Текст: Василий Яценко

Три недели назад Кабмин, согласно заявлению Арсения Яценюка, одобрил План действий по реализации программы правительства. До сих пор этот документ не опубликован. Более того, его не видела половина министров и клерков секретариата Кабинета министров. Когда и в каком виде появится План — а это ключевой документ для деятельности правительства, где подробно описано, что и когда должен делать каждый из его членов, — неизвестно. Впрочем, судя по черновику, появление и реализация Плана может только усугубить бардак во власти — половина пунктов противоречит коалиционному соглашению и президентской стратегии «Украина-2020»

Без системы

Пертурбации с Планом действий ярко подчеркивают ключевую особенность работы правительства Арсения Яценюка — отсутствие системности и плановости в работе. Обязательства, заложенные в коалиционном соглашении, систематически не выполняются. Два примера: нарушая соглашение, введены норма о запрете возмещения НДС экспортерам зерна и налогообложение ОСББ. Внятные планы работы есть только у некоторых министерств, отсутствует координация работы между министерствами и ведомствами, особенно в сфере европейской интеграции из-за отсутствия профильного вице-премьер-министра.

16 марта на заседании Совета ассоциации Украина — ЕС одобрили новую повестку дня ассоциации. Это объемный документ на 50 страниц, где подробно описываются обязательства, которые берет на себя Украина для выполнения Соглашения об ассоциации, — подготовка и принятие десятков законов, сотен постановлений. Большая часть министров и депутатов из парламентского большинства не знакомы с его содержанием, да и с самим фактом его существования. Такая же судьба постигла и Меморандум между Украиной и МВФ. Об этом документе все слышали, но его мало кто видел. Меморандум был презентован в Вашингтоне и только на английском языке.

В целом единственное, что заставляет власть работать, — требования из-за границы. Для выполнения минских договоренностей президент подает пакет законопроектов об урегулировании ситуации
в Донбассе, для получения кредита МВФ правительство подает пакет законопроектов о реформировании бюджетной сферы. Если бы из-за рубежа никто ничего не требовал, то ни правительство, ни президент не проводили бы никаких реформ, списывая все на войну.

Яркий пример — судьба децентрализации. Это ключевое предвыборное обещание и президента Петра Порошенко, и лидера победившей на последних парламентских выборах партии Арсения Яценюка.
В прошлом году президент даже проект соответствующих изменений в Конституцию внес. В реальности же правительство вместо передачи полномочий на места продолжает политику централизации, все попытки передать органам местного самоуправления дополнительные полномочия в земельной и градостроительной сферах в сфере налогов и бюджета блокируются правительством и коалицией.

Страстное желание игнорировать выполнение обещаний президента со стороны Арсения Яценюка можно понять — децентрализация подрывает власть Кабмина в пользу глав госадминистраций, которые контролируются президентом.

Однако практика показывает, что премьер-министр не может организовать работу внутри правительства даже по выполнению собственных предвыборных обещаний. Уже сейчас можно констатировать, что пункты программы Кабмина о создании Государственного агентства обустройства границы и о разработке и принятии новой редакции закона о государственной службе не будут приняты в срок. Большая часть остальных обязательств правительства выполняются формально, для галочки. Это и снижение вдвое ставки Единого социального взноса,
и внедрение новой системы администрирования НДС.

Без парламента

Итогом такой работы стала неспособность правительства построить эффективное взаимодействие с парламентом, несмотря на наличие коалиции с конституционным большинством. Целый ряд инициатив Кабмина был провален или месяцами не рассматривается в парламенте. Ключевая проблема — провал законопроектов в сфере энергоэффективности. В частности, парламентом не были поддержаны правительственные законопроекты об особом периоде в топливно-энергетическом комплексе, об энергетической эффективности зданий и о жилищно-коммунальных услугах.

Без руководителей

Есть две основные причины неэффективности Кабмина: срыв административной реформы осенью прошлого года и провальная кадровая политика. По итогам 100 дней правительства руководство фискальной службы и финансовой инспекции отстранено от работы на время проверки — они обоснованно подозреваются в коррупции и непрофессионализме. Десятки центральных органов исполнительной власти месяцами работают без руководителей. Среди лидеров — Государственное агентство рыбного хозяйства, которое уже больше года работает без главы, водное агентство, не имеющее руководителя полгода. Без руководства сейчас экологическая инспекция и геологическая служба, лесное агентство, служба статистики.

Судя по текущей работе правительства, уже в ближайшее время десятки руководителей служб и агентств, заместителей министров, а может, и самих министров будут уволены и привлечены к ответственности за правонарушения. Все это усугубляется неспособностью руководителей государства координировать свои усилия друг с другом в кадровой сфере. Яркий пример — многомесячные торги вокруг кандидатов на должности глав Фонда государственного имущества и Антимонопольного комитета.

Без кадров

Причина этого — в квотном подходе к формированию правительства. Часть министров — ставленники Арсения Яценюка, деятельность которых саботируется в Администрации президента. Часть — ставленники Петра Порошенко, деятельность которых саботируется в секретариате Кабмина. Исключение, пожалуй, только одно — министр финансов Наталья Яресько, которая является связующим звеном в работе с международными финансовыми организациями по привлечению кредитов и инвестиций. Ей не мешают работать. Практически.

А вот когда Андрей Пивоварский решил сменить руководителей «Укрзализныци» и «Укравтодора», его инициативы были заблокированы премьером, а профильный заместитель Александр Кава уволен по требованию Олега Ляшко. Радикальная партия считает должности руководителей железных и автомобильных дорог собственной квотой. После подписания соглашения с МВФ пошли разговоры и об увольнении министра экономики. Это совпало с тем, что Айварас Абромавичус вознамерился ликвидировать компанию «Укрэкоресурсы», которая взимает дань со всех производителей тары и упаковки и, по словам Михаила Бродского, экс-главы Госкомпредпринимательства, является одним из ключевых доноров «Народного фронта» Арсения Яценюка.

Кадры изначально были главной проблемой нынешнего правительства. Если первый постмайданный Кабмин страдал от некомпетентных назначенцев из фракций новой власти, то сейчас проблема в чем-то даже глубже. На ключевые посты в кабинете пришли люди, о которых раньше никто не слышал. Лишь по их прежним местам работы можно понять, откуда ветер дует. Например, министр АПК Павленко — личность малоизвестная. Хотя, когда выяснилось, что он работал в структурах крупного предпринимателя экс-бютовца Куровского, стало чуть более понятно. Но до сих пор неясно, какое отношение Куровский имеет к «Самопомощи», по квоте которой прошел в Кабмин Павленко. Может быть, это эхо куда более давних связей предпринимателя времен расцвета БЮТа (Турчинов и Ко).

Министр инфраструктуры Пивоварский — бывший топ-менеджер группы компаний «Континиум» Еремеева. Последний создал свою депутатскую группу в Раде, считается близким к Фирташу и Левочкину. Тут картина ясна.

Министр экологии Шевченко, назначенный по квоте «Батькивщины», доселе не имел прямого отношения к экологии. Возможно, кстати, этим и объясняется выбор — все, кому в нашей стране интересна экология в широком смысле этого слова, могут обращаться за решением вопросов напрямую в руководство фракции.

Валерий Вощевский, ставший вице-премьером по квоте Ляшко, запомнился скандалом со своей биографией, розданной в Раде перед назначением (там были описаны возбужденные против него уголовные дела). После оказалось, что это один из главных спонсоров партии Ляшко и, судя по его активности вокруг кадровых назначений в своей парафии, он не намерен становиться бедным человеком и в будущем.

Список можно продолжить. Такой подход к формированию Кабмина исключает его работу как единой команды единомышленников и даже попытки борьбы с коррупцией.

Без замов и начальников

Самая же яркая иллюстрация паралича деятельности правительства — история с заместителями министров.

Только в конце февраля закончилось многомесячное противостояние между министрами и премьером вокруг кандидатур заместителей. Не имея возможности контролировать напрямую работу более чем половины правительства, Арсений Яценюк пытался установить контроль над министерствами через замминистров. Премьер сдался, только когда конфликт вышел в публичную плоскость, и был вынужден пойти на уступки своим министрам в обмен на беспроблемное голосование за пакет эмвээфовских законов в парламенте. Одномоментно было назначено несколько десятков заместителей — с начала марта был сформирован состав практически всех министерств, за исключением Минэкологии. Игорь Шевченко и дальше работает только с одним заместителем из-за конфликта с профильным вице-премьером Валерием Вощевским. Последний как ставленник Олега Ляшко видит на всех значимых «экологических» должностях, в частности во главе геологической службы и водного агентства, представителей Радикальной партии. Игорь Шевченко пытается пролоббировать своих ставленников.
В итоге несколько десятков вакансий.

Однако самое серьезное противостояние разгорается не вокруг кандидатур руководителей министерств и ведомств, а на один уровень ниже — вокруг руководителей крупных государственных предприятий. Фигура министра в условиях войны, кризиса и бюджетного дефицита с экономической точки зрения малопривлекательна — воровать можно только на канцелярии. В отличие от фигуры директора госпредприятия. К примеру, через руки главы «Укрзализныци» проходит на два порядка больше денег, нежели через руки министра инфраструктуры. Так же и директор «Укрспирта» — экономически более важная фигура, нежели министр АПК. Результат борьбы — практический коллапс в управлении госпредприятиями. 

Железная дорога не имеет своего руководителя более трех месяцев, директор «Укргазвидобування» уже более полугода в домашних условиях ознакамливается с материалами пяти уголовных производств, в которых он фигурирует.

И. о. директора Юго-Западной железной дороги не пускают на рабочее место, а директоров лесхозов сажают по одному в неделю. Всего несколько сотен государственных предприятий, в том числе крупнейшие, не имеют полноценных руководителей. А также утвержденных финпланов, отчего не могут полноценно работать и развиваться. Когда и как решится эта проблема — непонятно.

Без структуры

Принятие в сентябре прошлого года постановления правительства «Об оптимизации системы центральных органов исполнительной власти» еще больше дестабилизировало работу этих самых органов. Согласно этому документу, более десятка органов власти должны быть ликвидированы, однако они работают до сих пор на птичьих правах, еще около десятка должны быть созданы, однако этот процесс затянулся на неопределенное время. В результате около трети своих функций государство фактически не выполняет: старых органов уже нет, а новые еще не заработали. Один из примеров — обеспечение безопасности на транспорте. В стране должна быть создана Государственная служба Украины по безопасности на транспорте (ее еще нет) и ликвидированы Укртрансинспекция, Укрморречинспекция и Госспецтрансслужба (их нормальная работа фактически заблокирована).

Также неясна судьба Государственной службы Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей — ведомство без руководства и бюджета. Если в ближайшее время правительство не решит эту проблему, то наш сельскохозяйственный экспорт может быть заблокирован из-за отсутствия органа сертификации. 

Создается устойчивое впечатление, что лидеры крупнейших парламентских партий Петр Порошенко и Арсений Яценюк сознательно дестабилизируют работу исполнительной власти, пытаясь дискредитировать друг друга. Единственное, что их сдерживает в этом процессе, — война в Донбассе, зависимость от западных союзников и боязнь улицы.

БЕЗГОЛОВАЯ ВЛАСТЬ

Государственная ветеринарная и фитосанитарная служба – с 30 апреля 2014 года без руководителя, в процессе реорганизации в Госслужбу по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей

Государственная исполнительная служба – с 27 ноября 2014 года без руководителя, в процессе реорганизации

Государственная регистрационная служба – с 3 декабря 2014 года без руководителя, в процессе реорганизации

Государственная служба геологии и недр – с 10 декабря 2014 года без руководителя

Государственная служба статистики – с 13 октября 2014 года без руководителя

Государственная служба по лекарственным средствам – с 4 марта 2015 года без руководителя, в процессе реорганизации

Государственное агентство водных ресурсов – с 14 октября 2014 года без руководителя

Государственное агентство лесных ресурсов – с 14 января 2015 года без руководителя

Государственное агентство резерва – с 13 августа 2014 года без руководителя

Государственное агентство рыбного хозяйства – с 3 марта 2014 года без руководителя, экс-глава пытается восстановиться в должности через суд

Государственное агентство по управлению зоной отчуждения – с 16 октября 2014 года без руководителя

Государственная архитектурно-строительная инспекция – с 4 марта 2015 года без руководителя

Государственная экологическая инспекция – с 21 января 2015 года без руководителя

Антимонопольный комитет – с 26 марта 2014 года без руководителя

Фонд государственного имущества – с 19 июня 2014 года без руководителя