Олег Волошин

ЕС ОТДАЛЯЕТСЯ ОТ КИЕВА

Президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини отменили визит в Украину 30 марта. В субботу, 28 марта, Юнкер в ходе телефонного разговора с президентом Петром Порошенко сообщил, что вынужден перенести визит в Киев из-за непредвиденных обстоятельств со здоровьем. В представительстве ЕС сообщили, что Могерини также не приедет в Украину. О причинах ее решения ничего сообщено не было.

В принципе, в такой ситуации не стоило бы искать сенсацию и потаенный смысл. Юнкер уже не молодой человек. А Могерини не так давно была в Киеве и, вероятно, в этот раз хотела приехать именно вместе
с главой Еврокомиссии. Однако в целом трудно не заметить определенного похолодания в отношениях между украинской властью и руководством Евросоюза. Прошлогоднее романтическое восприятие «майданных» политиков в Европе сменилось разочарованием из-за дефицита реформ и сохранения прежних масштабов коррупции. Даже крайне негативно относящийся к России депутат Европарламента от Литвы Габриэлюс Ландсбергис на прошлой неделе заявил, что Европа начинает терять терпение из-за нехватки хороших новостей о прогрессе Украины. «Я не могу сказать, когда усталость станет непреодолимой, однако я надеюсь, что у Украины есть еще достаточно времени, чтобы стабилизировать ситуацию. Для меня один из крайних сроков — июнь», — сказал евродепутат.

В Киеве между тем разочарованы фактической заморозкой процесса отмены виз для украинцев и жестким противодействием европейцев попыткам Украины получить летальное оружие от Запада. По большому счету происходит расхождение взаимных ожиданий: украинская власть хочет, чтобы ЕС «дал денег и защитил от России», а Евросоюз хочет, чтобы Киев «создал условия для прихода инвестиций и урегулировал конфликт в Донбассе». Примечательно, что евроинтеграционная риторика, полностью доминировавшая в речах пришедших к власти после Майдана год назад, сейчас звучит все реже. Быстрого сближения с ЕС не вышло, а планомерно выполнять многочисленные требования мало кто из украинских чиновников хочет.

При этом, несмотря на некоторую либерализацию торговли с Украиной со стороны Евросоюза, компенсировать потери украинских производителей на российском рынке не удалось. Понимая это, все больше европейцев начинают говорить о необходимости создавать зону свободной торговли не только с Украиной, но и с Россией, чтобы избежать ограничительных мер с ее стороны. Намерение провести трехсторонние консультации по теме ЗСТ Украина — ЕС было даже закреплено в тексте поддержанной 12 февраля в Минске совместной декларации. Более того, как в лагере евроскептиков внутри ЕС, так и в других европейских политических силах все большую популярность приобретает тезис о том, что «Брюссель поспешил с подписанием Соглашения об ассоциации с Украиной, должным образом не просчитав реакцию России». Многим в украинской власти такой подход, конечно, не нравится, поскольку он означает, что в будущем Евросоюз в своей политике в отношении Киева будет все чаще оглядываться на Москву. В любом случае намеченный на 27 апреля саммит Украина — ЕС вряд ли будет праздником сближения. Скорее, за фасадом громких деклараций руководство Союза и Петра Порошенко ждут очень непростые переговоры, причем не без серьезных взаимных претензий. 

ПЕРЕСДАЧА КАРТ ВО ФРАНЦУЗСКОЙ ПОЛИТИКЕ

На прошедших на минувшей неделе местных выборах во Франции убедительную победу одержали правоцентристы из «Союза в поддержку народного движения». Они завоевали большинство в органах самоуправления 70 департаментов. Их традиционные оппоненты — находящаяся при власти Социалистическая партия — одержали верх лишь в 34 департаментах, что наполовину меньше, чем на предыдущих выборах. Хуже того, социалисты потерпели поражения даже в департаменте Коррез и избирательном округе Эссон — вотчинах самого Олланда и премьер-министра Манюэля Вальса. «Пощечина» — с таким заголовком вышла в понедельник газета Aujourd'hui En France. На первой полосе — фото мрачного Манюэля Вальса. Консервативная Le Figaro так подводит итоги выборов: «„Союз в поддержку народного движения“ набирает силу, социалисты — в клочьях“. Манюэль Вальс признает „неудачу“. „Выход он видит в ускорении реформ и намечает новые меры с одной целью: „рабочие места и еще раз рабочие места“».

Успех голлистов («Союз в поддержку народного движения» считается политическим наследником бывшего президента Франции генерала Шарля де Голля) дает им серьезные основания рассчитывать на победу на парламентских выборах 2016 года и президентских 2017-го. И кандидат от правых — бывший президент Николя Саркози — имеет все основания морально готовиться к тому, чтобы въехать в свой бывший кабинет в Елисейском дворце.

Нынешнего главу государства, социалиста Франсуа Олланда, считают едва ли не худшим лидером Франции за последние 50 лет. Проблема наплыва мигрантов только усугубилась, родившиеся на территории Франции потомки выходцев из мусульманских стран уже не просто жгут машины и громят магазины, но убивают сограждан, как в случае с расстрелом редакции журнала «Шарли Эбдо». Плюс экономика страны в глубокой стагнации. Безработица достигла рекордных 11%. Около 3,5 млн французов сегодня официально не трудоустроены. Саркози утверждает, что виной всему анахроничный социализм, в рамках которого крайне сложно увольнять работников, устанавливать гибкую систему заработной платы, которая придала бы динамику рынку труда.

Отдельный важный итог выборов — укрепление позиций крайне правого «Национального фронта» во главе с Марин Ле Пен. Украинские СМИ поспешили выйти с заголовками «Провал друзей Путина». На самом деле НФ хотя и не победил ни в одном из департаментов, взял в целом около 25% голосов и провел десятки депутатов. Это их лучший результат. «Мы на пороге перемен. Происходит самая крупная перегруппировка политических сил за последние 40 лет. Все карты сдаются заново», — заявила торжествующая Ле Пен газете Le Monde. Нужно понимать, что большинство французов еще побаиваются националистов, чтобы отдавать им победу. Но четверть жителей Пятой республики это уже не смущает. Марин Ле Пен сделала себя и свою партию «рукопожатной» для среднего французского избирателя. В частности, она отказалась от антисемитских выпадов и иных крайне правых лозунгов. Но главное новшество, привнесенное ею, — это атака на Евросоюз и глобализацию. Это красной нитью проходит через все ее выступления: во всех проблемах французов виноваты внешние силы. Именно рекордные результаты «Национального фронта» могут перекроить всю политическую карту Франции.

ВЫБОРЫ КАРИМОВА

На состоявшихся 29 марта выборах в Узбекистане с традиционным 90-процентным результатом победил бессменный лидер страны Ислам Каримов. 77-летний президент правит республикой уже 26 лет. И хотя формально он баллотировался от Либерально-демокра-тической партии, ни либералом, ни демократом Каримов, конечно, не является. В Узбекистане уже два десятилетия существует один из самых жестких в регионе авторитарных режимов. И хотя экономика страны с начала 2010-х растет примерно на 7% в год, большинство узбеков по-прежнему живут крайне бедно. Нищета вместе с удушливой политической атмосферой привели к тому, что все больше молодых людей поддерживают исламских фундаменталистов. Именно опасения, что вместо Каримова страну может возглавить не демократ, а фундаменталистский режим, и толкают Запад на то, чтобы закрывать глаза на дефицит демократии в республике.

Однако режим Каримова только кажется прочным. У него нет преемника. Между кланами
в окружении президента идет постоянная грызня. Плюс Каримов испортил отношения почти со всеми своими соседями, с которыми Узбекистан ссорится из-за ограниченных водных ресурсов, а также в силу специфики проведения межреспубликанских границ во времена СССР без учета этнографической карты. Так что 90% за действующего президента лишь дают и России, и Китаю, и США, как ключевым игрокам
в регионе, дополнительное время подготовиться к ответу на болезненный вопрос: что будет
в Узбекистане после Каримова? Как показал печальный опыт свержения диктатур в Ливии и Ираке, нередко в исламских странах лучше не торопиться с демократизацией.