Текст: Алексей Гвоздик, Анастасия Пасютина

Посещаемость кинотеатров в Украине в 2014 году составила 0,44 раза на одного человека в год. Меньше единицы — это один из самых низких показателей в Европе. Кинопрокатная отрасль в Украине и в лучшие годы развивалась недостаточно эффективно, да и покупательная способность большинства граждан всегда оставляла желать лучшего. Нынешний финансовый кризис только усугубил ситуацию. «Репортер» узнал, как украинские дистрибьюторы, несмотря на запредельный курс валют, умудряются работать с Западом, выгодно ли сейчас показывать российское кино и поднимутся ли цены на билеты 

Тренд 1: Дистрибьюторы в проигрыше

— Работать стало гораздо сложнее, причем даже если сравнивать с прошлым годом. Из-за серьезного скачка курса валют мы теперь не можем инициировать долгосрочные проекты с давними западными партнерами. В каждом случае приходится договариваться отдельно, — рассказывает Роман Мартыненко, директор компании «Мульти Медиа Дистрибьюшн», одного из крупнейших украинских поставщиков фильмов.

Запуская картину на широкий экран, дистрибьюторы делят доходы от проката с кинотеатрами. Обычно поровну. Как утверждает Мартыненко, с приходом экономического кризиса пропорция не изменилась. То есть выросший в несколько раз курс валют в первую очередь ударил именно по дистрибьюторам: фильмы у западных компаний они покупают за заметно подорожавшую валюту, а вот увеличить прибыль не имеют возможности: кинотеатры пока отказываются повышать цены на билеты.

— Мы не можем, как какой-нибудь розничный магазин одежды или техники, взвинтить цены в два-три, а то и больше раз и уповать, что кто-то да заглянет. Мы понимаем, что за 200 грн в кино никто не пойдет. Дистрибьюторы тоже это осознают, поэтому и требовать от нас увеличения выручки не могут. К сожалению, в такой ситуации им просто некуда деваться, — говорят в пресс-службе сети кинотеатров «Мультиплекс».

Еще одна сторона, которая страдает в этой ситуации, — зритель. При неизменившихся ценах на билеты формально киносеансы подешевели. Но минус тут в том, что если крупнейшие голливудские премьеры попадут на экраны украинских кинотеатров и при нынешнем курсе валют, то часть артхаусных картин — нет.

— Как и все импортеры, мы страдаем в нынешней ситуации с долларом. Не хочется сгущать краски и говорить о том, что мы работаем себе в убыток, но уже были прецеденты, когда хорошие фильмы мы не могли позволить себе привезти, — говорит Денис Иванов, генеральный директор компании «Артхаус Трафик», специализирующейся на прокате и дистрибуции американского и европейского авторского кино.

Причем зрителей в кинотеатрах не стало меньше. Согласно данным Национальной стратегии развития киноиндустрии Украины на 2015–2020 годы, общий бокс-офис кинорелизов в 2014 году составил 942,7 млн грн, а кинотеатры посетили 20,1 млн зрителей. Это на 5 млн больше, чем в 2010 году. Другое дело, что к выбору фильмов украинцы теперь относятся куда щепетильней.

— Пару лет назад мы проводили опрос. Оказалось, что 40% аудитории выбирали, на какой фильм пойти, непосредственно возле окошка кассы. Сегодня таких всего около 10%. Остальные идут на фильмы, в которых заранее уверены, о которых читали рецензии и отзывы в интернете. Зритель стал более требовательным, — объясняет Роман Мартыненко.

Тренд 2: Российские компании демпингуют

В «Мульти Медиа Дистрибьюшн» говорят о том, что если пару лет назад российские блокбастеры стоили иногда дороже, чем картины крупных американских производителей, то сейчас ситуация кардинально изменилась. Чтобы не потерять украинского зрителя окончательно, российские кинопроизводители стали чаще идти навстречу украинским кинопрокатчикам.

— Понимаете, компаний на рынке не так уж много, все хотят работать, поэтому наши российские партнеры, у которых с курсом валют тоже все плохо, готовы делать большие скидки. В отдельных случаях они даже соглашаются привязываться к гривне, — рассказывает Роман Мартыненко.

Такой демпинг связан еще и с тем, что в Украине упал спрос на фильмы российского производства. Причем с законопроектом о запрете внушительного перечня российских картин, принятым Верховной Радой 5 февраля, это не связано. Скорее с общим бойкотом всей российской продукции, который поддерживает часть украинцев.

— Компании, которые работают с российскими партнерами, переживают не лучшие времена. Коммерческий потенциал российских релизов сейчас рекордно низок. Последний пример — продолжение известной комедии «Елки». Если предыдущие части «Елок» шли в Украине довольно успешно, то «Елки 1914», которые мы недавно запускали в прокат, показали очень низкие результаты, — признается Мартыненко.

Данные бокс-офиса здесь следующие: «Елки 3», вышедшие в конце декабря 2013 года, собрали в украинском прокате $2,4 млн. «Елки 1914», появившиеся в кинотеатрах ровно через год, — только $0,3 млн.

Замещение происходит в пользу иностранных блокбастеров. Тем более, что этот процесс практически безболезненный. Например, по оценкам Антона Пугача, совладельца киносети «Мультиплекс», доля российских кинолент в украинских кинотеатрах составляла не более 10%. «Хоббит: Битва пяти воинств», вышедший на украинские экраны примерно в одно и то же время с «Елками 1914», собрал в прокате $2,8 млн (при нынешнем курсе и не изменившихся ценах на билеты это значит, что на фильм пришло больше людей, чем обычно посещает сеансы с такого рода картинами).

Кроме того, снижение популярности российской кинопродукции эксперты украинского рынка объясняют еще и географией предпочтений: главными потребителями российской кинопромышленности были Крым, а также восток страны, на части которого сейчас идет война.

Тренд 3: Украинское кино спасает камерные кинотеатры

По информации Государственного агентства по вопросам кино, в 2014 году в национальный кинопрокат вышло 15 полнометражных украинских фильмов и один сборник короткометражек, что составило 5,8% всех фильмов в прокате. По единодушному мнению экспертов, эти показатели можно считать рекордными за весь период независимости Украины.

Но крупные сети кинотеатров пока настроены не так оптимистично. Два главных украинских фильма прошлого года — «Племя» Мирослава Слабошпицкого, получившее все на свете награды, кроме «Оскара», и «Поводырь» Олеся Санина — заработали в прокате совсем не баснословные суммы: 0,37 млн грн и 1,4 млн грн соответственно. Вообще же, в 2014-м на долю украинских картин пришлось всего 2,5% от общей суммы проданных билетов за год (942,7 млн грн). Словом, украинские дистрибьюторы и владельцы крупных сетей кинотеатров уверяют, что этот сегмент рынка все еще слишком мал, чтобы учитывать его в оценке своих доходов.

Но для небольших кинотеатров всплеск отечественного кино стал подарком.

— Мы сейчас себя еще лучше чувствуем. В последнее время появилось много интересных украинских проектов, которые привлекают нашу аудиторию. Сейчас у нас идет фильм «Добровольці Божої чоти» Леонида Кантера. До этого мы показывали «Сильніше, ніж зброя» творческого объединения «Вавилон'13». Они нам дают хорошие сборы, как нормальное коммерческое кино. Зрителей у нас точно стало больше, и еще появилось ощущение нужности, — рассказывает директор кинотеатра «Кинопанорама» Наталья Соболева.

В то же время уверенности, что национальное кино будет так же активно развиваться и в последующие годы, нет. Дело в том, что большую часть украинских фильмов, выпущенных в 2014–2015 годах, начали снимать еще два-три года назад, когда государственное финансирование было наибольшим. В этом году поддержка Госкино существенно урезана. Так, в 2012-м бюджет Госкино составлял 178 млн грн. В 2013-м — 156 млн грн. Сумма, выделенная кинематографистам в 2015 м, вдвое меньше. Словом, появление новых проектов под большим сомнением, что подтвердил и глава Госкино Филипп Ильенко, сообщив, что его ведомству необходимо как минимум 300 млн грн для того, чтобы полностью закрыть все старые проекты и запустить достаточное количество новых.

— То, что мы видим сейчас, — это результат ситуации трехлетней давности. Да, вот сейчас будут стартовать новые фильмы «Незламна» и документальный «Все палає». Да, у нас открылся кинотеатр «Лира», который показывает только украинские фильмы. Это все ряд серьезных усилий, которые участники рынка прилагают, чтобы хоть как-то поддерживать интерес к украинскому кино. Но что будет с ним через три года, непонятно, — объясняет Денис Иванов.

Тренд 4: Участники рынка активизируют борьбу с пиратами

В январе 2015-го антипиратская инициатива «Чистое небо», созданная несколькими медиа-
группами и кинодистрибьюторами, запустила социальную рекламную кампанию «Игнорируй пиратов! Не нарушай авторские права». За последние годы это одно из немногих мероприятий, посвященных борьбе с пиратством в Украине. Дело опять же в экономическом кризисе, из-за которого всем участникам украинского кинорынка становится все сложнее мириться с недополученной прибылью от действий пиратов.

— Недавно мы выпустили на экраны боевик «Занесло» с легендарным Винни Джонсом в главной роли. Чтобы привлечь зрителя, сделали прекрасный креативный дубляж, в котором участвовали актеры из «95-го квартала». На фильм пошли позитивные отзывы, и моментально его копия плохого качества появилась в интернете. За несколько дней фильм попал на первые строчки рейтинга самых скачиваемых картин, — рассказывает Роман Мартыненко.

Прямых системных исследований, которые показывают, какие убытки приносят пираты украинскому кинопрокату, нет. Зато есть косвенные. В Украине успешными фильмами считаются те, аудитория которых добирается до порога в 100 тысяч зрителей. Количество нелегальных скачиваний таких картин достигает нескольких миллионов.

Даже небольшая часть этой аудитории существенно увеличила бы посещаемость кинотеатров. Впрочем, если, например, в той же России существуют компании, которые по заказу дистрибьюторов блокируют доступ к фильмам на пиратских сайтах, в Украине, утверждает Денис Иванов, такая практика до сих пор фактически отсутствует.

— Рычаги для борьбы с пиратством существуют. Бороться можно, но для этого надо скоординировать действия представителей многих структур: владельцев интернет-ресурсов, дистрибьюторов, МВД, Госкино, Комитета по охране интеллектуальной собственности и т. д. Но, к сожалению, пока что ни политической воли со стороны государства, ни консолидации игроков рынка я не вижу, — говорит Иванов.

Тренд 5: Телевидение в обход закона

— Очевидно, что российская продукция в украинском телепространстве существенно превалирует над нашей. Украина ежегодно тратила на закупку российского контента минимум $300 млн. Этой суммы вполне достаточно, чтобы Киев за год-два превратился в процветающий восточноевропейский Голливуд, — говорит Филипп Ильенко, глава Госкино Украины.

Несколько законопроектов, появившихся в 2014–2015 годах и запрещающих то или иное российское кино, по большей части ударили именно по украинским телеканалам. Так, глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак говорит, что, по его подсчетам, на долю российских сериалов приходилось 95% эфирного времени. Теперь встал вопрос, чем их замещать, насколько это замещение отразится на рейтингах и, соответственно, не упадет ли прибыль. Чиновники уверяют, с этим проблем возникнуть не должно.

— Пробелов в эфирной сетке не будет. На украинском телевидении есть некоторое количество рекламных денег, которое распределяется между всеми телестанциями, пускающими рекламу в эфир. Эти деньги никуда не денутся. Так что телеканалы при отсутствии российских телесериалов меньше не заработают. Они даже могут сэкономить, потому что затраты на приобретение российских продуктов существенно выше, чем на покупку любых других, например европейских. По моим оценкам, одна серия российского сериала стоит от $50 тысяч, — говорит Григорий Шверк, заместитель председателя Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания.

Впрочем, чиновник согласен с тем, что, отказавшись от российской продукции, телеканалы рискуют потерять рейтинг.

— Европейские сериалы хоть и стоят дешевле, но у них и рейтинг ниже, поэтому их наши телеканалы покупают с меньшим удовольствием. А ведь война в теле- и радиопространстве — это война не за деньги, а в первую очередь за рейтинги. Ни для кого не секрет, что в значительной степени телеканалы живут за счет своих владельцев, а не за счет рынка. Это плохо. И это то, что должно измениться, — объясняет Шверк.

В свою очередь украинские сериальные режиссеры считают, что замещать российскую продукцию пока особо нечем, но, в принципе, запрет где-то играет им на руку — появится больше заказов.

— Понимаете, замещать будут разве что старыми повторами. Эфирную сетку же заполняют не «пропагандой» или «фильмами про неуважение к родителям». Там, где стояли длинные мелодрамы, будут длинные мелодрамы. Где были детективы — будут детективы. Только другие — старые или новые, наспех за копейки слепленные. В принципе, украинским продакшен-студиям вполне хватит мощностей и специалистов, чтобы замкнуть все этапы производства на себе, но в таком авральном режиме качество, конечно, упадет, — считает украинский режиссер и продюсер Виктор Приходько.

Запрет на часть российской кино- и телепродукции в первую очередь распространяется на фильмы, прославляющие страну-агрессора. Но это только один из пунктов запретительного перечня. Среди прочего в нем присутствует, например, запрет на пропаганду алкоголя, неуважения к родителям, невежества, оскорбления чувств верующих и т. д. Словом, потенциально под запрет может попасть абсолютно любой фильм.

— Нацсовет хотел сделать так, чтобы телеканалы сами для себя приняли решение отказаться от некоторых российских продуктов, без нашего давления, чтобы сработала саморегуляция отрасли, — объясняет Григорий Шверк. — Но в ходе дискуссии с руководителями телеканалов мы поняли, что сама наложить на себя какие-то ограничения отрасль пока не может. Единственное, в чем все-таки был достигнут консенсус, так это в том, что на украинском телепространстве мало отечественного продукта. Государство должно помочь украинским телеканалам в этом — налоговыми льготами, возможно, финансированием. Думаю, если все будет проходить качественно, гласно, с учетом рекомендаций международного сообщества, то в конце концов все получится.

Впрочем, менеджмент крупных украинских телеканалов не совсем разделяет оптимизм чиновников. И принципиально отказывается хоть что-то говорить по поводу того, как повлияет на их работу законопроект о запрете части российской телепродукции.

— В данный момент нам бы не хотелось комментировать эту тему. Давайте посмотрим, как будет развиваться ситуация дальше, и потом поговорим, — сообщил нам глава правления телеканала «Интер» Егор Бенкендорф.

В будний день из 24 часов телеэфира «Интера» 13 часов занимают сериалы. Практически все они — российские.

Невозможность оперативно изменить эфирную сетку без потери рейтингов — повод загрузить работой юристов телеканалов, которые смогут найти обходные пути для невыполнения запретительного закона. Высокопоставленные чиновники в общем такое развитие событий вполне допускают.

— Знаете, какую бы сейчас законодательную инициативу ни внесли и как бы ни ужесточили эти нормы, я думаю, что квалифицированные люди, работающие в теле- и киноиндустрии, найдут возможность обходить закон. Я многие годы работал в бизнесе и хорошо знаю, как решаются подобные вопросы, — признается Григорий Шверк.