Игорь Бурдыга, обозреватель

5 декабря Рада в первом чтении приняла новый Трудовой кодекс. Нынешний КЗоТ действует еще
с 1970-х, и попытки пересмотреть его регулярно предпринимались последние 15 лет. Среди традиционных предложений: снятие ограничений на продолжительность рабочего дня, усложнение решения трудовых споров, упрощение процедуры увольнения и многие другие нормы, направленные не в пользу прав трудящихся, то есть большинства граждан страны.

Профсоюзы успешно боролись с этими инициативами и при Кучме, и при Ющенко, и при Януковиче. В 2015 году в обновленном после демократической Революции достоинства парламенте никого не остановил тот факт, что документ не одобрен представителями трудящихся.

Вынося новый кодекс на обсуждение, спикер Владимир Гройсман упомянул, что его принятие — одно из требований ЕС. Это ложь — Евросоюз настаивал лишь на так называемой антидискриминационной поправке. Суть этого небольшого абзаца — в формальном запрете любого ущемления прав  работников по расовому или национальному признаку, из-за  политических или религиозных убеждений, пола, гендерной самоидентификации или сексуальной ориентации, возраста, семейного положения или места проживания. 

Вопрос сексуальной ориентации в документе — лишь один из пунктов в списке поводов для отказа в приеме на работу, урезания зарплаты или увольнения. И тем не менее поправку уже окрестили «радужной», а ее обсуждение вызвало такой всплеск пещерной гомофобии, как будто оно велось не в парламенте европейской страны, а на средневековом синоде. Немногие депутаты, поддержавшие инициативу, не стыдились признавать, что делают это исключительно ради введения безвизового режима, и через фейсбук просили у единоверцев и богов прощения за потакание содомитам. Даже президент, заявив, что как гарант Конституции выступает категорически против любой дискриминации, заверил: как христианин и отец он при этом так же категорически ратует за сохранение «традиционных семейных ценностей».

За прошедшую неделю Рада дважды провалила «радужную» поправку. Если быть оптимистом, то какой-то постреволюционный прогресс углядеть в этом можно: в предыдущем парламенте аналогичный законопроект (поданный Кабмином Николая Азарова) не попал даже в сессионный зал. Но в общем ситуация не меняется — для политиков борьба с дискриминацией по-прежнему остается не закономерным шагом в процессе демократизации общества, а лишь досадным требованием старшего европейского брата.

Утром во вторник у стен парламента на немногочисленный митинг с требованием принять «безвизовые» законопроекты с креативными плакатами и девизом «Don’t FU€K with us!» собрались киевские журналисты, рекламщики и дизайнеры — те же самые хипстеры из среднего класса, которые два года назад одними из первых вышли на Майдан, чтобы поддержать евроинтеграцию.

Неудивительно, что перспектива поездки в Европу без виз волновала участников акции гораздо больше, чем роль профсоюзов в решении трудовых конфликтов. Да и с дискриминацией успешные гетеросексуалы сталкиваются в Киеве редко. Возможно, поэтому накануне митинга организаторы запретили ЛГБТ-активистам приходить с радужными флагами: мол, все это в первую очередь ради безвизового режима.

В прошлом году в Британии вышел фильм «Гордость», рассказывающий о том, как в 1980-х лондонское ЛГБТ-сообщество организовало сбор средств для бастующих шахтеров Уэльса. О фильме я услышал на днях на встрече независимых профсоюзов, где обсуждалась дальнейшая борьба против ТК. Лидер одного из объединений горняков предложил организовать серию показов ленты: мол, активнее надо вписываться в борьбу против дискриминации меньшинств. Так вот в позиции этого работяги из Кривого Рога, которому безвизовый режим вряд ли поможет скопить денег на поездку за рубеж, больше европейских ценностей, чем во всем украинском парламенте, больше демократии, чем на десятках столичных митингов.