Текст: Тарас Козуб

— В каждом организме скрывается десяток вирусов. Некоторые хуже, некоторые лучше, а без каких-то организм не может жить. Идея перевыборов — тоже вирус. И мне кажется, он привнесен извне, — провел параллели депутат от «Народного фронта» Петр Ванат. Его политсила, рейтинг которой не превышает 2%, заинтересована в максимальном продлении жизни нынешней Рады. Для него и еще 80% однопартийцев перевыборы — билет «на выход» из политики. Однако парламентская коалиция глубоко больна, и реанимация бесполезна. Или все-таки нет?

БЮТ ищет бури

На «верхнем» уровне украинской политики, в кругу владельцев политических партий, установлен консенсус: необходима перезагрузка системы. Так считает Игорь Коломойский, заинтересованный
в раскачке (чем сильнее волны, тем больше забот у президента и тем спокойней его бизнесу), акционеры «Самопомощи» Андрей Садовый и Иван Мирошниченко (имеют виды на расширение фракции), «держатели акций» Оппозиционного блока — Дмитрий Фирташ и Ринат Ахметов (расчет на реванш). Не против переиграть ситуацию «Свобода» и Радикальная партия Олега Ляшко. Виталий Хомутынник, контролирующий «Видродження», пока не определился (подтолкнуть его может «соакционер» фракции Игорь Коломойский).

— По мере падения экономики сужается «кормовая база» олигархов — соответственно, усиливается противостояние за доступ к активам, которые еще могут давать прибыль, — утверждает бывший нардеп, политический эксперт Евгений Филиндаш.

Но любые намерения «тяжеловесов», в том числе еще не оформившиеся в конкретные действия, меркнут в сравнении с предвыборным зудом, охватившим Юлию Тимошенко и ее фракцию.

— Она хочет перевыборов как можно скорее — местная кампания показала хороший рост сторонников (на самом деле с 9% поддержки на перевыборах парламента-2014 поддержка выросла до 12%. — «Репортер»). Именно поэтому отношения внутри Рады приобретают все более конфликтный характер. Андрей Тетерук, якобы разбивший голову Александре Кужель, — это проявление не хулиганства, а отношений, сложившихся внутри коалиции, — утверждает политолог Андрей Золотарев. — Нужно иметь розовые очки, чтобы считать, что нынешняя Рада проживет долго.

Конечно, было бы наивно полагать, что Юлия Тимошенко самостоятельно решится на шаги, которые приведут к распаду коалиции. Действует она точечно. На встрече с президентом неделю назад Тимошенко выставила свои требования: фракция не будет голосовать, пока Рада не примет несколько законопроектов (в окружении президента их называют «популистскими») — о снижении тарифов на ЖКХ, продлении моратория на продажу земель сельхозназначения и понижении ренты на добычу газа.

— Юлия Владимировна — опытный и мудрый политик: прекрасно понимает, что играть на развал коалиции в открытую непопулярно, ее не поддержат западные партнеры, — считает политолог Вадим Карасев. — Да ей и не придется беспокоиться: за нее раскачкой по собственной инициативе будут заниматься «радикалы» Олега Ляшко и «Самопомощь». Там молодые ребята, не понимающие искусства украинской парламентской интриги, привыкли действовать в лоб, не просчитывая, — а «Батькивщина» будет выжидать.

Слабые звенья

Первые звоночки прозвучали в конце прошлой недели — с заявлением нардепа от «Самопомощи» Егора Соболева о появлении внутри фракции оппозиционного дискурса: «Нужно делать не фиглярскую, а реальную оппозицию, которая будет указывать власти на ее злоупотребления. Это мнение разделяют мои коллеги — Семен Семенченко, Павел Костенко, Роман Семенуха, некоторые другие». Внутрифракционный «сепаратизм» удалось подавить — «Самопомощи» не более, чем «Батькивщине», хочется, чтобы ее обвиняли в распаде большинства. Но осадок остался.

— На самом деле главным аспектом, все еще цементирующим коалицию, остается нежелание перезагрузки со стороны президента (он потеряет возможность создать большинство в следующей Раде), премьера и — Запада. Мы давно бы уже считали дни до роспуска Рады, если бы США не сдерживали разрастание конфликта. Но это не может тянуться до бесконечности, — прогнозирует Евгений Филиндаш.

Контрольным днем должен был стать минувший вторник: истекало время, отпущенное Раде для принятия пакета законов по визовой либерализации с ЕС. Накануне вечером президент провел очередную встречу с лидерами фракций, чтобы склонить их к голосованию.

— Петр Порошенко аргументировал, почему необходимо голосовать, говорил, что это шанс не выбиться из графика, — прокомментировал ход встречи замглавы президентской фракции БПП Игорь Кононенко.

Источник в БПП сообщил: беседа была жесткой, дошло до обвинений присутствовавшего на встрече главы Минюста Павла Петренко в некомпетентности со стороны «Самопомощи».

— Его обвинила Оксана Сыроид — сказала, что законопроекты из «европейского» пакета были весьма низкого качества, из-за чего их пришлось дорабатывать, — пояснил собеседник «Репортера».

Речь шла о законопроекте, разрешающем арест имущества коррупционеров (по предложению депутатов, суд должен доказывать незаконность обретения каждой единицы имущества, Минюст же предлагал упростить процедуру). В итоге Рада смогла-таки наладить работу: «европакет» прошел при полной поддержке «Батькивщины» и «Самопомощи», а «на пике» удалось собрать даже 325 голосов — в нынешней Раде этот результат является рекордным.

— Но это политическое проявление, не более того. Начинается бюджетный процесс, точнее его финальная часть, когда «под куполом» начнутся бои за распределение трансфертов из похудевшего центрального бюджета на места. И собрание единомышленников превратится в террариум, — выразил мнение политэксперт Юрий Гаврилечко. — В регионы, где победил БПП «Солидарность», будет уходить больше денег, чем в те, где он недобрал. И поступки коллег БПП по коалиции будут тем более радикальными, чем меньший бюджет достался региону.

«Растяжка» Порошенко

Искусство компромисса и расстановка балансиров в виде учтенных интересов парламентских «смутьянов», демонстрируемые БПП, дают сбой. Спикер Владимир Гройсман дважды оговорился в интервью, допустив проведение досрочных выборов.

— Сделал это весьма деликатно: «если будет провал по законодательной работе». Общая риторика со стороны несколько меняется — это допустимая тактика ответа на ультиматумы, — считает политэксперт Тарас Чорновил. — Но эта тактика всегда довольно рискованная — важно не переиграть, ведь прогнозы относительно следующего созыва парламента неоднозначные и тревожные. Я уже молчу о росте популизма.

По мнению экспертов, в дискуссии о том, когда именно проводить выборы — весной 2016-го или осенью, — побеждает все-таки осень.

— К апрелю-маю политсилы не будут готовы ни финансово, ни организационно. С другой стороны, президент, которого все-таки двигают к выборам, находится в состоянии цугцванга: его ситуация плачевна, усиливается противостояние с олигархами, а рейтинг падает с каждым месяцем. Выборы для него невыгодны, но если их все-таки проводить, то в максимально сжатые сроки, — определяет приоритеты Золотарев.

О механизме запуска перевыборов все еще идут споры. С одной стороны, выход «Батькивщины»
и «Самопомощи» из коалиции должен означать ее распад — это оговорено в Коалиционном соглашении, к тому же совокупное количество голосов НФ и БПП недотягивает до простого большинства.

— На двоих там 223 голоса. Однако Конституционный суд разрешил формировать коалицию, добавляя в нее внефракционных депутатов, и БПП сделает это без проблем, — прогнозирует политолог Александр Палий. — Конечно, спикеру будет тяжело работать с такой коалицией, но ведь в истории парламентов были объединения, в которых все решал один голос.

Еще один аспект: переформатирование коалиции означает неминуемую перезагрузку Кабмина.
Полную, с повторным внесением в Раду кандидатуры премьера и всего состава. Мораторий на отставку правительства заканчивается 11 декабря, и на одном из последних заседаний Арсений Яценюк уже высказал Раде свой посыл: 12 числа он готов прийти в парламент с отчетом, но просит «диалога и единства, ради продолжения перемен и поступательного развития страны».

Именно здесь может проявить себя искусство кулуарных интриг, отточенное Юлией Тимошенко до мастерства. У нее есть две причины для выбивания кресла из-под Яценюка: во-первых, она уверена, что кресло премьера по праву принадлежит ей, а во-вторых, хотела бы вернуть себе своих же избирателей, которых растерял «Народный фронт» за время работы премьера.