммиграцию из Африки можно останавливать только в североафриканских странах. Испанские анклавы в Марокко, Сеута и Мелилья например, окружены специальными стенами для противодействия нелегалам. Ранее такой своеобразной стеной были автократические режимы в Алжире, Египте и особенно Ливии. 10 лет назад в обмен на расширение торговли Муаммар Каддафи взялся помогать европейцам останавливать беженцев из транссахарской Африки. Но в 2011 году Каддафи был свергнут при прямой военной поддержке повстанцев Францией и Великобританией. Защитный барьер пал. Теперь именно Ливия служит основным коридором для переправки нелегалов в Европу.

Точно так же увлечение демократизацией Ближнего Востока привело к тому, что вместо демократических и процветающих государств ЕС получил охваченные гражданскими войнами Сирию, Ливию, Ирак, Йемен. Поэтому сейчас европейцы сквозь пальцы смотрят на становление автократического режима в Египте и поддерживают не самую либеральную власть в Алжире. Но все это не спасает от того, что миграционная проблема является сильнейшим вызовом для европейцев. Внутри Евросоюза растет потенциал для открытых конфликтов между коренными христианами и приезжими мусульманами. А нестабильность на Ближнем Востоке только растет, да и глобальное потепление дает о себе знать. Когда-то мощные миграционные потоки разрушили Римскую империю.

ПАРАД БОЙКОТОВ

Президент Беларуси Александр Лукашенко неожиданно для многих оказался в списке мировых лидеров, которые не приедут в Москву на парад по случаю 70-летия Победы. О своем решении Лукашенко рассказал журналистам в минувшую субботу лично. По его словам, 9 мая он намерен быть в Минске и принимать парад к 70-летию Победы — так как военный парад может принимать только главнокомандующий. «Это недопустимо, когда нет главнокомандующего, а столько войск выведено в столицу, это вообще, в принципе, неприемлемо. В Беларуси, по Конституции, кроме главнокомандующего, никто не может принимать парад, — сказал он. — Поэтому или парада не будет, или будет. Если есть президент — будет парад. У нас 9 мая будет свой такой же парад, как в Москве».

При этом глава Беларуси пояснил, что он все-таки посетит Москву перед праздником: «Наверное, 7-8 мая мы сможем с делегациями из Беларуси посетить Москву, продемонстрировать наше единство с русским народом и другими. Возможно, возложим венки к Могиле Неизвестного Солдата, как мы это делаем. 8 мая там будут мероприятия в рамках ЕАЭС, СНГ, ОДКБ, поэтому я, конечно, не могу не принять в этом участия. Постараюсь 8 мая, пусть даже ночью, вернуться домой. Я так на сегодняшний день планирую».

Какими бы изящными дипломатическими реверансами ни был прикрыт этот ход Лукашенко, в Минске не могли не понимать, что всеми такой шаг будет расценен как демарш. Парад в Москве превратился в элемент международной политики. Его бойкот в связи с действиями России против Украины стал почти обязательным для лидеров западных стран и их союзников. В такой ситуации наверняка в Кремле рассчитывали, что формально ближайший союзник — Беларусь — встанет на их сторону. Лукашенко же в очередной раз решил показать, что он абсолютно самостоятельный политик и проводит независимый от России курс. Тем более что падающая белорусская экономика отчаянно нуждается в кредитах, с которыми Москва не спешит помогать. Явно неприятный Владимиру Путину жест «бацьки» в любом случае обратил на себя внимание и усилит в ЕС позиции тех, кто активно призывает к более тесному диалогу с Минском, несмотря на очевидные проблемы с демократией.