Текст: Наталия Судакова

Верховная Рада 9 апреля приняла пакет из четырех законов, касающихся декоммунизации Украины. Речь идет об открытии архивов советских спецслужб, признании бойцов УПА борцами за независимость, использовании термина «Вторая мировая война» вместо «Великая Отечественная война», а также запрете пропаганды и символики коммунизма и нацизма. Президент законы пока не подписал. Между тем их радикальность породила множество споров. Ведь после вступления законов в силу придется переименовать множество улиц, городов и предприятий, а также демонтировать не одну сотню памятников коммунистическим деятелям

На что накладывается запрет в законе «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического тоталитарных режимов»:

1. Названия городов и других населенных пунктов, улиц и других объектов в населенных пунктах, связанных с фамилиями или псевдонимами деятелей СССР и КПСС, юбилеями Октябрьской революции, СССР и КПСС, установления советской власти в каком-либо регионе (исключение — освобождение Украины Красной армией). Верховная Рада или местные органы власти должны принять решения о переименовании не позже, чем через девять месяцев после публикации закона.   

Наказание: Не предусматривается

2. Изготовление, продажа и публичное использование советской символики: герба и флага СССР и его союзных республик, бывших гербов и флагов соцстран (исключение — нынешние гербы Китая, Вьетнама, КНДР), любых знамен или другой атрибутики, на которых изображены вместе серп (плуг) и молот, со звездой или без, лозунгов КПСС и цитат любых деятелей СССР и КПСС, названий городов, связанных с фамилиями или псевдонимами деятелей СССР или с Октябрьской революцией и прочее.        

Наказание:  До пяти лет лишения свободы с возможной конфискацией имущества, а при групповом или повторном использовании — до 10 лет с возможной конфискацией. Для юридических лиц, партий и общественных организаций — отмена регистрации. Исключение: советская символика разреше-
на в учебниках и музеях, на памятных знаках, могилах на кладбищах, а также разрешено ее коллекционирование.

3. Полное или частичное публичное исполнение (трансляция) гимна СССР и гимнов союзных республик.

Наказание: То же, что и в пункте 2.

4. Советские названия юридических лиц (например: Мариупольский завод имени Ильича, Харьковский завод имени Малышева) должны быть перерегистрированы.

Наказание: Отмена регистрации

5. Публичное отрицание в печатных СМИ преступного характера власти в СССР или распространение информации, оправдывающей советский режим. По сути, запрещено любое публичное упоминание в положительном контексте обо всем, что происходило при СССР, кроме победы во Второй мировой войне (бывшей Великой Отечественной).

Наказание: Прекращение выпуска СМИ

6. Демонстрация на ТВ и на радио фильмов, мультфильмов, теле- и радиопередач, в которых с положительной стороны показан любой партийный или госдеятель СССР, положительно показано установление советской власти или борьба с УНР, ОУН-УПА.

Наказание: От предупреждения до лишения лицензии

7. Памятники и памятные знаки в честь советских вождей, событий и дат (например: памятники Ленину, Петровскому, Щербицкому). Местные органы власти должны принять решения о сносе не позже, чем через девять месяцев после публикации закона.

Наказание: Не предусматривается


Кликните по изображению для увеличения

МНЕНИЯ РАЗДЕЛИЛИСЬ

Карл Волох, политический эксперт, член Общественного люстрационного комитета:

— Не говорю, что всю эту историю с коммуняческой идеологией и ее рудиментами-атавизмами
в общественной жизни не нужно было заканчивать (жаль только, что не пару десятков лет назад и не по материалам хорошего судебного процесса). Но все же половецкие пляски на костях поверженного врага мне кажутся слишком ажитированными из-за абсолютного неравенства в силах. Да и вообще, имея нынешние настроения в обществе и коалицию с конституционным большинством, решить этот вопрос было неприлично просто. Иное дело — коммунизм в головах. Самым ярким свидетельством господства идей большевизма в мозгах нардепов и огромного числа граждан является недавний законопроект «О национализации имущества в Украине государства-агрессора и его резидентов». Только в больном воображении верных (пусть и скрытых) последователей Ленина-Сталина могла родиться в ХХІ веке идея бескомпенсационной экспроприации чужого имущества, что противоречит всем подписанным Украиной международным конвенциям в этой отрасли, не говоря уже о собственной Конституции. Таких примеров я могу привести еще массу. Отдельно не могу не отметить совершенно позорную коммуняческую кампанию по дискредитации перехода на рыночные цены на газ (и одновременно адресные компенсации малоимущим). Потоки популистской лжи, где народу выдают себестоимость украинского газа за его рыночную стоимость, и нежелание гигантских масс слушать никакие аргументы в пользу рыночных отношений здесь представляют стократ большую угрозу, чем группа полоумных бабок с красными бантами и иконами лысого идола из Мавзолея. Когда вот с этой, массовой и смертельно опасной, частью большевистской заразы бороться начнете, господа депутаты? Не отвечайте, сам знаю, что никогда. Вот когда народ сам созреет, тут вы и выскочите, как черт из табакерки, с идеями святости частной собственности и рынка капитала. А пока вся энергия пойдет на войну с красными тряпками и переименования.

Владимир Вятрович, директор Украинского института национальной памяти:

— Знести старі пам'ятники, символи тоталітарного минулого, буде неважко. Навіть попри те, що їх ще дуже багато. Важко буде спорудити той один, вартий пам'яті мільйонів, що віддали своє життя за цю країну. Важко, бо цим пам'ятником має стати сама країна. Пам'ятником, на умовному п'єдесталі якого кожен з цих мільйонів готовий би був підписатися під простим написом: «Недаремно».

Александр Клименко, экс-министр доходов и сборов Украины:

— Оказывается, можно отменить 70 лет истории жизни целой страны простым нажатием кнопки 254 случайно вынесенными той же самой историей в здание под куполом на Грушевского людьми. Я даже не могу себе представить, насколько больно сегодня тем еще оставшимся в живых ветеранам, которым вчера просто взяли и «отменили» Великую Отечественную войну. Но я могу представить, как больно обычным людям, родившимся и повзрослевшим в СССР. Людям, которые были пионерами и комсомольцами, которые проходили практику в колхозах, стремились получить звание Героя труда, людям, гордившимся своей страной, до того как она развалилась. Фактически это плевок в их душу… Неужели сегодня нет более насущных вопросов, чем устраивать ревизию истории?! Полный абсурд, что в государстве, где внешний долг достиг 96,5% ВВП, дефицит бюджета подходит к отметке 9 млрд грн, средняя зарплата едва дотягивает до $100, в псевдопатриотическом порыве принимается никому не нужный закон, на реализацию которого необходимо, по самым скромным оценкам, 5 млрд грн! Именно столько в ближайшие полгода необходимо будет потратить как минимум на переименование всех улиц, переулков, скверов и других городских топонимов, названия которых связаны с советским прошлым. Кроме того, всем без исключениям организациям, — как частным, так и государственным, — располагающимся на переименованных улицах, придется в обязательном порядке менять уставные документы, свидетельства о регистрации и т. п. Это дополнительные затраты как времени, так и денег. А какие затраты понесут государство и бизнес, например, с переименованием городов? Днепропетровск, Артемовск, Первомайск, Комсомольск. Что делать государственным и частным предприятиям с советскими брендами? Куда, в конце концов, деть «Советское» шампанское? Будет ли фабрика «Рошен» проводить ребрендинг конфет «Дюшес»? Такое ощущение, что этот «закон» принят специально, чтобы общество не отвлекалось на насущные проблемы повышения тарифов и дерибана в верхах.

Виталий Гайдукевич, телеведущий:

— Тепер би не схибить у реалізації. Я вже мовчу про те, що скасувати «Кіровоград» — це ще півпро-
блеми, можна. А от підібрати до кожної скасованої радянської назви красиву і логічну нову (або ж давно забуту стару) — тут треба ювелірна робота. А переіменову-вати треба буде дуже багато. Кожну хибу, кожен перегин будуть вдало і сильно розігрувати вороги. ІНП, напевно, має зібрати адекватних людей для відновлення історичної справедливості в назвах або ж вигадування нових. А відповідна профільна структура при АП (є така) має відстежувати зміну емблем і геральдики (там, де це буде потрібно). Ну і, звісно, нові назви мають одразу популяризуватися. Мають з’явитися нові логотипи міст, котрі будуть переіменовані. У міст має з’явитися свій стиль. Є шанс залучити до процесу велику кількість творчих людей. Зрештою, навіть така буденна штука, як вказівник вулиці на будинку, може бути чималим простором для творчості. Зі зносом пам’ятників тоталітаризму треба не перетворитись на дикунів. Справа тендітна, краще не помилятись.

Денис Гороховский, известный блогер:

— Политические аресты, цензура, запрет альтернативных идеологий, возобновление практики доносов на сограждан. И эти люди думают, что они запретили Совок.

Алексей Блюминов, политолог:

— В ночь на субботу, 11 апреля, в Харькове снесли три памятника времен Советского Союза: монументы Серго Орджоникидзе (территория тракторного завода), Николаю Рудневу (пл. Руднева) и Якову Свердлову (Полтавский шлях). Я так понимаю, антикоммунистические законы дали старт новой волне правых погромов и вандализма. Но если уж стирать историческую память, то совсем. Как правильно подсказывают люди в моей ленте, вместе с монументом Серго Орджоникидзе нужно было взорвать и построенный по его инициативе Харьковский тракторный завод — одну из жемчужин советской индустриализации, за счет которых до сих пор как-то держится утлое и разваленное антикоммунистами здание украинской экономики и сама украинская государственность.

Олег Пономарь, политический обозреватель:

— Это то, что сделали страны Восточной Европы и Балтии. Это то, без чего мы не могли бы двигаться дальше. Это был якорь или камень. Это как нельзя начать новые отношения, не простив, не попросив прощения, не покаявшись. И пока души замученных энкавэдистами-кагэбистами и коммунистами людей не успокоились, мы бы не могли построить ничего нового.

ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА

Антон Луковкин, партнер юридической фирмы Misechko & Partners:

— Еще свежа в памяти скандальная законодательная инициатива отмены «языкового закона» авторства Колесниченко — Кивалова, как «отличился» и новый состав Верховной Рады. Судя по принятому 9 апреля закону «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики», история их ничему не учит. По-прежнему, как и во времена Януковича, украинские нардепы считают формальностью выводы, предоставляемые Главным научно-экспертным управлением парламента. (А следует заметить, что это чуть ли не единственный субъект законодательной процедуры, который последовательно демонстрирует свой профессионализм и незаангажированность.) Вот и в этот раз главное управление дало разгромное заключение относительно правового регулирования, предусмотренного свежепринятым законом. Не углубляясь в изыскания и выводы правоведов, тезисно их можно свести к следующему:

Во-первых, Конституция Украины запрещает создание и деятельность определенных партий, а не конкретной идеологии. Поскольку соответствующие ограничения предусмотрены Конституцией, то запрет коммунистической или национал-социалистической идеологии не может быть предметом регулирования на уровне обычного закона. Вопросы, связанные с ограничением права граждан объединяться в партии и общественные организации, исчерпывающе урегулированы Конституцией и предусматривают судебный порядок принятия соответствующих решений. Следовательно, парламент не может брать на себя эту функцию.

Во-вторых, предусмотренная законом обязанность местных советов принять решения об изменении наименований улиц, скверов и т. д. является вмешательством в деятельность органов местного самоуправления.

И в-третьих, предусмотренная уголовная ответственность, в том числе за публичное использование символики, включая сувенирную, или исполнение гимнов советских республик (до пяти лет лишения свободы с конфискацией имущества), противоречит принципу соразмерности уголовного наказания совершенному преступлению.

К глобальным замечаниям, приведенным выше, можно еще добавить «локальные», затрагивающие юридические лица, чьи наименования нарушают закон, и владельцев торговых марок, включающих запрещенную символику. (Напомним, что закон обязывает их привести свою деятельность в соответствие с его требованиями в течение одного и шести месяцев соответственно). Так вот, если требование об изменении наименований юридических лиц можно если не обосновать, то хотя бы исполнить в дальнейшем, внеся соответствующие изменения в ЕГРПОУ, то изменение знаков для товаров и услуг в принципе не предусмотрено законодательством. По сути, владельцу торговой марки придется отказаться от действующего знака и подать на регистрацию новый. Подозреваю, что этот закон постигнет та же судьба, что и его «языкового» предшественника — наделав шума, он так и останется в стадии «готовится на подпись».

Принят закон «О незаконности коммунистического режима». Под его действие попали 140 тысяч лиц, сотрудничавших с коммунистическим режимом в 1948–1989 годы. Вацлав Гавел, первый президент Чехии, пытался ветировать продление закона о декоммунизации до 2000 года (его действие заканчивалось в 1996 году), но парламент преодолел вето, и закон стал бессрочным.