Олег Довбуш

Война вокруг Коломойского отражает общий кризис системы власти, которая была создана после Майдана. С самого начала в ней было заложено огромное число противоречий, которые, впрочем, длительное время микшировались войной и настойчивыми просьбами Запада не ссориться. Теперь же, когда перемирие худо-бедно держится уже почти месяц, а экономический кризис все более усугубляется, сдерживать эмоции уже ни у кого не получается. Неизвестно, успокоится ли ситуация на Днепропетровщине с отставкой Коломойского, ведь глубинные противоречия остались неизменными

1. Решение вопроса троевластия

Власть после Майдана и выборов президента причудливо перераспределилась не только между
Порошенко и Яценюком. В ее дележе приняли участие и различные авторитетные люди, которые в смутное время взяли на себя выполнение некоторых государственных обязанностей, переняв заодно и некоторые эксклюзивно государственные права (например, право иметь свои вооруженные силы, вершить правосудие). Наиболее ярким представителем этой авторитетной когорты стал Игорь Коломойский. Его влияние в стране сопоставимо с влиянием премьера и президента. Долго так продолжаться не могло.

Официальная власть должна была рано или поздно показать, что именно она власть, а не кто-то там в Днепропетровске. Тем более что претензии к олигарху были вполне объективными и касались его поведения в госкомпаниях, которое привело к недопоступлению денег в бюджет. Отставка Коломойского как бы обозначает победу госаппарата над зарвавшимся олигархом. Но не все так просто, как кажется. Власть слаба, ее раздирают внутренние противоречия (отношения между Порошенко и Яценюком, как известно, весьма натянутые). Властью недовольны. Недоволен народ, недоволен и крупный бизнес. В том числе враги Коломойского из других олигархических групп.
В их среде уже давно вынашиваются планы по досрочным выборам парламента, после которых будет создано новое большинство и, соответственно, новое правительство (именно на это сейчас активно работает «Оппозиционный блок»).

Очевидно также, что при нынешних коалиции и правительстве практически невозможно реализовать политическую часть минских договоренностей (да и вообще любые политические договоренности и переговоры с Донбассом и Россией), что беспокоит уже и внешних игроков. При этом практически весь крупный бизнес (включая Коломойского) уже высказался за переговоры. В этом контексте с Коломойским или без него, но процесс перезагрузки Рады может пойти. Его итогом может стать смена правительства уже к концу этого года и потеря влияния и Яценюка, и Порошенко (в случае проигрыша их сил на выборах, что вполне вероятно).

2. Решение вопроса о собственности

Параллельно с вопросом о власти идет борьба и вокруг вопроса о собственности. Значительное число бизнес-групп, которые сейчас вращаются в орбите власти (и Порошенко, и Яценюка), заинтересованы в переделе активов, которыми ныне владеют олигархи старой закалки. В первую очередь речь идет об энергоактивах. Собственно, об этом говорит и Коломойский, называя фамилии бизнесменов, которые якобы лоббируют передел сфер влияния в нефтяной отрасли.

По слухам, аналогичные проблемы назревают и у Ахметова, и у Фирташа. Борьба здесь будет вестись без пощады — решается вопрос, кто будет сидеть на потоках. Кто победит? Если «старой гвардии» удастся организовать досрочные выборы Рады, то, скорее всего, «младоолигархи» мало что получат. Обратное утверждение тоже верно.

3. Решение вопроса о роли Запада

Уже год Украина держится исключительно на западной помощи. Но это пока не конвертируется в усиление позиции западного капитала в украинской экономике, которой по-прежнему управляют олигархические группировки (на смену им идут бизнесмены, связанные с нынешней властью, что принципиально ничего не меняет). Эта ситуация не нравится Западу, который уже давно хочет повести Украину по «восточноевропейскому пути», на котором все олигархи должны исчезнуть путем медленного или быстрого вымирания. Поэтому США и ЕС в общем и целом поддерживают войну с олигархами при условии, что власть обеспечит транснациональным компаниям свободный доступ на украинский рынок активов.

4. Решение вопроса о роли регионов

Несмотря на давнюю вражду «донецких» с «днепропетровскими», есть один вопрос, интересы по которому у них сходятся. Это то, что сейчас модно называть децентрализацией. И Донбасс,
и Днепропетровщина являются промышленно развитыми регионами, которые заинтересованы
в том, чтобы большая часть собираемых налогов оставалась на местах. Это позволит им даже
в нынешнее трудное время затягивать пояса не так туго, чем остальной стране. Это похоже на каталонский сепаратизм, который проистекает из того, что наиболее развитая область Испании не хочет делиться с центром, полагая, что она легче справится с кризисом самостоятельно, сбросив «балластные» области.

Кроме того, децентрализация, в широком понимании этого слова, может служить некоторой гарантией того, что в регионах из Киева не будут отжимать местный бизнес. Не удивительно, что именно тему децентрализации Коломойский и его команда накануне отставки подняли, как флаг, в своей борьбе с Киевом. Затихнут ли разговоры о ней после ухода днепропетровского губернатора? Не факт. Базовые причины децентрализаторских настроений никуда не исчезнут.