Текст: Екатерина Кравчук-Рудомёткина, Светлана Крюкова

Демографы считают, что в кризис распадаются семьи и снижается рождаемость. К таким последствиям приводят отсутствие финансовой стабильности, депрессии и напряжение в обществе. Но есть точка зрения, что все происходит с точностью до наоборот — в момент стресса общество консолидируется и думает о продолжении рода. «Репортер» решил выяснить, как же дела обстоят на самом деле и что влияет на отношения в украинских семьях

— Он был руководителем страховой компании. Я в ней работала. Все как-то быстро закрутилось. Это была любовь с первого взгляда, — рассказывает 25-летняя Марина.

Роман с начальником длился четыре месяца. За время отношений он поправил ее финансовое состояние, несколько раз брал с собой на европейские курорты и полностью обновил гардероб.

— Он научил меня красиво одеваться, достойно выглядеть. Всегда называл меня бриллиантом, который нашел в куче говна. И теперь вот огранку лепит. Говно — это наше общество, где много красивых женщин и плохих дорог. Сам он — не из этой страны.

Марина — высокая брюнетка с полным набором современных атрибутов красоты: длинные ноги, большая грудь, прямые длинные волосы почти до пояса. Чрезмерный макияж и броские аксессуары.

— Ему никогда не нравилось. Но я ему говорила: «Я же девочка». Он, в принципе, был щедрый. Покупал мне весь этот хлам в большом количестве. Пока не начался кризис.

Из-за проблем в бизнесе возлюбленный Марины вынужден был собрать вещи и стремительно уехать в Европу — к жене и детям.

— Созванивались по скайпу. Пару раз ездила к нему, потом мне визу не дали — из-за того, что не было постоянного места работы и я не замужем. Я ему говорила, что дождусь его тут. Да, иногда встречаюсь с разными парнями, но ничего серьезного пока не попадалось. Ему об этом не говорю — зачем расстраивать.

Не так давно возлюбленный подарил Марине автомобиль марки BMW, голубой, представительского класса. Машину за долги вернул один из бывших бизнес-партнеров, а поскольку перегонять ее в Европу было нецелесообразно, молодой человек преподнес ее Марине в качестве подарка ко дню рождения.

— Я визжала от радости час. Но это был последний его подарок. Он перестал мне перечислять деньги, как делал иногда, когда я жаловалась на жизнь. Работы у меня постоянной нет. Съемки для журналов время от времени, но на этом не заработаешь. Буду продавать машину. Мне ее даже заправлять дорого. На днях он написал, что меня отпускает, чтобы я себе кого-то искала и строила жизнь без него. Типа, пожалел меня.

История Марины тенденциозна, но типична. По словам кандидата психологических наук, доцента Киевского национального университета имени Т. Г. Шевченко Светланы Васьковской, на волне общественных кризисов люди ищут утешения в семье. Мужчины бросают любовниц — из соображений экономии или из-за того, что не нуждаются в дополнительном адреналине на фоне новостей и событий в обществе.

— Тихая гавань стала дороже легких сексуальных приключений. Общество консолидируется под давлением финансовых трудностей, обострения военного конфликта, причем в первую очередь на уровне семьи.

По мнению психолога, в такие периоды, вопреки кризису, увеличивается количество браков, больше рождается детей.

— Включаются главные человеческие инстинкты — забота о безопасности, продолжение своего рода. Когда много убивают, нужно чтобы и много рождалось. Не зря даже природой предусмотрено, что во время войн и массовых смертей больше рождается мальчиков. И это не очередной миф, а подтвержденный и научно обоснованный факт. Моя бабушка родила в 1940-м, когда дедушка только пришел с финской войны, а потом — сразу в 1941-м, когда военные действия начались на территории Советского Союза, — делится воспоминаниями Светлана Васьковская.

Социальный откат

Есть и другая интересная общественная тенденция на фоне кризиса и войны. В мирное время людям свойственно копаться в себе, задумываться над темами развития личности, собственных потребностей, неудовлетворенных сексуальных желаний. Тогда как во время войны на первое место выходит жизнь и необходимость ее продолжения. Все внутрисемейные трудности, такие как вопросы взаимного отчуждения, воспитания, распри между супругами, отходят на второй план.

— Все эти проблемы могут подождать. Но когда заканчивается война, происходит так называемый социальный откат. Так было во время Оранжевой революции. В октябре–декабре 2004 года чувствовался значительный общественный подъем, а уже в феврале следующего года общество захлестнула массовая депрессия, — считает Светлана Васьковская.

По мнению Людмилы Слюсар, кандидата экономических наук и ведущего научного специалиста Института демографии и социальных исследований НАН Украины, стремительные события последнего года застали украинские семьи врасплох. И те, кто планировал первенца, второго или третьего ребенка в начале 2014 года, не стали отказываться от своих задумок. Планы же на 2015 год многие начали корректировать.

Прогнозы министра соцполитики Павла Розенко весьма печальны. Через год-два можно ожидать ухудшения демографической ситуации, что обусловлено военными действиями на востоке, состоянием неопределенности, экономическим кризисом, считает он. А также снижением соцвыплат при рождении второго-третьего и последующих детей.

— Давайте будем корректными — выплаты сократили не сейчас, а год назад, весной 2014 года. Решение, принятое тогда правительством, было непростым — Украина только входила в состояние войны, деньги нужно было где-то искать, чтобы снабжать армию. Но я считаю, что сокращение детских выплат — это не лучший способ экономии средств. В 2005 году выплаты увеличили в 8,5 раза для застрахованных и примерно в 11 раз для незастрахованных лиц. И демографическая ситуация в стране действительно улучшилась: в 2009-м таких областей, в которых рождаемость превышала бы смертность, стало, если не ошибаюсь, шесть. Но установленная в прошлом году сумма выплат не будет стимулировать рождаемость в Украине из-за других кризисных факторов — военных действий и нестабильности в стране. Люди в таких условиях не могут или просто не хотят планировать рождение детей, — заявил Розенко в интервью «Репортеру».

Женщины первые выбиваются из колеи

Нервозность и тревога, накопленные в обществе, бьют в первую очередь по женщинам.

— А женщины передают их дальше — мужчинам: истерики, беспочвенные скандалы, потоки нескончаемых упреков. В результате не выдерживает мужчина, — рассказывает Светлана Васьковская. — Надо сказать, что происходит это значительно быстрее, чем лет 50–60 назад. Современный мужчина женственен. В свое время он не прошел сложных жизненных испытаний, не служил в армии. Вступая в семейные отношения, такой мужчина вносит определенное напряжение в семью. Впрочем, проблема не только в этом. Весомую роль играет цивилизация отчуждения, в которой мы сегодня живем. Она мало пригодна для создания отношений и крепких семей.

— О чем идет речь?

— XXI век — время нарциссов, где каждый наедине с собой проживает свою внутреннюю жизнь, встречаясь со своим спутником лишь на пятачке совместных бытовых хлопот. Неудивительно, что современные мужчина и женщина не всегда умеют построить близость во всех смыслах. Да и с ответственностью современному человеку сложно, ведь ему в тягость отвечать даже за себя. Отсюда вытекает следующая проблема — неумение находить общий язык, общаться между собой в конце концов.

Из-за неумения общаться общество начинает болеть. Многие молодые люди страдают болезнями желудочно-кишечного тракта, психосоматическими заболеваниями, говорит психолог.

— Помолодела импотенция. Все чаще встречаются 30-летние, страдающие этой проблемой. Каждая седьмая семья распадается из-за отсутствия детей и невозможности их завести. Очень часто это женское бесплодие, которое развивается на фоне психологических проблем. Так, женщина первые несколько лет своих отношений в гражданском браке боялась забеременеть, потом ей уже это и не удается. Мужчина, который включился в социальную гонку за престижной работой, теряет интерес к сексу, отношениям. Сейчас таких пар много, — делится наблюдениями Васьковская.

По словам главного сексопатолога Минздрава Украины Игоря Горпинченко, проблемы в постели — вторая причина разводов украинских семей, не привязанная к войне и кризису. На первом месте — финансы.

— Не умея разговаривать друг с другом, игнорируя свои обязанности, супружеские пары разбиваются о стену равнодушия и холода. Тогда как семья, стержнем которой является любовь, наоборот, в сложные переменчивые времена только укрепляется, подчеркивает главный сексопатолог Украины. При этом нельзя игнорировать тот факт, что семьи, построенные на любви, имеют и крепкую сексуальную основу. Тогда как без любви уверенная финансовая база не способна гарантировать присутствие сексуальных отношений длительное время, а значит и удерживать семью на плаву.

Впрочем, и любовь не гарантия крепких семейных отношений. По словам Светланы Васьковской, семья — это предприятие, в котором есть требования к партнерству: необходимы умения зарабатывать, заботиться, разговаривать, гарантировать защищенность, финансовую независимость и другие блага. Люди с соответствующими умениями быстрее начинают взаимодействовать внутри семьи.

Игорь Горпинченко обращает внимание, что украинская феминность проявляется не только в нежном и мелодичном для слуха украинском языке, но и в украинском эпосе, истории:

— Женщина у нас выбирает суженого, а не наоборот. Еще в XIV–XVIII веках украинская женщина получала право представлять семью после смерти мужа. Она была и наследницей семейных богатств. Общество видело в ней лидера, чего на Западе не было. Право первой ночи — позорное явление для средневекового Запада. Когда феодал мог взять любую женщину после свадьбы, совершить с ней половой акт, а потом отдать ее мужу. В Украине такого отродясь не было. Так что даже в сексуальном плане наша страна мягкая, а секс больше исходит от женщины, нежели от мужчины. А значит, будет ли мир, здоровье и любовь в этой стране, зависит от женщины.