Текст: Наталия Судакова

Иллюстрации: Наталья Твардовская

Курсовая нестабильность, повышение цен и общее падение заработков больно ударило по доходам большинства украинских граждан и в целом снизило уровень благосостояния населения. Но не всем в кризис плохо. «Репортер» нашел людей, которым от девальвации стало жить лучше: модель, стюарда
и представителей IT-индустрии. Работодатели платят им в долларах

Модель

Стройная блондинка Алла — модель «в возрасте». Ей уже 25 лет, карьеру в модельном бизнесе она начала слишком поздно для этой индустрии — в 23. По образованию — экономист. Предложения поработать для подиумов и глянца ей поступали неоднократно, но в первый раз Алла согласилась, когда ей предложили работу в Китае. Тогда было непростое время в ее жизни, девушка сидела без работы, поэтому согласилась не раздумывая.

— Так начались путешествия, я стала изучать английский. Появились новые знакомства и хороший заработок в долларах.

В среднем половину года Алла проводит за границей, остальные полгода живет в Украине на заработанные деньги.

— Раньше мне казалось, что попасть в модельный бизнес практически нереально. Но это неправда. Если у вас относительно высокий рост и миловидная внешность, вероятность стать моделью составляет 90%. Почти в каждом украинском городе есть модельные агентства. Они сами находят девушек, часто через социальные сети. Мониторят странички, фотографии, связываются через сеть «ВКонтакте». Я тоже случайно получила свое первое предложение. Сейчас работаю в азиатских странах, в основном сотрудничаю с Китаем, Индонезией, Кореей.

— Вы работаете на ставке, за гонорар?

— Нет гарантированного заработка, девушки работают за проценты. То есть нужно сначала отработать билет, проживание и другие расходы, а когда оплата за твою работу выходит в плюс, заработок делится между агентством и моделью. Последнее время я езжу только по контракту, то есть гарантированная сумма заработка оговаривается заранее.

— О каком доходе вообще идет речь?

— Сложно назвать конкретную сумму, все зависит от контракта и страны. Но в любом случае это достаточно хорошие деньги. За прошедший месяц работы в Китае, например, я заработала $2 тысячи.

— Какой у вас годовой доход?

— Мой заработок — среднего уровня. За полгода работы за рубежом я получаю примерно $12 тысяч. Многие подруги возвращаются лишь на неделю, чтобы оформить новую визу, и почти весь год проводят в разъездах. Они зарабатывают больше — около $25 тысяч. Кроме того, проживание, питание, билеты оплачиваются отдельно. За границей я нахожусь столько, сколько длится контракт. Обычно уезжаю на три месяца и потом еще три провожу дома. Стараюсь уезжать на весенний и осенний сезоны — в это время можно больше заработать. Приехала в Украину несколько дней назад, но в этот раз пробуду дома всего два месяца, а отсутствовала почти пять.

— На чем именно вы зарабатываете в Азии: подиум, съемка для глянца?

— Зависит от модельного рынка страны. В Корее это в основном фотосессии для каталогов, там очень популярен онлайн-шопинг, люди очень обходительные. В Индонезии зачастую снимают для журналов, причем делают самые качественные снимки, но платят меньше, так как у них дешевая рабочая сила. Кроме того, они очень внимательны к моделям. Но чаще всего я работаю в Китае, а точнее в Шанхае. Там одни показы, которые я люблю больше фотосессий. Но работа на китайцев напоминает рабство. Они эксплуатируют моделей на все 100%.

— В чем это выражается?

— Вот недавно меня снимали для каталога летней одежды в огромном неотапливаемом помещении. Был жуткий холод. Все стояли в зимней одежде, а я снималась в летней. Два дня по 13 часов. Никто даже не принес обогреватель. В Украине сняли бы другое помещение либо прогрели бы арендованное. Думала разорвать контракт. Китайцев очень много, у них сильно развит инстинкт выживания, они берутся за любую работу. К другим у них такие же требования.

— Вам хватает заработанных денег на то время, пока вы в Украине?

— Сейчас я живу в доме родителей, поэтому на жилье ничего не трачу. В остальном хватает, даже остается до следующей поездки.

— Вы успели почувствовать повышение цен?

— Пока нет. Возможно, успею. После такой длительной командировки мне понадобятся процедуры по восстановлению волос, кожи, которую убивают ежедневным не всегда качественным макияжем. Обязательно массажи для ног, ведь каждый день приходится ходить на каблуках. На уход за собой всегда тратится часть зарплаты. А вот одежду я покупаю исключительно за рубежом — там гораздо больше брендов, да и выгоднее.

— Вы видите перспективу развития модельного бизнеса в Украине?

— Нет, абсолютно, — смеется девушка. Украинский модельный бизнес — это площадка для начинающих, которые хотят наработать опыт, создать портфолио и в результате уехать по контракту. У нас не готовы за это хорошо платить. Во-первых, в Украине очень много девушек модельной внешности, большая конкуренция. Желающих всегда хватает, и наши дизайнеры платят мало. На Ukrainian Fashion Week за один показ мне платили 200 грн. В то время как в Азии это не менее $300. Во-вторых, у нас очень мало брендов. В Азии же компаний, журналов, магазинов — множество. Поэтому в Украине готовы работать скорее только топовые модели, которым платят за имя. Но таких единицы, и свое имя они заработали в других странах.

— С какими брендами вы работаете в Азии?

— Азиатские бренды: Cotton Iki, Ivan Gunawan, Makarizo, White Сolor. Мировые — Swarovski, Only, Мarc Jacobs, Esprit и другие. Больше всего мне запомнилась работа на показах Swarovski и фотосессии для самого большого китайского сайта онлайн-шопинга Taobao, который популярен во всем мире.
А в остальном это работа на неизвестные для украинцев бренды.

— Вы пробовали выйти на европейский или американский модельный рынок вместо азиатского? 

— Не вижу смысла. Я занялась бизнесом слишком поздно, а начинать в Европе нужно лет с 17. Я много слышала о том, что на Западе в 25 делать нечего.

— Разве в Азии дела обстоят иначе?

— Азиаты на возраст такого большого внимания не обращают. Там многим моделям по 26-27 лет. В Европе хорошо зарабатывают лишь около 10% моделей, потому что сложно пробиться. Славянская внешность там не в новинку, работы меньше, чем в Азии, а жизнь существенно дороже. В азиатских странах европейская, славянская внешность — своего рода экзотика. Азиаты не так строго относятся к параметрам: росту, фигуре. Так что каждой модели подходит свой рынок в зависимости от личных предпочтений, качества портфолио, параметров, возраста.

— И все же карьера модели коротка. Чем думаете заняться дальше?

— Как и многие в Украине, обычной работой. Хочу поездить еще несколько лет, а потом искать новое призвание. Только посмотрю, что дальше будет в Украине. Так как будущее здесь очень сомнительно. Раньше я даже не думала уезжать. Сейчас, когда поездила и сравнила, нестабильность в нашей стране меня очень пугает.

— Многие ли украинские модели хотят остаться за границей?

— Каждая вторая. Но в Азии желают оставаться немногие, а те, кто остался, говорят, что временно. Трудно, слишком отличается менталитет. Поэтому большинство хочет в Европу. В любом случае модели из Украины понимают, что дома перспектив в модельном бизнесе нет. Так что нужно либо менять профессию, либо оставаться жить в другой стране.

IT-специалист

Стас — айтишник с 12-летним опытом. Для него компьютер — это спорт. Его жена Леся тоже работает в сфере IT вот уже семь лет. Обоим «слегка за 30». Доходов пары хватило на то, чтобы несколько лет назад построить небольшой дом на берегу озера в селе под Киевом. До строительства дома Стас мечтал о другом — уехать в Новую Зеландию. По его мнению, IT там стремительно развивается, а сама страна благополучна и стабильна. Судьба сложилась иначе. Шестилетний сын — аутист, поэтому сорваться и переехать оказалось сложным делом. Сегодня на организацию быта ребенка уходит большая часть зарплаты. Но в Украине профессия Стаса и Леси оплачивается хорошо, денег семье хватает.

— Мы с женой получаем зарплату в долларах, поэтому доходы у нас хорошие. Но не все айтишники так зарабатывают. Есть три вида IT-компаний. Первый и наиболее распространенный в Украине — аутсорсинг, когда большая корпорация создает свои филиалы в разных странах. Если у украинской аутсорсинговой компании американский «родитель» — зарплата в долларах, если российский — она высчитывается по курсу рубля. Второй вид — продуктовые компании, они выпускают продукт и продают его. Зарплата сотрудников зависит от страны, в которую его продадут. Если это произойдет на территории бывшего СССР, там зарплата будет по старому курсу 8 грн за доллар. Третий вид — аутстаффинг. Это когда компании продают сотрудников под проекты в разные страны. Аутстаффинг в Украине — на 99% работа для компаний Евросоюза или Америки, соответственно, такие сотрудники получают отличные деньги.

— Какие в среднем зарплаты в сфере IT?

— Стандартная минимальная ставка для «джуниора», то есть младшего специалиста, — $500. Спустя год этот же работник зарабатывает около $1 тысячи. Дальше суммы зависят от специализации и компании. Специалист среднего звена получает $1,5–2 тысячи в месяц.

— Какие специальности получают больше?

— У айтишников есть четыре специальности: бизнес-аналитики, которые изучают бизнес-среду, менеджеры, контактирующие с заказчиками, собственно программисты-разработчики и quality assurance (QA), то есть те, кто контролирует качество продукта. Самые высокооплачиваемые категории — менеджеры и разработчики — получают $3,5–4 тысячи в месяц. Но среди них сейчас большая конкуренция. Я — QA, а Леся — менеджер.

— Много ли айтишников мечтает уехать за рубеж?

— Наша профессия очень прагматична. Мы в принципе ни о чем не мечтаем, мы считаем и вычисляем. Где выгодней, там и окажемся. Хорошие IT-специалисты найдут компьютер и интернет в любой точке Земли, они знают английский, сама профессия очень востребована. Поэтому айтишники очень мобильны, перед ними открыт весь мир. Вопрос только в желании. Леся, например, уезжать не хочет. Но есть массовая тенденция к тому, что IT-специалисты будут паковать чемоданы. В основном пытаются уехать в США, но это сложнее всего. У меня в проекте 23 человека. Двое из них уехали в Минск, еще двое ушли из проекта в другие конторы, которые пообещали релокацию в Америку либо Европу, а одна моя подчиненная отбывает в Румынию с мужем.

— Как и почему происходит релокация офисов?

— Почти все конторы в Украине находятся в процессе открытия офисов под релокацию за рубеж. Этого потребовали и заказчики, и работники. Компании создают офисы в других странах, сотрудникам оплачивается переезд, за них платят налоги в этой стране, часто временно оплачивается аренда жилья. Если планируется переезд в Польшу или другую близлежащую страну, контора может даже помочь с билетами для родных. При этом во многих европейских странах зарплаты IT-специалистов те же, что и у нас, а иногда даже меньше.

— Какой тогда смысл переезжать?

— Там выше уровень жизни, стабильная валюта, возможность ее купить и сохранить сбережения в банке. Еще один важный момент: многие пытаются убежать от призыва.

— Стоит ли ожидать, что украинские офисы станут массово закрывать?

— Нет. Выгода от украинских офисов очень большая. Деньги они получают в валюте, а аренду, интернет и другие услуги оплачивают по старым ценам в гривне, поэтому стало только выгоднее. Но появились страхи, что офис отожмут или наедут.

— Сейчас в Украине отжимают IT-компании?

— Отжать сложно, потому что большинство фирм имеют иностранных хозяев. А вот маски-шоу в офисах компаний — это естественно. GlobalLogic Ukraine, например, в марте 2014 года дважды пережило маски-шоу в харьковском офисе. Такие тенденции меня очень пугают. Да, я в гривнах получаю сейчас гораздо больше! Но смысл от этих денег, если меня могут прижать головой к полу на работе или чего лучше убить на улице? Преступность растет в феерических масштабах.

— Как обстоят дела с IT-бизнесом в зоне АТО?

— Айтишник просто не может работать без интернета, поэтому большинство выехало. Причем донецкие специалисты считались одними из самых сильных в Украине. Большинство еще весной-летом массово выехали в Россию. Знаю несколько фирм, которые собрали всех своих сотрудников и просто открыли в РФ новые офисы. Многие переехали в Киев. Лично знаком с двумя, а они рассказывали о других семьях.

Директор аутсорсинговой компании

Павел Башмаков — директор и сооснователь аутсорсинговой компании Stanfy. В 2005 году, по окончании Киевского политехнического института, он вместе с двумя друзьями создал сайт и зарегистрировал домен. Спустя 10 лет предприятие стало заметным игроком украинского рынка разработки мобильных приложений. Тем не менее в 2012 года Stanfy ушла с украинского и российского рынков, и теперь основным их заказчиком являются США. Павел может проводить за написанием программы по восемь часов подряд — это его высокооплачиваемое призвание.

— Мы принимаем заказы на разработку программного обеспечения от иностранцев, выполняем их и получаем за это деньги. Клиенты у нас из Бразилии, Канады, Америки. Раньше сотрудничали с российским и украинским рынками.

— Почему вы покинули эти рынки?

— Из экономических соображений. Они менее интересны и ниже качеством. Проекты не того уровня, которые хотелось бы создавать нашей команде. Мы любим разрабатывать что-то инновационное, что интересно с технологической точки зрения. В Украине за подобное бизнес платить пока не готов. Естественно, если доход твоей компании в долларах, ты выигрываешь. Единственное — мы тратимся на то, что также привязано к валюте. И получается, что ты продаешь свой доллар на межбанке, скажем, по 17 грн, а потом покупаешь обогреватель в интернет-магазине на следующий день уже по курсу 18 грн за доллар.

— И все же в Украине услуги в основном не подорожали настолько, насколько упала гривна.

— Конечно, мы все равно в плюсе, просто он не такой глобальный, как говорят. Потому что зарплаты привязаны к доллару, а они и являются основными расходами компании — около 90%, остальные траты — всего 10%. То есть при дешевой еде для сотрудников, недорогих интернете и аренде мы экономим максимум 5%.

— Сколько сейчас зарабатывают сотрудники вашей компании?

— От $2 до 5 тысяч. Хорошие специалисты, приходя на собеседование, и запрашивают $3–4 тысячи. Даже если ты не согласен с такой суммой, найти других, которые лучше и дешевле, ты не можешь, поэтому приходится платить.

— Есть проблемы с качеством украинских специалистов?

— Качественных мало. На украинском рынке IT качественным специалистом может считаться работник, который окажется достаточно слабым в сравнении с американским. Что касается россиян, то там также часто хромает качество. Но я бы сказал, что украинцы лучше работают на кого-то, а россияне — на себя. В отличие от Украины, в России есть много своих глобальных брендов: «Яндекс», «ВКонтакте», Kaspersky Lab и т. д. Мы же скорее исполнители.

— В вашем случае идею для разработки подает заказчик или вы сами являетесь идеологами?

— Изначально заказчик обращается с готовым концептом, а мы помогаем в его воплощении и в процессе вносим свои корректировки, советы, идеи, улучшаем и адаптируем концепцию. Но среди иностранцев появился страх перед обращением к украинским айтишникам. Они всегда в первую очередь спрашивают о безопасности, и приходится объяснять, что в моей компании есть «план Б», а сотрудники способны при необходимости работать удаленно. Иностранцы боятся любых рисков, вплоть до заезда танков в Киев. На самом деле я много слышал о том, что сейчас IT-компании проводят релокацию офисов за границу, но это во многом просто паника. Она естественна, если читать наши новости.

— При этом какие IT-компании получают больше — продуктовые, которые являются идеологами, или аутсорсинговые, реализующие чужие идеи?

— У продуктовых компаний больше маржа, но и больше риск. Так как они инвестируют в продукт, работают над ним полгода и могут прогореть, потому что продукт неинтересен потребителю. В аутсорсинге заработок проще и стабильнее, ты удовлетворяешь требование заказчика, а он тебе платит за твои рабочие часы.

— Какими проектами вы гордитесь больше всего?

— В голову пришел американский проект, над которым мы сейчас работаем. Это система управления отелем. В каждом номере будет стоять планшет, который синхронизируется с мобильным, и ты через свой смартфон сможешь открывать двери в номер. Кроме того, с помощью компьютера можно вызывать персонал, заказывать услуги, включать приборы в комнате.

— Способны ли украинские программисты стать идеологами подобных продуктов?

— Мы скорее сможем всегда поставлять хороших рядовых специалистов, но вряд ли станем второй Силиконовой долиной, которая сможет производить всемирно известный продукт. Хотя, как показывает история, можно взять пример той же Индии или Китая. Раньше они также были исполнителями, но сейчас многие специалисты, получив опыт заграницей, возвращаются домой и создают качественные продукты. Например, в мире набирают широкую популярность китайские смартфоны Xiaomi и программа для бесплатного общения WeChat. А первичное публичное размещение акций (IPO) китайской Alibaba в 2014 году официально стало крупнейшим в истории. В Украине создание своих крупных продуктов возможно в перспективе 20 и больше лет. Но меня больше волнует не софтверная часть IT, а «железная».

— «Железная»?

— Это механика и электроника, простыми словами — роботы. Такого рода технологии в Украине представлены слабо, выучиться на них нельзя. Но в течение 10–20 лет весь цивилизованный мир обзаведется роботами. Например, канадско-американский инженер Илон Рив Маск основал компанию SpaceX, которая производит космические ракеты Falcon, и уже заключил договор с НАСА. Ведомство рассчитывает доставлять космонавтов и оборудование на Международную космическую станцию при помощи этих ракет. Сейчас инженер работает над тем, чтобы с помощью спутников обеспечить интернет по всему миру. Социальные сети, фото в «Инстаграме» и мобильные приложения — вчерашний день. Имеется в виду, что эти рынки достигли пиковых точек развития, произошло насыщение, дальше расти некуда. В тренде — мир вещей. Венчурные капиталисты и умы с деньгами смотрят в те стороны, которые зарождаются: виртуальная реальность, концепция «интернет-вещей» и «больших данных» (Big Data).

— В таком случае каким направлением вы будете заниматься дальше?

— Еще столько всего в IT не сделано! Уверен, меня скоро настигнет виртуальная реальность. Я вижу, что где-то через 20 лет повсюду будут роботы, которые упростят нашу жизнь и начнут многое делать. Тогда работа останется только для айтишников. Это очень удобно, когда тот же ребенок развивается с роботом. Например, с детьми-аутистами родителям очень сложно: приходится по 10 раз объяснять одно и тоже, терпения не хватает. Тот же Siri, персональный помощник и вопросно-ответная система, разработанная для iOS, очень помогает развивать такого ребенка. А уже лет через 10 начнет появляться «селф-драйвинг» авто, то есть машины на автоуправлении. В Калифорнии на дорогах они будут ездить через год-полтора.

Стюард

Виктору 51 год. Мужчин в этом возрасте не часто встретишь среди бортпроводников. В профессии он 15 лет. В детстве хотел стать летчиком, однако не смог из-за плохого зрения. Сейчас он бротпроводник-инструктор в одной из украинских авиакомпаний. Благодаря профессии сумел повидать полмира. Пока будет позволять здоровье, отказываться от путешествий и хорошего заработка Виктор не планирует, а тем более идти на пенсию. Ведь еще четыре года назад он получал зарплату в конверте, без отчислений налогов и уплаты в Пенсионный фонд.

— Раньше мы получали черную зарплату в долларах, сейчас — белую, но в гривнах. Пока что наша зарплата, как и год назад, считается по курсу 8 грн за доллар. Есть предпосылки, что, когда курс немного стабилизируется, ее повысят.

— Сколько сейчас зарабатывают бортпроводники и пилоты?

— Бортпроводники по старому курсу зарабатывали до $2 тысяч в зависимости от времени года. Летом, к примеру, всегда пассажиропоток и заработок выше, поэтому получалось больше 2 тысяч, зимой существенно меньше. В свою очередь командиры (главные пилоты) зарабатывают в пять раз больше, чем бортпроводники, а вторые пилоты — в два-три раза больше. По новому курсу все суммы стоит поделить на два. Но есть другой плюс — привязка командировочных, которые выплачивают отдельно от зарплаты, к доллару. Правда, когда мы пересекаем границу, нам платят суточные, которые высчитываются из прожиточного минимума той страны, в которую мы прилетели. Последнее время у нас усреднили эту суму до 50 евро в сутки. При этом получаем мы ее в гривнах по курсу Нацбанка. Отдельно оплачивается проживание и питание.

— Получается откладывать при такой системе заработка?

— Да. В большинстве стран я могу потратиться в первое пребывание, во второе я уже все, что хотел, увидел и купил. Поэтому деньги сохраняю. Вот, летал с 26 декабря по 6 января 2015 года в Доминиканскую Республику на 10 дней. Лежишь на пляже, отдыхаешь, загораешь, а тебе еще и деньги платят. Летел не первый раз, так что покупал только ром и сигары.

— Украинская авиация переживает кризис, сокращают персонал. Почему это происходит?

— Дело в том, что рейсов катастрофически поубавилось. Компании работают практически в убыток. Поэтому в Украину не приходят бюджетные авиакомпании. Подобные авиалинии рассчитаны на низкую цену и выигрыш за счет большого пассажиропотока, а у нас он сейчас упал до нуля, люди не летают: все путевки поднялись в цене практически в два раза, а чартеры раньше заказывали в основном на Мальдивы, в Египет, Турцию и т. д. Люди обеднели, в стране война. Если раньше летал средний класс, то сейчас в основном только богатые. У нашей компании теперь за неделю один-два рейса из Борисполя, в то время как летом было четыре-пять рейсов в день. Зимой всегда спад, но никогда он не был таким резким. Я два месяца провел в отпуске, слетал в Доминикану, и мне опять предлагают идти в отпуск.

— Неоплачиваемый?

— Нет, платят. Раньше полеты были безостановочные, людей не отпускали отдыхать, отпускные накапливались годами. У меня собралось 190 дней. Теперь же всех сотрудников в отпуск выпроваживают.

— В других странах сейчас платят больше? Например, в России?

— Однозначно было выгодно уехать туда до кризиса. Раньше многие украинские летчики хотели переехать по временным контрактам, потому что зарплата там выше в два-три раза. Но после падения курса рубля сейчас об этом даже речь не идет, хотя и условия для въезда Россия упростила, например больше не нужно обязательно иметь вид на жительство.

— Много желающих попасть в авиакомпании других стран?

— Достаточно. Украинские летчики и проводники, если имеют желание, могут свободно попасть за границу. Для этого необходимы знание английского и опыт работы в должности, на которую претендуешь. Один пилот, работавший в нашей компании, сейчас летает в Индонезии. Ему необходимо было быстро оплатить кредит за квартиру, и он отправился туда. Многие знакомые проводники ушли в американские и европейские авиалинии. Я когда-то отправил резюме в авиакомпанию ОАЭ, и мне пришло письмо о том, что через несколько месяцев их комиссия прилетает в Украину для отбора персонала на должность бортпроводника и приглашает меня на собеседование. Я тогда уже устроился в другую компанию, а вот мои знакомые попали и летали в ОАЭ.

— Сколько вы еще сможете летать, исходя из того, что вам 51 год?

— Я бы ушел на пенсию, была бы она хорошей. Понимаю, что в салоне самолета я с молодежью смотрюсь не очень. Но поверьте, бортпроводники живучие. Все зависит от самодисциплины. Хочешь или нет, а может понадобиться встать в любое время дня и ночи, собраться быстро, подолгу стоять на ногах, даже если выпил — резко взять себя в руки. Да и воздух на высоте разреженный, физические процессы проходят медленнее. Кроме того, каждые два года я прохожу медицинское обследование во врачебной летной экспертной комиссии и пока пригоден. На самом деле в авиа работают либо очень мало, пока молоды, либо всю жизнь. Потому что уходить, скажем, в 35 лет — глупо. Ты не имеешь опыта в других сферах и окажешься на улице. Я задержался, потому что могу купаться в Доминикане посреди зимы, кроме того, даже по старому курсу зарплата бортпроводника в сравнении со среднестатистической по Украине хорошая. Авиаперсонал не особо жалуется, деньги есть.

СОВЕТЫ О ТОМ, КАК ВЫЖИТЬ В СТРАНЕ С ОБВАЛИВШЕЙСЯ ВАЛЮТОЙ

1. Не берите взаймы деньги в долларах. Только в гривнах.

2. Давайте деньги взаймы только в долларах (либо в гривне, но в привязке к курсу).

3. Устраивайтесь на работу в компании, ориентированные на экспорт, они во время девальвации в выигрыше. Скорее всего, зарплату в долларах вам фиксировать не будут, но финансовое положение таких предприятий, как правило, намного стабильнее, чем у тех, у которых большая часть продаж приходится на внутренний рынок, не говоря уже о компаниях, импортирующих товары или услуги. Последние в наихудшем положении.

4. Переходите на покупку отечественных товаров и услуг.

5. Если есть время и желание переучиваться, осваивайте профессии, которые позволят вам получать фиксированный заработок в валюте (например, IT-специальности). Отдавайте своих детей учиться на специальности, которые позволят им получить заработок в валюте.

6. Изучайте возможности для индивидуального заработка на глобальном рынке труда — такие, как продажа фотографий мировым сервисам, продажа рекламы на своих страничках в интернете, оказание услуг в соцсетях, аутсорсинг-работа на зарубежные компании. 

7. Учите английский язык.