Журнал «Вести. Репортер» и газета «Вести» продолжает проект «Преодоление». Это удивительные истории обычных людей, которые не сдаются под давлением обстоятельств: истории беженцев, которые, потеряв все у себя дома, сумели начать с нуля свою жизнь и добились успехов, бойцов, которые вернулись с войны и нашли себя в мирной жизни, людей, преодолевших тяжелую зависимость, болезнь или инвалидность, тех, кто потерял работу, но не опустил руки и нашел новый источник доходов или начал свое дело. Они доказали:
кем бы ты ни был, где бы ты ни оказался, всегда есть шанс изменить жизнь к лучшему.
Расскажи свою историю — вдохнови других! Пишите нам по адресу: preodolenie@vesti.ua

Полет рожденной ползать

Дизайнер-модельер с ДЦП в инвалидной коляске представляет свои коллекции во Франции и Италии
Алена Медведева
Специальный корреспондент проекта
— Присядьте, где вам удобнее, а я сейчас договорю по скайпу и сможем побеседовать, — женщина держится с достоинством, на манер кутюрье где-нибудь на Елисейских полях. И она явно работала над образом, который созвучен ее интонациям при встрече: Ольга Сахно в красном жакете с коротким рукавом, строгой черной юбке, в черных туфельках на небольших каблучках… А ведь из-за болезни каждое слово дается ей с трудом
Как выглядит жилище дизайнера? В доме Ольги Сахно на окраине райцентра гостя не покидает недоумение от причудливого переплетения двух миров. Среди облупленной мебели то тут то там находят место предметы современной быттехники — например, дорогой утюг, чтобы тщательно отпарить и не повредить самую капризную ткань. Тут же горделиво красуются манекен для примерки моделей и швейная машинка. Одни стены просят свежей побелки, другие, на которые хватило светлых незатейливых обоев, увешаны фотографиями Ольги с Вячеславом Зайцевым и ее дипломами с различных международных конкурсов. Хозяйка встречает меня, сидя на офисном стуле за ноутбуком — ведет переписку с зарубежными партнерами.
Когда она заканчивает писать, обращаю внимание на новенький диплом на стене у нее над головой:
— Вы несколько дней как вернулись из Италии. Что это был за конкурс?
— Fashion Marine Fest проходил в Гроттаммаре. Считается престижным международным конкурсом у дизайнеров Европы. А я заняла там третье место в номинации Alta Moda. Мне туда попасть было сложно. Потому что нужен был обязательно сопровождающий. Гроттаммаре — маленький курортный городок, в который надо лететь через Рим, там нет условий, чтобы я могла обойтись сама. Мне помогло посольство Украины в Италии, нашло сопровождающего — Олесю, которая к тому же сама возмещала расходы на свое пребывание со мной. Таким образом, я была там наравне со всеми, и хотя там не было больше людей с ограниченными возможностями, но меня никто ничем не обделял.
Здесь, в этом старом, не помнящем ремонта доме, такие обстоятельства кажутся невероятными. Впрочем, Оле не привыкать — в ее мечту с самого начала не верил никто, кроме нее самой и ее бабушки. А сегодня, чтобы ответить на вопросы организаторов одного из конкурсов, она написала письмо с автобиографическими подробностями, которое дает почитать и мне.
Из письма Ольги:
«При рождении была допущена ошибка, и спустя девять месяцев мне был поставлен диагноз ДЦП. <…> Это привело к потере равновесия и невозможности самостоятельно ходить. <…> Но, к счастью, это не повлияло на интеллектуальные возможности, что позволило в дальнейшем адаптироваться и развиваться. <…> Вырастила и воспитала меня бабушка. Она осознанно и добровольно приняла это решение с той целью, чтобы дать родителям работать».
Оля Сахно училась в школе по обычной программе, но на дому. Признается, что в детстве мечтала стать парикмахером, кондитером, позже — историком или переводчиком. Но в конце 1993 года, когда ей исполнилось 14, она увидела по телевизору передачу о Пьере Кардене. Тогда появилась первая мечта — когда-нибудь встретиться с мэтром. Но она никому не сказала о ней, чтобы не осмеяли.
Из письма:
«В конце 1994 года из-за плохого материального и финансового положения была прекращена возможность получать лечение и образование в школе. <…> Из-за большой слабости в ногах я начала ползать на коленях. Так длилось несколько месяцев».
15-летняя девушка просила Бога помочь ей. И вскоре произошло то, что она называет чудом. В сарае в старом чемодане она нашла журнал с публикацией о русском модельере Вячеславе Зайцеве.
Из письма:
«Когда смотрела на эту маленькую фотографию, у меня появилось неимоверное желание говорить с ним. И самое главное, я получила абсолютную уверенность в том, что так обязательно будет и что я, так же, как и он, буду модельером и буду создавать роскошную одежду».
УЗНАЛА, ЧТО ТАКОЕ СИЛА ВОЛИ
Из письма:
«Мне стало интересно придумывать формы одежды. Также осмелилась написать Вячеславу Зайцеву первое письмо. Отослала в Москву, но ответа, естественно, не получила. Тем временем у меня все возрастало желание рисовать, но из-за большого мышечного тонуса в руках, делать это было довольно сложно. Под нажимом карандаши постоянно ломались. И тогда я поняла, что такое сила воли».
До этого момента Оля никогда в жизни не рисовала. Поставив цель, она заочно закончила курсы кройки и шитья и художественную школу в Киеве.
— Мне никто не помогал финансово, кроме бабушки. Но школа была совсем недорогой. Тогда мы платили 14 грн в месяц. Плюс затраты на краску, бумагу. Но тогда это стоило копейки, не то что сейчас. Увы, этой школы давно уже нет. А ведь там была очень классный специалист, которая помогла мне разработать руки, сказала мне: «Бери, листай листы бумаги в свободное время, черкай на них круги, квадраты, треугольники, просто линии от себя к себе и так далее». Я стала лучше чувствовать карандаш. Ведь сначала даже не могла его правильно держать.
На эскизе, лежащем на столе, местами еще видится излишний нажим, но образ очень утонченный.
ПАДЕНИЕ НЕПРОБИВАЕМЫХ СТЕН
Все это время Ольга Сахно не прекращала писать письма своему кумиру Вячеславу Зайцеву, отсылать эскизы в его «Лабораторию моды», где хотела учиться. Но ответа все не было.
— Я хорошо понимала, что он их не читает, — говорит Оля. — Как-то была передача о нем, и я видела его кабинет, в нем стояли буквально мешки этих писем, которые никто не читал. Я посылала и заказные письма, но и их кинули в мешок. С моих 15 лет и до 21 года никто не знал, что я ему писала. Я тогда понимала, что мне нужно прежде выучиться, чего-то добиться и научиться отстаивать свои права. Мне важно было научиться возражать окружающим на слова «нельзя» или «зачем это тебе нужно?».
Она искала с кумиром встречи, даже дважды ездила с бабушкой в Москву, но его там не застала. Тем временем Оля окончила еще два курса: «Рисование» и «Конструирование и дизайн модной одежды». А однажды узнала, что Зайцев будет в жюри на донецком фестивале «Текстиль и мода», и пробилась к нему.
Из письма:
«Увидев меня, он попросил показать ему эскизы. Его внимание было обращено на рисунок одного платья в стиле new look, и, показав его журналистам, он сказал: „Мечта каждой женщины иметь такое платье и быть самой прекрасной на свете". После этого он спросил у меня: „Чего ты хочешь?" — и я ответила ему, что хочу учиться и получить высшее образование в Донецке. Спустя месяц я поступила в Донецкий институт конструирования и моделирования одежды».
— Когда я приехала поступать, директор просто посмотрел мои эскизы и я прошла без экзамена. Может быть, это было из-за предварительной договоренности с Зайцевым? Но может быть еще и так, что представители института, которые были на том фестивале, видели меня с ним. В любом случае я получила высшее образование, а до того для меня это была непробиваемая стена!

«ИМЕЮ ПРАВО НА ПОКАЗ!»
Ее первая коллекция была представлена в рамках того же фестиваля «Текстиль и мода» пару лет спустя. Бой за право появиться на сцене театра оперы и балета для Ольги выдался одним из самых жестоких.
— Я жаждала, чтобы Вячеслав меня увидел на сцене — пусть в коляске, но среди своих моделей. Это было идеей фикс! — когда Оля начинает волноваться, ее руки подрагивают чуть больше обычного. — Но на сцену меня не пустили, там есть одна женщина, которая органически не переваривает таких людей, как я. Несколько раз приезжала к ней на прием. Может быть, она именно меня невзлюбила, потому что сказала мне, что «у инвалидов, как правило, таких амбиций не бывает». Когда ее спросили, почему она так ко мне относится, она сказала: давайте смотреть правде в глаза — в Украине не то общество, которое сможет правильно на это отреагировать. И что ей не нужны проблемы, ведь начнут говорить о том, что она выпустила на сцену калеку по знакомству и может пострадать ее репутация.
Организаторы предлагали, чтобы на сцену вместе с моделями Сахно вышла ее мама или подруга, но только не инвалид! Однако с гордо поднятой головой Ольга отказалась от такой «милости».
— Потому мне устроили выставку в партере, в темном углу. Вверху проходила труба и на нее мне предложили вешать мои платья. Это было ужасно, но я согласилась в надежде привлечь его внимание. Однако Вячеславу и в голову не пришло заглянуть в этот темный угол. Я недели две метала молнии, потом успокоилась. Позвонила директору института, где я училась, и спросила совета. Он сказал, чтобы я взяла волю в кулак, сделала новую коллекцию и шуровала в Воронеж — туда, где меня примут и будут относиться на равных.
Через год Ольга повезла новую коллекцию на фестиваль «Губернский стиль», и там ее действительно приняли как полноценного участника. Более того, там ее ждала новая судьбоносная встреча.
— Помню момент, когда сопровождающий меня человек позвал в кабинет, где сидел очень приятный мужчина в белом костюме, и я поняла, что в моей жизни появился третий волшебник после Кардена и Зайцева. И что он мне поможет. Это был президент фестиваля Николай Сапелкин. Тогда я заняла третье место в номинации «Прет-а-порте» среди 170 участников.
С тех пор Оля с Николаем дружат и он действительно принимает участие в ее профессиональной судьбе.
Одна мечта, о Зайцеве, сбылась. Оставалась вторая — о Франции и Кардене. И Ольга продолжала к ней стремиться. Например, выучила французский язык. Тот же Сапелкин нашел ей спонсора, который заплатил за участие в конкурсе «Шанс-2012», проходившем в Лакосте (Франция) в рамках фестиваля «Дни русской культуры в гостях у Пьера Кардена». Хотя жюри высоко оценило работы украинского дизайнера, самого мэтра там не было. Тогда Сапелкин предложил ей совместно съездить в Париж, к Кардену, с которым он знаком. Но из-за трагедии в семье Ольга не смогла воспользоваться предложением…
ПОЛОСА БОЛЬШИХ ПОТЕРЬ
— Я с ней даже не попрощалась! — голос Оли дрожит. После тяжелой болезни, от рака, умерла Олина мама.
После ее ухода стала сильно сдавать и бабушка.
— Мне пришлось за бабушкой ухаживать, ей было 89 лет. В последнее время она потеряла рассудок. Не давала спать. Март и апрель для меня были чудовищными. Без сна, без отдыха, каких-либо выходных. Надо было поднять ее с постели и отвести к столу, все подать и посидеть, пока она поест, потому что она уже была слепая. Надо было следить за тем, чтобы она ходила в туалет… Она металась по кровати ночью, надо было укладывать ее в нормальное положение и укрывать заново одеялом. И я боялась, что это будет продолжаться очень долго… — Ольга давно привыкла называть вещи своими именами, без обиняков.
В этот период тяжелых бессонных ночей и родилась яркая коллекция для Гроттаммаре.

«ИЗ МЕНЯ ХОТЕЛИ СДЕЛАТЬ РАБЫНЮ»
Переживая болезни и уход близких, Ольга успевала не только работать, занимать призовые места на конкурсах, но и учиться, осваивая основы предпринимательства и маркетинга.
Ее талант не раз замечали потенциальные работодатели. Звали в Кривой Рог, преподавать в местном ПТУ и запустить производство моделей под именем дизайнера. Но принимающая сторона не отдавала себе отчета в том, что значит принимать инвалида I группы.
— Они выделили мне комнату в общежитии и сделали там ремонт. Но из этого общежития я выйти сама не могла: хотя комната и на первом этаже, но лестница там все-таки была и надо было просить людей, чтобы меня выносили и заносили постоянно вместе с коляской.
Но сидение в четырех стенах оказалось не самым худшим, что поджидало Олю в Кривом Роге.
— Ко мне прицепился один аферист. Под видом помощника. У него был такой план, чтобы забрать меня к себе домой, на 5-й этаж. Чтобы я там безвылазно сидела и шила вещи, которые он бы продавал под моим именем. И было у него в планах открыть ателье в подвале дома. Он стал обзванивать всех от моего имени и просить помощи, а если ему давали деньги, то он их прикарманивал.
Ольга попросила администрацию училища посадить ее на электричку и тихо уехала.
Из-за того, что ее имя часто использовали для самопиара, разуверилась она и в меценатстве по-украински.
КАК ПРОДАТЬ МОДЕЛИ?
— Коллекции — дело затратное. Кто-то вам помогал создать самую первую?
— В 2011 году все стоило дешевле, чем сейчас. И мы могли себе это позволить. Собирали, конечно, деньги, но у бабушки были сбережения, мне тогда пособие неплохое платили. Сейчас это 1 432 грн, тогда было меньше, но хватало на большее.
Управляться с делами ей помогает соцработник, а готовить еду — отец, который после смерти мамы переехал к Ольге. Ну а содержать дом в порядке она старается сама — передвигает ногами, держась за стеночку. А на следующие коллекции зарабатывает, распродавая старые. Для конкурсных коллекций необходимо 5–7 моделей, для показа в Украине — от 15 до 50 единиц.
Дизайнер предлагает осмотреть модели из новой коллекции. Сетует, что они плохо расходятся. Взяв в руки, понимаю почему: тонкую красоту задумки модельера и мастерское исполнение затмевают дешевые материалы.
— Да, мне так и в Италии сказали, что не оставят ее на распродажу у себя только потому, что ткани смотрятся дешево, — подтверждает Ольга, которая закупает материалы в магазине тканей в Красноармейске. Затраты на эти семь платьев обошлись всего в 5 тысяч грн. На создание коллекции в среднем уходит четыре месяца. С конца прошлого года, когда она начала, все подорожало в разы, и, чтобы окупить будущие затраты, Ольга установила цены от 2 тысяч грн за платье.
— И то мне говорят, что для дизайнерских вещей это дешево, но если я подниму цену, то вообще ничего не продам. Если же опущу — не создам новые.
Она говорит, что ездит на конкурсы за свой счет, экономя на всем. Хотя признает, что вынуждена также просить помощи у людей.
— Почему же не принимаете участия в Украинской неделе моды?
— А меня туда не пускают. Моя знакомая знает организатора Ukrainian Fashion Week, и она говорит, что я недотягиваю до их уровня. Но меня это не интересует! — Оля старается не показать обиду. — Потому что на Западе меня очень хорошо принимают. И нет отношения свысока.
Из письма:
«В плане работы передо мной стоит задача открыть свой Дом моды и бутик, чтобы зарабатывать деньги, заниматься благотворительностью, помогать таким, как я, и давать им стимул, который я сама получила когда-то, чтобы они могли жить».
Накануне войны в Донбассе у Ольги был определен план, как достичь того, что она описала.
— Были знакомые, которые мной начали заниматься. Они готовы были помочь снять мне квартиру в Донецке и оформить меня как предпринимателя. Я хотела открыть свое дело. Эти знакомые могли бы посылать ко мне клиентуру, и можно было бы зарабатывать хорошие деньги, потому что в Донецке тогда было довольно много людей, которые могли бы позволить себе делать дорогие заказы. Меня никогда не интересовали Киев, Москва или Питер для ПМЖ, потому что они не приспособлены к проживанию таких людей, как я, — опускает голову со вздохом.
Но Ольга не сдается.
— Я готова бросить любой вызов судьбе, только бы зацепиться и нормально работать! И пока я не готова озвучить, что придумала, но я верю, что скоро сделаю новый шаг навстречу нормальной жизни и, возможно, своей мечте покорить Францию.
РЕЦЕПТ ПРЕОДОЛЕНИЯ ОТ ОЛЬГИ САХНО:
1. Жизнь дается один раз. Это бесценный дар и ни в коем случае нельзя думать о том, чтобы ее прервать.
2. Многие лежат на диване и мечтают понятно о чем: у меня будет много денег, я буду самым крутым. Но иллюзии ничего не приносят. Человек должен четко понимать, чего он хочет, и достигать этого.
3. Надо получить столько необходимых знаний и умений, чтобы обрести уверенность и обороняться от всех, кто рядом зудит, что у тебя ничего не получится.
4. Слово «хочу» все-таки нужно сопоставлять со своим «могу». Если инвалид хочет полететь в космос, то это нереально по состоянию здоровья.
Но реально максимально приблизиться к этому и найти смежную сферу, где ты можешь пригодиться.
5. Воспринимать себя таким, как есть, не прятаться от мира. Мир тебе ничего не должен. Но только если ты открыт ему, он откроется тебе.