Влад Абрамов

В этом году Верховная Рада установила 8 мая Днем памяти и примирения в честь всех жертв Второй мировой войны. Праздник будет отмечаться ежегодно. О том, как этот день проходит в Европе, о десоветизации медалей и о дне окончания войны «Репортер» поговорил с историком и активистом Дмитрием Забориным

1. Что вы думаете о новом празднике — Дне памяти 8 мая?

Праздник ничего плохого в себе не несет. По сути, в Европе празднуют то же самое — день капитуляции Германии. Другое дело, что в наших условиях он сейчас противопоставляется 9 Мая. Новая дата используется как способ нивелировать значение Дня Победы. Ведь, согласно официальной идеологии, у нас такого праздника вообще существовать не должно. Это, мол, была не наша война, а «советско-немецкая». Но вряд ли можно отменить 7 млн воевавших в Красной армии украинцев и тот факт, что со статусом страны-победителя связан вопрос государственных границ Украины и ее членство в ООН.

2. В нынешнем году 9 Мая будут отмечать достаточно скромно. Нужны ли парады, другие торжественные мероприятия в этот день?

В официальном праздновании уже давно не было душевности, скорее формализм и повод поставить галочку. Безусловно, в формате парадов и митингов в Украине День Победы себя изжил и давно требовал другого подхода. Но внутреннее настроение праздника не имеет отношения к официозу. Это главный день в году для тех, у кого воевали деды и прадеды. И то, что люди чтят память своих предков, гордятся ими, по-человечески правильно.

3. Как отмечают этот день в других странах?

Годовщина Словацкого национального восстания празднуется с большим размахом. В День освобождения от фашизма во Франции государственный выходной. Проводится торжественная церемония у Вечного огня. В Париж съезжаются ветераны, президент возлагает венок. У нас бы на это сказали — Совок Совком. Но, с другой стороны, люди просто гордятся своими победами.

4. Могут ли награды ветеранов попасть под запрет из-за курса на десоветизацию?

Они по умолчанию попадают под формат запрета советской символики. На ровном месте создается повод для острого гражданского конфликта. Даже в побежденной Германии боевые награды были денацифицированы, и люди продолжали их носить и дальше. Но нацизм был осужден международным судом. А кто признал СССР «преступной организацией»? Юридически Украина — правопреемница УССР, этого пока никто не отменил. Поэтому запрещать символы советского государства глупо, а в случае с боевыми наградами еще и опасно. Это не принесет пользы, только проблемы.

5. Что скажете об идее приравнять ветеранов УПА к ветеранам ВОВ?

Хотите приравнять — приравнивайте. Но это не должно делаться в формате детской обиды, когда обязательно нужно взамен что-то запретить и кому-то отомстить. Хотя большевизм у нас заклеймен, власть повторяет ошибки ранних большевиков, которые тоже запрещали и разрушали «идолов старого мира». Мы помним, чем все закончилось. Зачем снова идти по этому пути?

6. В каком состоянии находятся музеи, экспозиции, посвященные войне?

К сожалению, музеи замерли в прошлом, это тоже последствия мифотворчества о войне. Поверьте, когда открывается музей в школе, когда там проводится открытый урок, где ребята могут подержать в руках винтовку, узнать о том, во что были одеты солдаты, как они воевали, — это всегда вызывает огромный интерес. Дети понимают, что истории про голых и босых советских солдат, которых командование бросало в атаку с половинкой кирпича, — это глупость, а значит учатся мыслить самостоятельно и не верить пропаганде.

 7. Говорят, что война заканчивается тогда, когда похоронен ее последний солдат. Когда закончат свои работы поисковики?

В нашей стране это случится нескоро, работы хватит еще для двух поколений поисковиков. Государство и раньше этим не интересовалось, а сейчас и вовсе забросило. Иногда поисковикам эти солдаты роднее, чем их родственникам.