Текст: Влад Азаров, Алексей Гвоздик

2 апреля Петр Порошенко подписал закон №1317 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно защиты информационного телерадиопространства Украины». Этот документ вступит в силу спустя два месяца со дня подписания и, похоже, принесет массу проблем украинским телеканалам, транслирующим телевизионные и художественные фильмы, произведенные в России

Сериалы вне закона

В принципе, под закон №1317 подпадает не только продукция РФ, а фильмы любой страны, не отвечающие определенному перечню условий. Так, например, запрещена трансляция теле- и кинопродукции, снятой после 1 августа 1991 года, если в ней содержится пропаганда курения, алкоголизма, унижения личности. Или прославление власти, исторических государственных деятелей и силовых структур страны, находящейся по отношению к Украине в состоянии агрессии. В этом случае речь ведется, конечно, о России. Означает это, что теперь запрещены к показу все картины про доблестных российских и советских милиционеров и военных, снятые после августа 1991 года.

Причем отдельной строкой в законе идет запрет на абсолютно все российские фильмы, независимо от их содержания, снятые после 1 января 2014 года. Под эту норму попадает, например, вышедший в прошлом году «Левиафан» Андрея Звягинцева — картина о нескончаемой беспросветности жизни в РФ, показывающая коррумпированность российской власти.

Не подпадают под действие закона, соответственно, все российские, а точнее советские, фильмы, снятые до 1 августа 1991 года. Наказание, предусмотренное за несоблюдение закона, следующее: за первый зафиксированный факт трансляции запрещенной продукции на нарушителя налагается
штраф в размере 10 минимальных зарплат (12 180 грн). Каждый следующий влечет за собой штраф в размере 50 минимальных заработных плат (60 900 грн).

По кому ударит закон

Согласно оценкам экспертов, доля российских художественных фильмов в украинских кинотеатрах составляет 10% от всего количества картин. Причем примерно половина из них показывает умеренные результаты сборов. Так, по данным украинского бокс-офиса 2014 года, в первой тридцатке рейтинга самых кассовых кинолент находится всего один российский фильм («В спорте только девушки»). Еще два, — «Вий 3D» и «Любовь в большом городе 3», — совместного украинско-российского производства (в случае с «Вием» команда еще более интернациональна и включает также немецких, чешских и английских кинематографистов). Словом, украинские кинотеатры практически не почувствуют на себе действие закона №1317.

Ощутить его в какой-то мере смогут украинские производители популярных полноформатных кинолент, снимающие фильмы пополам с российскими коллегами. Хотя справедливости ради стоит отметить, что авторы пары прошлогодних украинских кинохитов — «Племени» Мирослава Слабошпицкого и «Поводыря» Олеся Санина — обошлись исключительно собственными силами. Как, впрочем, правда и то, что производство этих картин пришлось на 2011–2013 годы, когда на поддержку украинского кинематографа в бюджете были предусмотрены суммы, превышающие 100 млн грн. Нынешний бюджет Госкино урезан почти в три раза, так что с полным украинским финансированием новых проектов могут возникнуть проблемы. Привлекать россиян для совместного производства (и разделения расходов) теперь решится далеко не каждый режиссер. Оптимизма не добавляет и недавнее решение Министерства культуры приостановить присоединение Украины к глобальному международному проекту «Креативная Европа», в рамках которого режиссерам было бы проще кооперироваться с западными коллегами и находить бюджеты на свои картины в Европе.

Впрочем, сильнее всего закон №1317 ударит по телевизионным каналам. Андрей Новак, глава Комитета экономистов Украины, объясняет, что, в отличие от ситуации в кинотеатрах, доля российских сериалов на украинском телевидении, по его подсчетам, подавляющая и составляет 90%. На популярных каналах вроде «Интера», ICTV, «1+1» и «Украина» российские сериалы занимают до 40% эфирной сетки. Эта продукция делает рейтинги. Теперь в двухмесячный срок телевизионщикам придется переформатировать сетки вещания и придумать, как при этом не потерять зрителя.

— Чем заполнить пробелы в эфирной сетке, каждый телеканал решит сам для себя. Кто-то купит европейское, польское, американское кино. Кто-то произведет свой собственный продукт. Кто-то заменит российский продукт отечественным. Я не ожидаю, что отрасль в целом понесет значительные убытки, — уверен Григорий Шверк, заместитель председателя Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.

Цена не имеет значения

Менеджеры украинских телеканалов не разделяют оптимизма чиновника. Причем по каждому из предложенных Шверком путей спасения отрасли.

— Вопрос не в том, что выгодней купить, вопрос — что выгодней показывать? У нас теперь и без запретов экономическая ситуация такая, что денег на покупку русских сериалов в принципе нет. Они уже слишком дорого для нас стоят. Сейчас в эфирах некоторых телеканалов появились слоты американских сериалов, которых не было с 2006–2008 годов. А вот, например, «1+1» показывает турецкие сериалы. Но вопрос в том, полюбят ли их украинские зрители, — говорит Александр Богуцкий, генеральный директор ICTV.

Проблема с адекватной заменой российского телеконтента европейским или американским, а точнее с более тщательным отбором в пользу только стопроцентных российских хитов, по вполне прагматичным причинам возникла еще до принятия закона №1317. Из-за подорожания валюты в 2014 году российские сериалы стали стоить в несколько раз дороже. При этом объем украинского рынка телерекламы в этом же году показал отрицательную динамику (в 2013-м он составлял 4,9 млрд грн, в 2014-м — 3,9 млрд грн), а из-за курсового скачка формально снизился еще больше.

Средняя цена одного эпизода российского сериала составляет порядка $30–50 тысяч. Такого же уровня американский или европейский сериал (речь не о топовых проектах вроде «Подпольной империи» или «Безумцев», а о рядовом «мыле») стоит $3–5 тысяч. Но вопрос в востребованности: украинские зрители голосуют за дорогие российские, считает Иван Букреев, директор развлекательного канала НЛО.

Медиаэксперты прогнозируют, что спасать ситуацию телеканалы станут не западными сериалами, а повторами российских. Безобидным развлекательным «мылом» РФ, снятым до 2014 года. Например, «Моей прекрасной няней».

Оспаривать закон №1317 телевизионщики, в общем-то, не намерены.

— Знаете, мы не собираемся что-либо протаскивать. Телеканалы — достаточно ответственные вещатели. Нельзя сказать, что в этом году, до принятия закона, в эфире были продукты, которые пропагандировали вооруженные силы страны-агрессора. Но вот, например, есть популярный развлекательный сериал «Физрук». Он выпущен после 1 января 2014 года. Через два месяца он будет запрещен к эфиру. Нам придется просто это принять, — рассуждает Александр Богуцкий.

Свое дороже

— Нам пора производить свое. Существует огромное количество зарубежных телеформатов, доступных для покупки, адаптации к локальному рынку. Это очень распространенная практика. Значительная часть российской продукции, например «Воронины», «Счастливы вместе», «Интерны», — это формат, купленный в США, — уверяет Филипп Ильенко, глава Госкино Украины.

Мнение о том, что запрет на российское «мыло» будет стимулировать телеканалы снимать свои собственные сериалы или адаптировать западные форматы, критики, считают медиаменеджеры, не выдерживает. Точнее, ее не выдерживает экономическая составляющая запуска производства сериала.

— Смотрите, прямые экономические сборы от трансляции сериала в первый год его запуска составляют до $5 тысяч за серию. В случае его успеха в последующие годы (и это при условии, что рынок будет расти) эпизод успешного сериала будет приносить, скажем, $25–30 рекламных тысяч. Но пока реалии таковы, что мы зарабатываем от $3 до $5 тысяч. Это значит, что цена продукта должна находиться в этих пределах, — объясняет Богуцкий.

Проблема в том, что в Украине снимать гораздо дороже. Стоимость производства одного эпизода сериала, который может по качеству конкурировать с российской продукцией, стоит $30 тысяч. Короче говоря, телеканалы банально не готовы снимать себе в убыток.

К слову, съемки в копродукции с россиянами были одним из способов удешевить производство сериалов (которые получались, таким образом, российско-украинскими). Теперь же этот путь закрыт.

Бума не случится

Часть экспертов, например режиссер и продюсер Виктор Приходько, считают, что нас ожидает бум дешевых украинских сериалов. Но менеджеры телеканалов уверяют, что не готовы производить сериалы и за $5 тысяч. Во-первых, телефильмы такого качества едва ли привлекут украинского зрителя, у которого всегда есть выбор найти российские сериалы в интернете или на спутниковых каналах. Во-вторых, производить откровенно посредственный продукт невыгодно из-за невозможности его продажи на смежные рынки. Ну и, в-третьих, есть все те же незапрещенные развлекательные сериалы, снятые до 2014 года, и, в конце концов, дешевая американская и европейская продукция.

— Понимаете, у всех решений должен быть экономический смысл. Бума украинских сериалов не случится. Они не могут появиться на рынке, где будут, условно говоря, польские по 250 евро за эпизод, — говорит Богуцкий.

Спасти рынок за два месяца

Комплекс мер, которые должны будут спасти украинский сериальный рынок, очевиден, и высокопоставленные чиновники уже сделали на этот счет формальные заявления.

— Если мы хотим иметь собственное кино, то должны учредить льготы для продакшенов, чтобы снизить себестоимость продукции, а та часть средств, которой все равно не хватает, должна поступить в качестве государственной финансовой поддержки, — сказал Филипп Ильенко.

Впрочем, пока это только заявления о намерениях, а эфирные сетки новых телесезонов каналы будут составлять уже через пару месяцев.

— Все эти заявления о поддержке и о том, что мы можем противопоставить русскому продукту свой, пока просто слова. Не сделан государственный заказ, не приняты решения по созданию специального налогообложения и т. д. А для нас, телеканалов, все выглядит пока так: вы должны, вы обязаны — и точка, — подводит итог Александр Богуцкий.