Текст: Виктор Игнатович

С подачи Саудовской Аравии страны—члены Лиги арабских государств договорились о создании объединенных вооруженных сил. Кроме того, они полны решимости довести до конца военную операцию в Йемене, начатую в конце марта. Официальная цель операции — защита законной власти от повстанцев-хуситов, которые на момент сдачи номера в печать уже взяли под контроль значительную часть территории республики, включая столичные правительственные кварталы. Президент Йемена Мансур Хади бежал из страны в Эр-Рияд. Как произошло восстание, в чем корни противостояния и чего боятся саудиты?

Автомат вместо мандата

Давайте скажем прямо: если вы до сих пор считаете, что самое сложное в нашей жизни — это теорема Ферма, адронный коллайдер или строение черных дыр во Вселенной, значит вы никогда не интересовались внутренней политикой Йемена. Только в нынешней гражданской войне активно участвуют как минимум шесть серьезных «групп по интересам», которые претендуют на власть во всей стране или хотя бы в ее части, перманентно воюют друг с другом или «дружат» против общих врагов.

Война в разных ее проявлениях не прекращается в Йемене последние лет 50. А на самом деле, конечно, дольше. Когда в стране нет активной фазы войны, йеменские политики все равно находят достойные способы уничтожать друг друга. Достаточно вспомнить хотя бы 1986 год.

Тогда страна была разделена на «социалистический юг» (Народную Демократическую Республику Йемен) и «капиталистический север» (Йеменскую Арабскую Республику). В годы хрупкого перемирия между севером и югом политические элиты двух стран враждовали каждый в своей коммуналке. Так, в социалистической НДРЙ, несмотря на покровительство и посредничество СССР, в том самом 1986 году произошел государственный переворот. Две враждующие группировки Йеменской социалистичес-
кой партии не поделили власть и решили выяснить отношения на очередном пленуме партии.

Президент страны Али Насер Мухаммед со сторонниками на пленум не явился, а прислал вместо делегатов с мандатами своих охранников с автоматами, которые просто-напросто расстреляли практически всю партийную оппозицию. Один из идеологов партии и ее лидеров, оппозиционер Абдель Фаттах из зала заседания все же вырвался и сумел добрался до бэтээра. В котором его и сожгли.

Кто такие хуситы?

Но вернемся в 2015 год. Основная линия противостояния сегодня звучит так: законное правительство Йемена против боевиков-хуситов. Что такое в этой формулировке «законное правительство»? Это власти страны во главе с президентом Абд Раббу Мансуром Хади. Он пришел к власти в 2011 году в ходе «арабской весны», по сути свергнув правившего до этого президента Али Абдалу Салеха. Впрочем, оформлено это было как добровольный отказ Салеха от власти в обмен на иммунитет от уголовного преследования.

«Боевики-хуситы» достались Мансуру Хади в наследство от Салеха. На самом деле их правильно называть зейдитами. Это одна из шиитских сект, которая насчитывает около 10 млн последователей по всему миру и составляет чуть больше трети населения Йемена. «Хуситами» армию зейдитов начали называть в 2004 году, когда они подняли восстание с целью покончить с республикой и утвердить в качестве главы государства короля-имама Хусейна аль-Хоуси. Его именем они и назвались, когда несостоявшегося шиитского короля убили.

У них были веские исторические резоны: зейдиты правили страной до революции 1962 года, которая превратила теократическую монархию зейдитов-шиитов в республику суннитов. Понятное дело, что в 2004 году повстанцев поддержал (и поддерживает до сих пор) шиитский Иран. Кроме того, мятежников поддержали еще и сирийцы. Правящий в Сирии дом Асадов принадлежит к алавитам (еще одно эзотерическое направление в шиизме).

«Аль-Каида» и наследники социалистов

И вот в сентябре 2004 года хуситы, которые к тому времени поставили под ружье около 100 тысяч человек, вошли в столицу Йемена Сану. Причем, по свидетельствам очевидцев, наибольшее сопротивление им оказывали отнюдь не правительственные войска, а боевики радикальных суннитских формирований «Аль-Ислях» и отряды «Ансар аш-Шариа» (это местное подразделение «Аль-Каиды»). Нет, боевики «Аль-Каиды» не воевали на стороне правительства. Просто у них были собственные планы на захват Саны, и им совсем не нравилось, что столицу, на которую нацелились они сами, вдруг пришли захватывать какие-то хуситы. Под контролем «Аль-Каиды» к тому времени находились (да и сейчас находятся) несколько провинций Йемена.

В 2010 году президент Салех уже пытался бороться со своими противниками, привлекая иностранную армию. И делал это успешно. Тогда это были американцы. Они нанесли и по позициям хуситов, и по отрядам «Аль-Каиды» решающие авиаудары. Из документов, рассекреченных благодаря Wikileaks, стало известно, что Салех лично настаивал на этих ударах, при этом обещая, что об участии США в войне никто никогда не узнает: «Мы и впредь будем говорить, что эти бомбы наши, а не ваши», — говорил президент Йемена на встрече с американским генералом Дэвидом Петреусом в январе 2010 года.

Суннитские формирования «Аль-Ислях» — формальные союзники законной власти, они даже имеют несколько министерских портфелей в коалиционном правительстве. Но не скрывают, что хотели бы контролировать его полностью. Таким образом «Аль-Ислях» и «Аль-Каида» — это соответственно третья и четвертая «группы по интересам» в йеменском политическом пасьянсе.

А ведь есть еще сепаратисты из Южного движения. Их можно назвать наследниками социалистов из НДРЙ. Им обидно, что в 1990 году в результате объединения двух стран их социалистическая родина исчезла с политической карты мира. Еще обиднее, что политическая и военная элита НДРЙ была по сути отстранена от власти — ей досталась лишь пятая часть постов в правительстве, ее отрезали от дележа нефтяных доходов, а армия объединенного государства в 1990 году создавалась методом жесткой зачистки сторонников социализма. В итоге многие в Южном Йемене захотели вернуться во времена независимости и в 1994 году подняли мятеж. Мятеж подавили, социалистическую партию запретили, провели люстрацию. Однако сепаратисты накопили силы, создали во второй половине «нулевых» Южное движение и взяли под контроль город Атак с окрестностями — столицу горной провинции Шабва. Оттуда они совершают вылазки в близлежащие регионы. Потеснить их там не могут ни правительственные войска, ни «Аль-Каида», ни хуситы.

В чем интерес саудитов?

И вот на днях этот йеменский «винегрет» решили приправить своим участием войска стран Лиги арабских государств — шестой участник. Пока главная роль отведена авиации Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Но если дойдет до сухопутной операции, в дело, скорее всего, вступит самая подготовленная армия региона — египетская.

Что, собственно говоря, заставляет Саудовскую Аравию и ее союзников ввязываться в эту войну? На это есть две причины.

Первая — суннитские режимы монархий Аравийского полу-острова стремятся сдержать растущее влияние шиитского Ирана. Он в той или иной степени уже поставил под свой контроль правительства Сирии, Ливана и отчасти Ирака. А теперь методом поддержки хуситов получит влияние на Йемен. Получить у себя под боком враждебное шиитское государство монархам Персидского залива совершенно не хочется. Саудитов также очень смущает, что все их нефтяные скважины находятся на юге, а населяют эти регионы в значительной степени шииты. Как раз туда из Йемена может запросто переброситься огонь восстания.

Вторая причина — географическая. В самом Йемене нефть есть, но ее немного. Не могут власти страны зарабатывать и как соседи-саудиты на паломниках. Ну кто поедет на могилу Каина, пусть даже она и находится где-то возле Адена? Но чего у страны не отнять, так это очень выгодного географического положения. Тот, кто контролирует Йемен, контролирует Аденский залив, ворота в Красное и Аравийское моря, Индийский океан. А это величайший торговый путь, по которому проходит значительная часть мировой торговли.

Именно через Баб-эль-Мандебский пролив экспортируется большая часть всей ближневосточной нефти. Президент Йемена Мансур Хади по этому поводу как-то заметил, что «если Иран возьмет под свой контроль Баб-эль-Мандебский пролив, то ему уже не надо будет иметь атомную бомбу». А это сильно повышает ставки в конфликте.