Текст: Дмитрий Коротков

Ключевой день в истории реализации минских соглашений — 17 марта. По инициативе президента Петра Порошенко парламент принял поправки к закону об особом режиме в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Они фактически сводят на нет политическую часть Минска-2 в том виде, в котором ее видят Москва и сепаратисты. А значит, начинается время новых закулисных интриг вокруг перемирия, которые вполне могут закончиться новой войной

Главные изменения к закону касаются начала действия особого режима в Донбассе. Поправки президента предлагают следующую логику событий: сначала нужно, чтобы сепаратисты разоружились, потом проводятся выборы, и только после этого начинает действовать особый статус.

Понятно, что если силы непризнанных ДНР/ЛНР разоружатся до обретения особого статуса (который позволит им преобразоваться в «народную милицию»), то ситуацию на всей территории Донбасса возьмут под контроль украинские силовики и смысл в любых компромиссах и договоренностях (да и, пожалуй, в самом особом статусе) будет потерян. По сути, самопровозглашенным республикам предлагается капитуляция. А потому они закон выполнять не будут, на чем минские договоренности (вместе с реформой Конституции, возобновлением соцвыплат, амнистией и многим другим, предусмотренным Минском-2) и умрут.

Реакция России оказалась прогнозированной. Кремль уже заявил о попытке Киева сорвать выполнение минских соглашений. Слова эти обращены, естественно, не к украинской власти, а к «германским и французским коллегам», выступившим инициаторами и гарантами Минска-2. Несложно предположить, что Москва продолжит давление на европейцев, чтобы выступить единым фронтом и заставить Киев все-таки выполнить соглашение от 12 февраля в том виде, в каком его хотят видеть Москва и сепаратисты (то есть реинтеграция мятежных территорий в Украину, но с особым статусом, с сохранением особых отношений с Россией и с легализацией во власти сепаратистов). В зависимости от того, чем закончится этот процесс, можно выделить несколько вариантов развития событий.

Вариант 1. Возврат к Минску-2

Нельзя исключать, что Берлин и Париж услышат то, что им пытается донести Кремль. Услышат, потому что захотят услышать. Ведь Ангела Меркель и Франсуа Олланд стали инициаторами Минска-2 не столько из абстрактного гуманизма, сколько из-за интересов самого Евросоюза, которому наносят серьезный экономический ущерб эскалация напряженности у его границ и санкции против России.

Исходя из этого, вполне можно допустить единый фронт Германии, Франции и России в попытке убедить Украину пойти на выполнение соглашения от 12 февраля на условиях компромисса, а не капитуляции сепаратистов. Теоретически рычагов давления у лидеров ЕС достаточно. Это и финансовая помощь Евросоюза, и новые транши МВФ, и доступ украинских товаров на европейский рынок (который сейчас происходит в режиме свободной торговли). Однако захочет ли Европа применять столь тяжелую артиллерию, поддавшись на уговоры России, — огромный вопрос. Так же, как и готовность Киева идти на уступки. В конечном счете он может заручиться поддержкой Вашингтона и проигнорировать пожелания европейцев, несмотря на очевидные экономические потери.

Поэтому представить, что Киев пойдет на выполнение минских соглашений в неизменном виде, можно только при самом неблагоприятном для украинской власти развитии событий внутри страны (резкое ухудшение социально-экономической ситуации и начало на этой почве массовых акций протеста), а также в случае если США вдруг займут миролюбивую позицию.

Впрочем, есть вариант, что данный закон принимался для успокоения «патриотической общественности» в Украине. А на деле все пойдет по старому плану. И выборы состоятся, и особый статус регион получит, несмотря на наличие в нем «незаконных вооруженных формирований». Просто все сделают вид, что последних там уже не существует. Так же, как сейчас все делают вид, что перемирие «в целом соблюдается».

Вариант 2. Интеграция в Россию

Франция и Германия могут принять позицию Киева (тем более, что она формально не противоречит минским договоренностям), однако при этом дадут молчаливое согласие на фактическую интеграцию ДНР/ЛНР в экономическое пространство России. Поводом для подобной договоренности может быть гуманитарная ситуация в Донбассе: как-то этот регион выживать должен и кто-то должен ему помогать, почему бы эту миссию не возложить на Россию?

Такой вариант дает шанс на сохранение мира, однако главная сложность его выполнения — возможная негативная реакция Штатов, которые могут запустить новый виток санкций против России, обвинив ее в фактической аннексии части территории Украины. С точки зрения России этот вариант затратный, но политически не менее выгодный, чем первый. «Все равно, где будет ДНР/ЛНР — с особым статусом в Украине или вне ее. Имеет значение лишь одно: чтобы уровень жизни там был выше, чем у прочих украинских регионов. В таком случае смена власти в Киеве станет делом времени», — сказал «Репортеру» один из московских политтехнологов.

Вариант 3. Все остается как есть

Его отличие от предыдущего варианта только в том, что Кремль, опасаясь санкций со стороны Запада, отказывается от экономической интеграции с ДНР/ЛНР, сохраняя лишь гуманитарную помощь на минимальном уровне. Этот вариант, впрочем, будет лишь переходным к какому-либо из трех других. В своем нынешнем состоянии Донбасс не сможет выжить, и с этой территорией рано или поздно нужно будет что-то делать.

Вариант 4. Война

Если Германия и Франция не захотят (или не смогут) убедить Киев выполнить политическую часть минских договоренностей по согласованию с Москвой и не пожелают обсуждать с последней будущее ДНР/ЛНР вне Украины (вариант 2), то, увы, вероятность новой войны возрастает. По той же логике, по которой активные боевые действия возобновились в январе, когда России нужно было «дожать» Украину и Запад на Минск-2. И сейчас с этой же целью (склонить к Минску-3) могут начать наступление на Мариуполь или до границ Донецкой и Луганской областей. В ответ Киев потребует от Запада новых санкций против России, оружия и — в нынешней ситуации — может получить и то и другое. После чего Россия перейдет к масштабному военному вмешательству. Предсказать, где остановится этот маховик, сейчас нереально. Впрочем, при любом исходе главным результатом новой войны станут сотни и тысячи новых жертв.