Глеб Простаков

На прошлой неделе цены на нефть сорта Brent упали до $48 за баррель — до минимальных значений за последние пять лет. Но нефть — не единственный вид сырья, чьи цены вошли в пике. В 2014 году  почти вполовину подешевела руда, на 16% снизилась стоимость меди и на 9% упала в цене пшеница. О причинах ценового кризиса на мировом рынке сырьевых товаров рассказывает Владимир Власюк

1. В мире падают цены не только на нефть, но и на большинство важнейших сырьевых товаров: железную руду, уголь, медь, алюминий. Что стоит за этим спадом?

Тому есть фундаментальные причины и управляемые факторы. Мировая экономика растет: в 2014-м был прирост в 2,6%, в 2015-м ожидается трехпроцентный рост. То есть спрос на сырьевые товары сохраняется. Другое дело предложение — здесь зарыта главная причина нынешнего спада на сырьевые товары, так называемые commodities. В 2001–2008-х мы наблюдали стремительный рост цен на них. Причина — Китай, который стал потреблять все больше ресурсов. Так, темпы импорта железной руды в КНР превышали возможности поставщиков, образовался дефицит и, как следствие, — рост цен. В этот период были зачаты крупные инвестиционные проекты в сфере добычи сырья. Сейчас начатые тогда проекты дали свои плоды в виде увеличения предложения. Теперь оно уже превышает спрос, вот цены и упали.

2. А каковы управляемые факторы снижения цен?

Прежде всего — это укрепление доллара. Именно в долларах номинирована цена большинства сырьевых товаров на бирже. Например, Китай и Австралия торгуют между собой в долларах. Доллар укрепляется по отношению ко всем валютам. Главным выгодополучателям от этого являются США, а также страны-импортеры сырья с сильными национальными валютами. Сворачивание программ количественного смягчения способствует росту курса доллара по отношению к валютам стран — поставщиков ресурсов. Таким образом, развитые страны стимулирует свою национальную промышленность. Например, экономия от снижения цен на нефть в деньгах для США уже сейчас составляет $70–80 млрд. Эти деньги будут направлены на новые проекты и модернизацию.

3. Но с началом экспорта сланцевых нефти и газа, что ожидается уже в конце 2015 года, США не будут так заинтересованы в низких ценах на мировом рынке. Как долго продлится сырьевой спад?

Нынешний уровень цен на сырьевые товары нельзя назвать низким, скорее он адекватный. Если в случае нефти цены находятся на минимальном, но все же позволяющем нефтяникам работать, уровне, то для производителей руды нынешние $70 за тонну позволяют работать с 35–40-процентной рентабельностью. Сверхвысоких цен уже нет, но стоимость большинства вида сырьевых товаров вполне адекватна. Разве что в нефти больше политической составляющей, влияющей на цену, чем в других видах сырья.

4. Нефть уже никогда не будет стоить $100 за баррель, заявил недавно саудовский принц. То же самое касается и других видов сырья?

Никогда не говори «никогда». И все же железорудное сырье не будет стоить $200 за тонну, цены на зерно не подскочат до $300, а баррель нефти вскоре не будет стоить $140. Но это не означает конца эры сырьевых компаний и массовых банкротств. Сырьевые компании работают с рентабельностью и получают прибыль. Просто сейчас речь не идет о сверхдоходах.

5. Огромные инвестиции в сырьевые проекты успели окупиться или последовательная череда кризисов не позволила это сделать?

Сложно говорить о всех сырьевиках. Но если взять руду, то уровень кредиторской задолженности у крупнейших компаний не критический. А значит, проекты если не окупились, то окупятся в ближайшие годы.

6. Означают ли нынешние низкие цены, что нас ожидает новый цикл: инвестиционных проектов в сфере добычи станет меньше, и рано или поздно вновь возникнет дефицит сырьевых товаров?

Уже реализованные проекты позволяют говорить о том, что в ближайшие 5–8 лет дефицита сырья не будет. С другой стороны, не будет и таких взрывных факторов, как стремительный рост потребления со стороны Китая — его экономика замедляется. Так, в 2014 году в Китае впервые был зафиксирован отрицательный показатель (-0,3%) импорта ЖРС. Внутреннее производство руды в Китае выросло, но его влияние как покупателя на рынки значительно снизилось.

7. Какова стратегия поведения сырьевых компаний: удержание доли рынка или борьба за цену?

Как и в случае с нефтью, игроки других сырьевых рынков попытаются сохранить за собой долю рынка. Да, их прибыль упала, но и убытков пока нет. Зато, когда цены вновь подрастут, удержанная доля рынка позволит им заработать.