Текст: Александр Сибирцев

Даже в череде трагических событий, происходивших в Украине в последний год, одесская трагедия 2 мая выделяется своим кошмарным сценарием. Десятки людей бросали коктейли Молотова и наблюдали, как заживо сгорают их соотечественники, словно приносимые в жертву каким-то древним богам. Жертвы оказались не последними.

Гибель почти полусотни людей в Доме профсоюзов открыла кровавый счет сотням и тысячам смертей в последующие месяцы. Но до сих пор за это никто так и не понес наказание: следствие не пришло к четкому выводу, кто виноват. Суды над участниками тех событий идут до сих пор.

Корреспондент «Репортера» весь день 2 мая был в гуще событий в центре города, а вечером пытался спасать людей из горящего Дома профсоюзов. Накануне годовщины тех событий мы решили произвести реконструкцию случившегося 2 мая в Одессе, а также предыстории этих событий, чтобы понять, что стало детонатором кровавой бойни. Помощь в создании материала оказала одесская группа независимого расследования «2 мая» 

Начало

Противостояние сторонников Евромайдана и Антимайдана в Одессе началось задолго до кровавой развязки 2 мая, практически одновременно с началом противостояния в Киеве в конце ноября 2014 года. Сначала все проходило в довольно мирном формате, но уже с января в воздухе стало тревожно. 22–23 января в Одессу из соседних областей и Киева начали небольшими группами подтягиваться молодые парни. Как сообщали тогда наши источники из СБУ, милиции и Самообороны Майдана, решение о «десанте» на Одессу было принято в штабе киевского Майдана. Согласие на командировку дали сразу несколько сотников Самообороны и лидеры «Правого сектора», откомандировав на юг около сотни человек. Решение было принято в рамках плана по распространению волны протестов на все регионы Украины.

23 января произошла первая попытка захвата Одесской обладминистрации. Несколько сотен «евробойцов» заявились под ОГА с палками и щитами.

Вторая демонстрация силы произошла 26 января. Вокруг ОГА собралось около 300 заезжих бойцов, их поддержало небольшое количество членов одесской самообороны Евромайдана и городского «Правого сектора». Основную массовку составляли сторонние зеваки и радикально настроенные студенты. Собралось больше 2 тысяч человек. «Штурма ОГА не случилось — лидеры городского Евромайдана не приехали. Постояв несколько часов около ОГА, массовка сама собой рассосалась, захват ОГА не состоялся, а „десантники“ из Киева и Винницы уехали восвояси», — рассказывает активный участник тех событий, одессит Евгений Мельничук.

После несостоявшегося штурма входы в здание обладминистрации, по указанию губернатора Николая Скорика, были забаррикадированы бетонными блоками. За это губернатора вскоре в народе окрестили «Колей-баррикадой». Кроме того, областные власти, не надеясь на милицию, инициировали создание «своих» охранных отрядов — Народной дружины. Но особых надежд на защиту ОГА силами добровольцев-дружинников у областных властей не было. Поэтому ядром боевых отрядов для защиты ОГА стали сотрудники нескольких охранных фирм, контролируемых предпринимателями-«регионалами». Но вскоре сотрудников охранных фирм заменили «идейные» бойцы.

Две дружины

Идея боевых добровольческих отрядов тут же получила развитие. Добровольцев из числа негативно настроенной по отношению к Майдану одесской молодежи было хоть отбавляй. Первый добровольческий отряд одесского Антимайдана возглавили общественник, соратник опального нардепа Игоря Маркова, выпускник исторического факультета Антон Давидченко и его брат Артем. Вторым руководителем стал коммунист Ростислав Барда. Дружину формировали на базе нескольких городских общественных антимайдановских организаций: «Молодежного единства», «Дозора» и «Сопротивления».

Параллельно с Народной дружиной в начале весны 2014-го появляется еще один боевой отряд — Одесская дружина. Главой этого отряда становится лидер пророссийской организации «Славянское единство» одессит Дмитрий Одинов. А его заместителем — одессит Денис Яцюк. К созданию Одесской дружины подключился и сын известного одесского тележурналиста Егор Кваснюк.

Постепенно Одесская дружина оттеснила с первых ролей Народную дружину, заняв более радикальную позицию. «Непримиримые» одесские дружинники впоследствии сыграли первую скрипку в событиях 2 мая. Зато в Одесской дружине к весне было уже больше сотни реальных бойцов из спортивных клубов, экипированных дубинками, щитами и шлемами. Помимо «штатных» бойцов в любой момент к Одесской дружине могло примкнуть еще столько же «волонтеров». Боевой опыт антимайдановцев проистекал из страйкбольных поединков и футбольных махачей. Лишь единицы из них принимали участие в киевских беспорядках на стороне Антимайдана.

Первые искры. Игра мускулами и репетиции драк

Конфликты начались почти сразу после появления охранных дружин у обеих сторон. Первая драка между идеологическими противниками состоялась еще 2 февраля 2014 года. В центре города на Соборной площади «случайно» встретились участники двух маршей — евромайдановского митинга и антимайдановского «Марша мирных». В результате стычки более организованные антимайдановцы потеснили противников, но в масштабную драку конфликт так и не перешел. Потери обеих сторон ограничились синяками и порванной одеждой.

Зато через две недели, 19 февраля, евромайдановцы потерпели серьезное поражение. Их пикет был разогнан неожиданной атакой сотни бойцов, вооруженных битами, одетых в одинаковые черные куртки с шевронами «Стоп Майдан» и шлемы (как потом выяснилось, это были титушки, которые ранее участвовали в акциях в Киеве). При этом были избиты несколько журналистов. Атакой на пикет Евромайдана бойцы в черной форме не ограничились. В тот же день были разбиты окна одесского офиса «Батькивщины».

После смены власти ситуация поменялась. Антимайдан перешел в оппозицию, а евромайдановцы стали властью. С 24 февраля их основным центром сбора и проведения митингов стало Куликово поле — большая площадь рядом с ж/д вокзалом и Домом профсоюзов. По воскресеньям сюда стекались одесситы, негативно воспринявшие Майдан. Митинги проходили в режиме нон-стоп. А в будние площадь превращалась в своеобразный одесский Гайд-парк: горожане обсуждали последние новости, пели советские песни и общались.

1 марта 2014 года на Куликовом поле был проведен «смотр» боевых отрядов одесского Антимайдана, совмещенный с митингом. Потом такие смотры устраивались регулярно. В марте для оперативного реагирования на «происки» евромайдановцев в Одесской дружине была создана мобильная группа, в которую вошел человек по кличке Боцман — Виталий Будько. Именно Боцман 2 мая первым выстрелит из автомата Калашникова в центре Одессы.

На протяжении марта и апреля мелкие стычки между противоборствующими лагерями во время маршей и митингов случались почти через день, однако до массовых беспорядков дело не доходило.

Переговоры

Лидеры обеих сторон неоднократно предпринимали попытки договориться и нейтрализовать наиболее «безбашенных» активистов. Они демонстративно заявляли о своем стремлении к сохранению мира в Одессе и даже проводили совместные акции вроде уборки мусора в городском парке имени Шевченко. Не прекращала попыток помирить стороны и одесская милиция. «Круглые столы» и переговоры, курируемые силовиками, проходили почти каждую неделю. «Из Киева непрерывно прессовали областную администрацию, тогдашнего губернатора Владимира Немировского и начальника областного УВД Петра Луцюка. Новому правительству не нравилось антимайдановское брожение. Звонки из Киева с требованием ликвидировать антиправительственные выступления поступали каждый день. Немировский в свою очередь требовал разогнать Антимайдан от руководства одесской милиции», — вспоминает сотрудник Одесской обладминистрации Юрий П.

«В качестве миротворца был избран заместитель главы областного УВД Дмитрий Фучеджи. У недавно назначенного начальника милиции Петра Луцюка для этой миссии не хватало ни знания реалий Одессы, ни опыта. У Фучеджи был опыт разгона протестных митингов и умение вести переговоры», — комментирует руководитель группы «2 мая» Сергей Дибров.

Но полностью контролировать действия радикалов не могла уже ни одна сторона. 30 марта пресс-секретарь одесского Евромайдана Алена Балаба демонстративно сожгла две георгиевские ленточки в Вечном огне у памятника Неизвестному матросу. Лидеры одесского Евромайдана публично открестились от действий активистки, назвав это ее личной инициативой. «Подвиг» Балабы моментально стал предметом обсуждения в соцсетях и заметно накалил обстановку в городе.

Визит Царева

Еще одним пунктом стал визит в Одессу кандидата в президенты Олега Царева. Несмотря на то, что накануне, 9 апреля, лидеры обеих сторон подписали «Меморандум памяти», в котором обязались не устраивать силовых акций в День освобождения Одессы, 10 апреля, в этот день произошла самая крупная стычка, которая стала своеобразной репетицией событий 2 мая. Царева заблокировали евромайдановцы. На выручку кандидату в президенты поспешила Одесская дружина, несколько человек от Евромайдана были избиты. По дороге «дружинники» также захватили трамвай, на котором доехали до Куликового поля. Милиция и в этом случае не предприняла никаких шагов, чтобы обуздать революционных хулиганов с обеих сторон.

Затишье перед взрывом

Вечером 2 мая в Одессе должен был пройти футбольный матч между харьковским «Металлистом» и одесским «Черноморцем». Поддержать свои команды собирались десятки фанов — ультрас. В то же время лидеры одесского Евромайдана заявили о намерении провести в этот день патриотический марш «За единство Украины» в центре города. Опасность возникновения массовых беспорядков в Одессе прекрасно понимали и в Киеве. За три дня до трагических событий в Одессу наведался секретарь СНБО Андрей Парубий и провел несколько совещаний с руководством милиции, СБУ и Самообороны Майдана. Но местные правоохранительные органы все же решили перестраховаться. В городе вводится план по предотвращению массовых беспорядков «Волна». Блокпосты вокруг Одессы были усилены приехавшей сотней бойцов из Самообороны. Одесские подразделения Внутренних войск и милиции были приведены в полную готовность. Но лидеры обеих сторон заверили силовиков, что 2 мая все будет мирно.

«В конце апреля на командиров дружин вышли серьезные деловые люди со стороны Евромайдана. Ими было озвучено предложение свернуть палаточный городок перед Домом профсоюзов и перенести его на 411-ю Батарею. Предложение было принято, так как все уже понимали, что палаточный городок когда-нибудь обязательно снесут, причем будут жертвы. Также на встрече с „делаварами“ было озвучено, что Одесская дружина тоже проведет дембельский марш по городу. Это не вызвало возражений у представителей Евромайдана. Договорились, что все ограничится легким махачем. Потом ходили слухи, что за мирное соглашение и перенос городка „делавары“ якобы передали $50 тысяч кому-то из представителей Антимайдана. Но скорее всего эту утку запустили евромайдановцы. Одно можно сказать точно: как с нашей, так и с той стороны все заранее знали, что будет драка. Но никто не предполагал, чем она закончится…» — вспоминает член Одесской дружины Андрей К., вступивший после 2 мая в ряды «ополчения ДНР».

30 апреля Одесская дружина переносит свои палатки в парк на 411-ю Батарею на окраине города. Однако Народная дружина не поддерживает инициативу соратников, и несколько палаток остается перед Домом профсоюзов. В них ночует около десятка человек. Днем на Куликово поле по-прежнему приходят сочувствующие одесситы и проводятся мини-митинги.

1 мая 2014 года на Куликово поле выходят несколько сотен активистов КПУ с красными знаменами. В демонстрации принимают участие и другие «левацкие» организации: «Союз анархистов Украины», «Молодежное единство» и анархисты. Демонстрации не мешают ни милиционеры, ни боевые отряды одесского Евромайдана.

После демонстрации в парке перед 411-й Батареей (мемориальный музей под открытым небом в Одессе. — «Репортер») командиры Одесской дружины устраивают пикник с шашлыками и водкой с несколькими представителями Евромайдана. Не прекращая приятного общения с идеологическими противниками, командиры Одесской дружины анонсируют в интернете завтрашний сбор колонны на Александровском проспекте. Время сбора — 11:00. Желающим поддержать марш Одесской дружины предлагают брать с собой палки и каски.

Костер разгорается

2 мая. Утро, ж/д вокзал. Приезжают первые болельщики харьковского «Металлиста». Однако, вопреки распространенной легенде о поезде с тысячей ультрас из Харькова, фанатов «Металлиста» было немногим более 400. А наиболее радикальных фанов, ехавших в Одессу с целью размять мускулы, было не более полусотни. Фанаты рассасываются по Одессе, а «боевая полусотня» харьковчан идет на Соборку.

11:30. Соборная площадь. Возле уличных художников и церкви собираются первые участники марша Евромайдана. Большинство из них — фанаты «Черноморца». Одесситы также уверены, что сегодня будет большая драка. Но никто не предполагает, что вместо кулаков в ход пойдут биты и даже огнестрельное оружие. Участники марша собираются пройти от Соборной площади вниз по направлению к морю по улице Дерибасовской.

11:45–14:45. Все руководители одесских силовых структур и командиры воинских частей вызваны на совещание по противодействию сепаратизму в Одесском регионе. Возглавил совещание заместитель генпрокурора Николай Банчук. По его требованию собравшиеся выключили звук в мобильных телефонах. Однако информация о ситуации на одесских улицах доступна собравшимся — их подчиненные посылают им СМС. Доступен и мобильный интернет.

Порядок на улицах должны обеспечивать около 850 милиционеров: участковых, оперативников угрозыска, следователей и сотрудников полка патрульно-постовой службы. Основная их часть — около 700 силовиков — сосредоточена в потенциально опасном месте — около стадиона «Черноморец» в парке Шевченко. Около 80 милиционеров из бывшего «Беркута» должны сопровождать колонну Одесской дружины. Еще 60 остались в оцеплении Куликового поля. Возле участников марша Евромайдана всего несколько милиционеров, подвоха от них правоохранители не ждут. Около 100 сотрудников ППС остаются в резерве, в автобусах, стоящих на соседних улицах.

13:10—14:30. На углу Александровского проспекта и улицы Жуковского собирается колонна сторонников Антимайдана. Членов Одесской дружины среди них не более 50, почти все знают друг друга по совместному увлечению страйкболом. Остальные откликнулись на призыв в соцсетях. Есть и такие, что пришли за компанию, на «подраться». Всего собирается около 200 человек. Возглавляют колонну лидеры Одесской дружины Денис Яцюк, Дмитрий Майданюк по прозвищу Одинов и Сергей Долженков по прозвищу Капитан Какао. Бойцы повязывают на рукава красный скотч — традиционный знак «своих» у страйкбольных команд. Все бойцы колонны Одесской дружины вооружены битами, палками и экипированы касками, мотоциклетными шлемами и деревянными щитами. Но в отличие от киевского Майдана в экипировке бойцов одесского Антимайдана практически отсутствуют бронежилеты — никто из них даже не предполагает, что через несколько часов в массовой драке будут задействованы огнестрельные стволы. В оцеплении колонны Антимайдана — полковник Ташматов и несколько десятков милиционеров в обычной повседневной форме, без щитов и касок. В ходе переговоров бойцы Одесской дружины заверяют силовиков, что не собираются вступать в конфронтацию с евромайдановцами и будут идти с ними параллельно по улице Греческой. По словам лидеров дружины, цель их шествия — препятствование евромайдановцам, если они вдруг соберутся изменить маршрут и разогнать палаточный городок на Куликовом поле.

В какой-то момент колонну антимайдановцев неожиданно обстреливает из пневматического пистолета какой-то парень. Несмотря на то, что «камикадзе» стрелял с расстояния в несколько шагов, никто не ранен. Стрелка скручивают бойцы дружины и передают милиционерам.

Около 14:55. Попытка обстрела и долгое стояние без дела заметно накаляют и электризуют собравшихся. Бойцы Антимайдана жаждут мести и направляются к соседнему с местом сбора зданию на улице Жуковского, 36. Там находится штаб-квартира одесской РГБ — Совета гражданской безопасности. Там, по мнению активистов Антимайдана, «Правый сектор» якобы раздает огнестрельное оружие бойцам своих охранных отрядов. Но прорваться в штаб-квартиру не получается — вход во двор заблокирован легковым автомобилем и оцеплением милиционеров. А в самом дворе прикрывается щитами группа бойцов РГБ. Противники обмениваются оскорблениями, в руках некоторых появляются пистолеты. Однако прямых столкновений не происходит. К конфликтующим подходит заместитель главы областного УВД полковник Дмитрий Фучеджи. С этой минуты руководство действиями милиции переходит к нему. Не удовлетворенные перебранкой активисты Антимайдана бьют стекла в припаркованной рядом машине — там бойцы замечают желто-голубую ленточку и дубинку в багажнике.

14:50–15:10. Соборная площадь. Здесь собралось около полутора тысяч человек с украинскими флагами и футбольной символикой. Узнав об акции своих противников в центре города, с блокпостов вокруг Одессы прибывает около сотни бойцов из одесской и киевской Самообороны. Они экипированы металлическими щитами, касками и битами. Прибывшие выстраиваются вдоль улицы Преображенской, остальные собравшиеся стоят группами. Информация о том, что на Александровском проспекте стоит колонна Антимайдана, будоражит нервы толпы. Футбольные фанаты то и дело скандируют кричалки и патриотические лозунги. Милиционеры выстраиваются в редкое оцепление на улице Греческой, Александровском проспекте и улице Преображенской. Их цель — не пропустить колонну Антимайдана к Греческой площади.

15:10–15:20. Колонна Антимайдана во главе с Капитаном Какао решает изменить маршрут и уходит по направлению к улице Бунина, а затем поворачивает направо и идет по Екатерининской по направлению к Дерибасовской. Здесь оцепление милиционеров совершает ошибку. По приказу командиров они забегают вперед: им нужно помешать выходу колонны на Дерибасовскую, так как там колонны евромайдановцев и антимайдановцев могут встретиться. Однако по приказу Капитана Какао колонна Антимайдана неожиданно останавливается и устремляется бегом в обратном направлении, а затем поворачивает направо и вверх по улице Греческой навстречу противникам, которые до сих пор толпятся на Соборной площади. Милиционеры из оцепления остаются далеко позади и остановить бегущих бойцов уже не успевают…

15:22–17:45. Колонна Антимайдана выходит на Греческую площадь и продолжает движение вверх на улицу Преображенскую и Соборную площадь. Там происходят первые столкновения и драки авангарда противников. Милиционеры догоняют колонну Антимайдана и выстраивают оцепление. К ним присоединяются силовики, оцеплявшие толпу евромайдановцев на Соборке. Противников отделяет друг от друга около 50 метров. Над головами милиционеров летят тучи камней, ультрасы с Соборной площади бросают в антимайдановцев фальшфайеры, петарды, куски асфальта и камни из бордюра тротуара. Обе стороны активно обстреливают друг друга из пневматических пистолетов, револьверов Флобера, рогаток. Со стороны Соборной площади в ряды антимайдановцев летят первые коктейли Молотова — бутылки заправляют горючей смесью добровольные помощники со стороны Евромайдана. Антимайдановцы сооружают первые баррикады из мусорных пластиковых баков и деревянных поддонов с соседней стройки. Около десятка автомобилей, припаркованных перед Русским драмтеатром, превращаются в металлолом, некоторые начинают дымить от коктейлей Молотова. Около 50 милиционеров и бойцов Внутренних войск не дают противникам сойтись в рукопашной. Бойня приобретает дистанционный характер. Именно это дает заметное преимущество сторонникам Евромайдана — их гораздо больше. На Греческой площади возле супермаркета «Антошка» сосредоточено около 200 антимайдановцев. Им противостоит почти 2 тысячи сторонников Евромайдана.

Интересно, что первоначальный замысел лидеров Антимайдана «навалять» евромайдановцам в центре Одессы обернулся поражением — бойцы Одесской дружины и примкнувшие к ним добровольцы попали в ловушку. Уже через час все подходы к Греческой площади, где держат оборону антимайдановцы, запружены толпой подтянувшихся из всех районов Одессы симпатиков Евромайдана. Примечательно, что большинство из них приехали в центр города после СМС-рассылки и призыва в соцсетях «помочь нашим, которых убивают колорады».

Но котел, в который попал Антимайдан на Греческой площади, не «глухой». То и дело в обе стороны через оцепление снуют журналисты и любопытные зеваки. Некоторые из «путешественников» по загадочным причинам принимаются активничать то с той, то с другой стороны и даже бросают камни туда, где гуляли совсем недавно. Еще несколько странных персонажей явно пытаются руководить действиями то одной, то другой стороны, перемещаясь туда-обратно между противниками. Интересно, что указания и советы «путешественников» принимаются к исполнению милиционерами беспрекословно. Создается впечатление, что многое из того, что происходит, разыгрывается по заранее подготовленному сценарию.

Пули вместо камней

С самого начала уличных боев многие бойцы с обеих сторон обстреливают друг друга из легальных стволов — пневматики, револьверов Флобера и травматических пистолетов. Милиции слишком мало, желающих отнять стволы у хулиганов среди правоохранителей не наблюдается. Вскоре в руках бойцов появляется настоящее огнестрельное оружие. Так, Боцман — боец Одесской дружины — открывает стрельбу одиночными из гражданского аналога АКСУ на углу улиц Дерибасовской и Вице-адмирала Жукова прямо… из-за спин оцепления Внутренних войск. Антимайдановец, стоящий рядом с Боцманом, стреляет из страйкбольного автомата. Вскоре появляются первые жертвы огнестрелов. На Дерибасовской пулей 5,45 мм смертельно ранен 28-летний десятник одесского «Правого сектора» Игорь Иванов. Член группы «2 мая» Сергей Дибров уверен, что Игоря Иванова застрелил именно Боцман: «Боевик стрелял из гражданского аналога АКСУ боевыми патронами. С большой вероятностью можно предположить, что именно Боцман застрелил Игоря Иванова». Вскоре появляется вторая жертва — Андрей Бирюков, скончавшийся от огнестрельного ранения на месте. Выстрелы из настоящих стволов трудно разобрать в общей какофонии — то и дело взрываются петарды, летят камни, все кричат.

Появляются жертвы на улице Греческой и перед супермаркетом «Антошка» — с балкона Болгарского центра неизвестные открывают огонь из обреза охотничьего ружья. В результате ранен редактор одесского интернет-сайта Олег Константинов, обливаясь кровью, падают несколько бойцов Одесской дружины. Впоследствии подсчитают: от огнестрелов среди бойцов Антимайдана в центре Одессы погибло четверо, со стороны Евромайдана — двое. В скорой оказывают помощь десяткам раненых от легальных револьверов Флобера, пневматики, попадания камней и ножевых ранений. В уличных стычках ножами ранено несколько человек. Среди пострадавших есть и случайные прохожие.

Только среди милиционеров пострадало 18 человек. 10 из них получили ранения охотничьей дробью, травматами, пульками от патронов Флобера и металлическими шариками от рогаток и пневматики. Всего в результате уличных беспорядков были ранены 250 человек! К слову, стрелявший из АКСУ Боцман сбежал из Украины на следующий день. А обстреливавший из обреза Одесскую дружину с балкона Болгарского центра одессит Сергей Х. был поначалу задержан, некоторое время находился под домашним арестом, но затем следствие отпустило его восвояси за «недостатком улик».

«Котел» захлопнулся. Все на Куликово поле!

Около 16:00 к Греческой площади, где Одесская дружина попала в окружение, прибывает подмога с Куликового поля. Члены Народной дружины, которые изначально не принимали участия в выдвижении в центр Одессы, узнав о «котле», принимают решение помочь своим соратникам и деблокировать членов Одесской дружины. Однако на Греческую площадь удается прорваться всего одному микроавтобусу. Группу бойцов с Куликова поля евромайдановцы встречают на улицах и обращают в бегство. Около половины пятого вечера одесские самообороновцы и ультрасы отбирают у эмчеэсовцев пожарный автомобиль ЗиЛ. Оседлав машину, бойцы сначала едут на Куликово поле, но затем поворачивают обратно, к Греческой площади. Там пожарную машину пытаются использовать в виде тарана, пробивая баррикады Одесской дружины. Вскоре от «меткого» попадания машина загорается и остается дымить перед торговым центром «Афина».

Одесская дружина к 17:00 занимает глухую оборону. Оцепление из бойцов Внутренних войск уже не отделяет противников друг от друга, а стоит в несколько рядов со щитами, защищая Одесскую дружину. На рукавах вэвэшников появляются повязки из красной изоленты, что позже породит десятки конспирологических версий о «милицейском сговоре с Антимайданом». Мужде тем, по словам нескольких знакомых бойцов одесских подразделений Внутренних войск, красный скотч появился у правоохранителей случайно: «Нужно было примотать щитки на руки, которые отпадали, а липучка не держала. У антимайдановцев, которые стояли за нашими спинами, был скотч. Они поделились с нами. К тому моменту они нам помогали изо всех сил: если бы не наше оцепление, их бы просто смяли — против сотни их с другой стороны стояли тысячи разъяренных фанатов!» Со стороны Евромайдана налаживаются полевые «арсеналы»: добровольцы, девушки и молодые парни, разливают из привезенных канистр бензин для коктейлей Молотова, дробят брусчатку на площади и передают камни по цепочке на «передовую». Подавляющее превосходство — у сторонников Евромайдана.

18:00–18:45. Противостояние в центре Одессы близится к завершению. Часть Одесской дружины баррикадируется в торговом центре «Афина» на Греческой площади и на подземном паркинге, другая половина рассеивается — бойцы по одиночке пытаются прорваться и убежать с поля боя. Их ловят группы евромайдановцев и избивают. Милиционеры предпринимают слабые попытки защитить, но часто это не удается. К семи часам вечера в центре города все кончено: забаррикадировавшиеся в торговом центре «Афина» сдаются милиционерам, их выводят по «коридору позора» и грузят в автозаки. А лидеры Евромайдана призывают всех идти на Куликово поле сносить палаточный городок. Около 2 тысяч проукраински настроенных молодых одесситов и несколько сотен харьковчан идут к вокзалу. На Куликово поле также выдвигается сотня одесской самообороны, усиленная их коллегами со столичного Майдана.

Куликово поле и Дом профсоюзов. Горим насмерть!

«Когда в лагере узнали, что на Греческой дружина разбита, среди наших опять случился раскол. Половина предлагала разойтись, половина — остаться. Кстати, за второе были бабы в основном. Не хотели уходить, хоть ты тресни. Ну знаешь, как это бывает? Тогда наши решили отойти в Дом профсоюзов и построить баррикаду на входе, где колонны, на крыльце самом. А всех женщин решили спрятать от набегавших уже майдановцев внутри. Всего в Дом профсоюзов забежало сотни четыре человек. Большинство из них — пожилые женщины, пенсионеры, были даже подростки. Реальных бойцов в ДП почти не было. Может, пару десятков. Сначала мы отбивались еще на крыльце, потом поняли, что баррикаду на входе не удержать — на нас просто ливень обрушился из коктейлей Молотова и камней. Тогда мы отступили внутрь и забаррикадировали вход всяким подручным барахлом: столами, шкафами. Затем вспыхнул огонь. Пожар случился из-за того, что в несколько окон попали брошенные майдановцами коктейли Молотова. Полыхнула пластиковая обшивка в комнатах на втором и третьем этажах очень быстро — там были сквозняки, как в вытяжной трубе. Потом вспыхнула с внешней стороны дверь. Когда загорелось несколько помещений, все начали метаться туда-сюда, повалил бело-зеленый дым. Некоторые делали один–два вдоха и падали без сознания. Большинству удалось спастись. Они выбегали через задний вход во двор Дома профсоюзов. С фасадной стороны было уже не выбраться — там стояли толпы майдановцев с палками», — рассказал после событий один из членов Народной дружины. По информации группы независимого расследования «2 мая», из горевшего Дома профсоюзов удалось спастись 380 одесситам.

Организованной обороны Дома профсоюзов не было. Незадолго до прихода на Куликово поле толпы с Греческой площади палаточный городок покинул лидер Народной дружины Артем Давидченко.

Людьми, укрывшимися в ДП, пытались руководить депутаты Одесского облсовета Алексей Албу и Вячеслав Маркин. Первому удалось спастись (после 4 мая Алексей Албу руководил штурмом ГУВД и освобождением задержанных активистов Антимайдана, а затем уехал из Украины), второй после прыжка серьезно пострадал от падения и скончался в больнице.

19:45–21:00. Палаточный городок перед Домом профсоюзов был сметен в первые же минуты, после того как туда ворвалась возбужденная толпа с Греческой площади. Палатки были сожжены, а в ДП полетели камни и бутылки с горючей смесью, с крыши в собравшихся — куски асфальта и коктейли.

Огонь охватил внешнюю сторону двери главного входа в ДП, из окон нескольких кабинетов повалил густой дым, стали видны языки пламени. На карнизах окон кабинетов гроздьями повисли люди. Горящие комнаты стали смертельными ловушками. Многие, пытаясь спастись от огня, прыгают вниз с третьего и четвертого этажей. Большая часть из них погибает, но некоторым удается спастись, получив кучу переломов. Спасшимся и выведенным из горящего здания серьезно достается от возбужденной толпы.

Много гворилось о том, что их добивали битами, что евромайдановцы отрицали. Мы можем говорить лишь о том, что видел наш корреспондент: людей под Домом профосоюзов действительно добивали палками. Но делали это два-три человека. Один из них — Всеволод Г., юрист, адвокат, один из лидеров местного Евромайдана. Впрочем, он и не скрывал этот факт (да и на видео его хорошо видно).

Другие евромайдановцы пытались беспредел остановить, помогали выбравшимся избежать самосуда.

20:50. Пожар в Доме профсоюзов потушен. Первая пожарная машина приезжает лишь через 38 минут после телефонного звонка о пожаре на Куликовом поле. Еще минут 10 пожарные бездействуют и не пытаются тушить пламя. Позже руководство одесского МЧС попытается оправдаться, мол, боялись бросать пожарных в гущу массовых беспорядков. Бездействовали и милиционеры. Ни один из них не попытался скрутить или хотя бы отобрать бутылку с горящей смесью у бушевавших снаружи хулиганов…

Спустя время появятся первые результаты следствия и экспертиз.

Итоги. Одних отпустили, других судят

По мнению следствия МВД, пожар в Доме профсоюзов произошел из-за «внесения постороннего огня» внутрь.

Количество погибших в ДП — 42 человека, 34 из них умерли от отравления угарным газом и ожогов.

Всего 2 мая было ранено 250 человек, из них 18 милиционеров. 48 человек погибло.

Во многих случаях точные причины смерти в массовых беспорядках и пожаре названы не были — большая часть вещественных доказательств по загадочной причине пропала из кабинетов следователей.

Заместитель главы начальника одесского областного УВД Дмитрий Фучеджи после событий 2 мая был задержан для дачи показаний, затем отпущен. Он скрылся в Приднестровье. «Меня делают крайним в том, что случилось. Все, что я скажу в свою защиту, сейчас будет истолковано превратно. В любом случае я делал все что мог и изо всех сил старался предотвратить беспорядки», — рассказал по телефону опальный правоохранитель автору материала после 2 мая.

Большинство лидеров и активных участников массовых беспорядков со стороны Антимайдана скрылись от следствия и сейчас находятся в Крыму и ДНР.

Уголовное производство в отношении заподозренного в добивании раненых возле Дома профсоюзов Всеволода Г. закрыто за недостатком доказательств.

Стрелявший из охотничьего ствола с балкона Дома болгарской культуры Сергей Х. освобожден из-под стражи.

Судебное производство над задержанными активистами одесского Антимайдана продолжается.

Александр Васильев: «Идея драки лежала на поверхности»

Слова бывшего члена Одесской дружины Андрея К. отчасти подтверждает один из лидеров одесского Антимайдана, эмигрировавший еще до 2 мая 2014 года, Александр Васильев: «После 2 мая я общался со многими участниками тех событий, которые вынуждены были уехать из Украины. В Одессе всегда была такая тема — не дать пройти маршу националистов. Она очень старая, мы в свое время так срывали марши УПА в 2008–2009 годах. Поэтому когда евромайдановцами был заявлен марш перед футболом, то идея воспрепятствовать им родилась сама собой. Накануне между лидерами Антимайдана возникли тактические разногласия: руководители Одесской дружины настаивали на силовой акции, а Народная дружина на обострение идти не хотела. Они предлагали стоять на Куликовом поле. Лидеры Одесской дружины кинули клич в соцсетях, стали подтягиваться желающие „помахаться“ . Поэтому к началу событий члены Одесской дружины составляли ядро, остальные были просто пришедшие по призыву в интернете».

Оправдание зла

То, что произошло после одесской трагедии, стало символом моральной катастрофы украинского общества, скатывающегося к войне. Сеть заполнилась радостными криками «победителей» на тему «сожгли колорадов, так им и надо». Люди окончательно поделили мир на своих и чужих. Причем чужих можно и даже нужно убивать.

Потом это отношение с обеих сторон повторилось многократно в разных ситуациях. Люди искренне радовались гибели «врагов». Накручивали друг друга, клеймили позором и называли предателями тех, кто призывал одуматься и не делить мир на «колорадов» и «бандеровцев». 

Именно этот вирус ненависти питал и продолжает питать войну на востоке. Пора бы уже провести вакцинацию.