Текст: Инна Золотухина, Маричка Паплаускайте

Говоря о причинах беспорядка в цифрах, практически каждый собеседник «Репортера» пенял на добровольческие батальоны. Мол, те мало того что не отчитываются о количестве своих раненых и погибших перед руководством АТО, но зачастую и вовсе не знают, сколько людей воюет в их рядах. В начале апреля глава Минобороны Степан Полторак заявил, что никаких добровольческих батальонов и других вооруженных формирований на линии соприкосновения в Донбассе больше нет, а все военные подразделения переведены в ряды Вооруженных сил Украины и Национальной гвардии. Впрочем, подобные заявления звучали и раньше

В декабре прошлого года Госслужба по делам ветеранов войны и участников АТО обнародовала информацию, согласно которой добровольческих формирований, которые еще не подчинены ни одному государственному ведомству, на тот момент якобы оставалось только два: ДУК «Правый сектор» и батальон ОУН. В то же время неподконтрольные государству Отдельная добровольческая чета «Карпатська Січ» и так называемый «чеченский» батальон имени Джохара Дудаева продолжали воевать.

— Мы изначально не хотели вливаться в государственные структуры. На многих наших ребят были открыты уголовные дела за снос памятника Ленину, это и стало формальной причиной. Но воевать мы хотели и создали собственное подразделение. Наша чета — это до сотни человек. Начинали со Славянска, когда он еще был оккупирован, потом шли за фронтом в направлении Углегорска, Донецка, сейчас стоим под Песками, — говорит Олег Куцын, командир ОДЧ «Карпатська Січ».

Даже если представить, что все добровольческие формирования действительно уже переведены в подчинение государству, случилось это спустя год с начала так называемой Антитеррористической операции. И весь этот год огромное количество бойцов — воюющих, раненых, погибших, попавших в плен и пропавших без вести — попросту не учитывались. К примеру, по информации пресс-секретаря «Правого сектора», за год войны они потеряли около 50 бойцов. Но в официальную статистику эти ребята попасть просто не могли.

— Мы не передаем в штаб АТО информацию о своих потерях. Сообщаем непосредственно семьям, чтобы можно было им помочь в организации похорон и в дальнейшем. А штабу АТО какая разница? Военные действия мы координируем, а зачем им знать, кто у нас умер? Пользы от этого не будет, — уверен пресс-секретарь «Правого сектора» Артем Скоропадский.

Похожая ситуация в расколовшемся ныне батальоне ОУН, где, по словам командования подразделения, погибших всего двое, а по свидетельствам волонтеров — в разы больше. 

— Это не наше дело — сообщать о «двухсотых». Этим занимается фронтовая медицина. Только медики могут констатировать смерть. Вот они и должны сообщать куда следует, — говорит Андрей «Сывый», заместитель командира добровольческого батальона ОУН.

Вот и представим, сколько погибших прошли мимо официальной статистики за этот год, пока десятки добровольческих подразделений постепенно переходили под контроль государства.

Подтверждает такое состояние дел и руководитель «Офицерского корпуса» и Центра освобождения пленных Владимир Рубан: 

— Я слышал достаточное количество обвинений в адрес командиров добровольческих батальонов в том, что погибших, например, увольняли задним числом. Понятно, что они выпадают из официального списка. Никому не выгодно показывать реальную картину. Так что подсчитать число погибших добровольцев не представляется возможным: командиры батальонов часто не имеют достоверных данных о всех бойцах и либо скрывают свои потери, либо действительно их не знают.

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ЦИФРЫ

Для того чтобы подсчитать количество погибших и пропавших без вести украинских военных согласно официальным данным, «Репортер» отправил соответствующие запросы в Министерство обороны, МВД, СБУ, Госпогранслужбу и СНБО. В указанные законом сроки мы получили ответы только от пограничников, СБУ и частично от МВД. Исходя из этого, чтобы все-таки вывести какую-то общую цифру, мы использовали статистические данные, ранее обнародованные публично. 

Итак, по информации Министерства обороны, с начала проведения АТО и по состоянию на 1 февраля 2015 года в Донбассе погибло 1 750 украинских военных, включая бойцов добровольческих батальонов, подчиненных ВСУ. Речь идет только о тех, чьи тела найдены, фамилии и звания установлены. Как сообщили «Репортеру» в МВД, на 14 апреля 2015 года в зоне проведения АТО погибли 109 милиционеров и 145 военнослужащих Национальной гвардии. А согласно информации погранслужбы, из числа их сотрудников на начало апреля погибшими числились 63 человека. Добавим к этому восьмерых сотрудников СБУ, о чем нам сообщили в самом ведомстве. В общей сложности выходит чуть больше 2 тысяч человек. Проще говоря, немногим больше, чем по данным Днепропетровской областной администрации, учитывающим и неопознанные тела.

Что касается пропавших без вести, то, по словам спикера штаба АТО Андрея Лысенко, кроме тех украинских военнослужащих, которые удерживаются в плену у боевиков, более 300 бойцов ВСУ (в том числе якобы из подчиненных ВСУ добровольческих батальонов) считаются пропавшими без вести. В то же время, по данным Днепропетровской обладминистрации, эта цифра равняется 375. О судьбе еще 10 сотрудников погранслужбы, 25 милиционеров и 38 военнослужащих Нацгвардии тоже ничего не известно. Вместе получается чуть меньше 400 человек пропавших без вести.