Евгений Ясенов

Скажи мне, какое кино ты любишь, и я скажу, кто ты. Эта фраза верна для всех. Не может быть исключением даже такая выдающаяся личность, как Игорь Валерьевич Коломойский, неоднократно подчеркивавший свое пристрастие к классическому советскому сериалу «Адъютант его превосходительства».

Этот шедевр 1969 года режиссера Евгения Ташкова стал всесоюзным хитом, когда Игорек Коломойский только готовился пойти в первый класс. В течение 1970-х годов фильм много раз повторяли по Центральному телевидению. То поколение росло с историей про красного разведчика Кольцова. Что же в ней могло найти отклик в душе будущего днепропетровского губернатора?

Вспомним, как начинается фильм. Группа белых офицеров (и два красных) попадает в плен к вольному командиру батьке Ангелу в великолепном исполнении Анатолия Папанова. Вся мировоззренческая квинтэссенция этого деятеля времен гражданской войны выражена в его реплике, адресованной белым и красным: «Вы там по железным дорогам бьете друг друга, а у меня тут свои владения. Я тут могу воевать тыщу лет. Но и железную дорогу проверяем, когда надо». Не слышится ли в этом перекличка с некоторыми современными подходами?

«Наш батька хочет не спать мягко, а живым встать утром». (Мирон, один из вольных бандитов атамана Ангела)

Сам по себе фильм — слепок эпохи, когда отношения между людьми были упрощены до предела, когда право силы решало все. Жизнь в 1970-е и 1980-е совершенно не напоминала то жесткое время. Но, видимо, тяга к подобному мироустройству была присуща маленькому Игорю Коломойскому. В формировании своей бизнес-империи он всегда действовал очень просто, избирая по возможности кратчайший путь между проблемой и решением. Именно так (и только так) живут в «Адьютанте его превосходительства» подавляющее большинство персонажей по обе стороны фронта.

Каждый зритель культового сериала так или иначе ориентировался на центрального персонажа — капитана Павла Андреевича Кольцова (его конгениально сыграл Юрий Соломин, редко когда еще достигавший в своей фильмографии подобных высот). Что родственного мог найти в нем Коломойский? Не романтический ли образ «чужого среди своих» — одинокого, хитрого, сильного человека, вынужденного соблюдать некоторые условности ради достижения великой цели?

«Иногда люди лгут для того, чтобы сделать добро». (Павел Кольцов)

Кроме того, в фильме есть еще один совершенно бесподобный образ — киевский ювелир Исаак Либерман (эту роль блестяще исполнил «король эпизодов» советского кино Борис Новиков). Его четырехминутная речь во время визита чекистов, вмещающая все — и хитрость, и ум, и боль, и мудрость, и ловкость, и насмешку, — является одним из кульминационных моментов фильма, хотя, в сущности, задумана как второстепенный эпизод. Мог ли не понравиться Коломойскому такой ювелир-философ, стоящий неизмеримо выше рядовых участников событий?

«Кретин! Он всегда уважал закон!» (Исаак Либерман)