Текст: Влад Азаров, Алексей Гвоздик

Под конец года «Репортер» обратился к специалистам из разных областей культуры, попросил их подвести творческие и экономические итоги 2014 года и спрогнозировать тенденции, которых стоит ожидать в следующем году. Общий вывод: украинской культуре пришлось туго, ближайшее ее будущее выглядит тяжелым, но все в конце концов будет хорошо

Денис Белькевич, экономист, аналитик рынка искусства, директор Red Art Galleries:

— Арт-рынок в уходящем году следует делить на две составляющие: внутри Украины и за ее пределами. За пределами все было хорошо, но прогнозируемо: украинское искусство экспонировано в Saatchi Gallery в Лондоне, практически все лоты наших художников были проданы на аукционах Sotheby’s Contemporary East и Phillips, об этом снова много говорили в нашей стране и практически ничего на Западе.

В Украине же, с возвращением в страну после президентских выборов топ-сегмента собирателей искусства активизировались банки, предлагающие своим клиентам услуги арт-консалтинга. Только теперь вместо инвестирования в культурные ценности на первое место вышло обращение оставленных в стране коллекций в деньги.

О международной динамике пока говорить не приходится. Она появится тогда, когда украинское искусство выйдет из-под «Русских торгов», в составе которых продается из года в год. Положительные моменты есть: работы украинского художника Виктора Сидоренко в этом году уже купили на международных торгах Sotheby’s, причем стояли они рядом с работами Энди Уорхола и Лучо Фонтаны. Аукцион Phillips, несмотря на российских владельцев, отказался от «Русских торгов» и вводит украинских художников в международную обойму. Словом, 2015 год в этом смысле будет очень показательным: успешные торги должны быть подкреплены выставками, чтобы сделать шаг вперед. Но выставками не в арендованных нами площадях, а по запросу зарубежной стороны. Если такой запрос будет, значит к нашим аукционным успехам относятся на Западе серьезно.

Говорить о том, что события на Майдане подняли интерес к украинским художникам, также не приходится — международный арт-рынок уходит от политических параллелей. Ведущие галеристы мира знают украинскую художницу Оксану Мась, но не слышали (или не хотели признавать, что слышали) о ситуации в Украине. Галереи и музеи «второй руки» проявляли больше открытости, но предупреждали: в тренде ваша революция продержится не более полугода.

В качестве субъективного общего прогноза: в следующем году в Украине за искусством будут пристально следить, но очень осторожно покупать. Для международного рынка, где украинское искусство только выходит на иностранного покупателя, стране предстоит создать свой ассоциативный бренд. На мой взгляд, визитной карточкой Украины должен стать цвет — как носитель идеи страны с большой историей и разномастной территорией. В этом отношении нефигуративная живопись Анатолия Криволапа, способная приковать взгляд сочетанием двух-трех красок, лучше других отражает посыл, который должен вывести Украину на международную арену.

И еще — пробьют ли украинские художники в 2015 году аукционную планку в $200 тысяч? Взять этот порог цены можно только на зарубежном рынке: отечественные покупатели сделать такой шаг не готовы.

Александр Афонин, президент Ассоциации книгоиздателей Украины:

— Если говорить о производстве украинской книги, то в 2014-м динамика, по сравнению с прошлым годом, была такой: потери по изданным наименованиям — 20%, по размерам тиражей — 23–24%. Средний процент продаж также снизился, где-то на 30%. Меньше остальных просел сегмент детской литературы — всего на 5–7%. Хуже всего пришлось нише литературы интеллектуальной. Продажи в секторе учебников для высшей школы практически стремятся к нулю.

Сейчас идет бурная полемика по поводу отмены льгот для книгоиздателей. Тенденции следующего года напрямую зависят от того, какое финансирование в итоге останется у отрасли. Чиновники, в общем-то, пока идут навстречу — уже не ставится вопрос полной ликвидации льгот. Идет обсуждение, на каких субъектов отрасли будет распространяться частичное сокращение — на издателей, на полиграфические компании, на розничную торговлю?

При этом никакой внятной статистики, которой можно было бы оперировать при составлении бюджета, в нашем Госкомстате за 23 года так и не появилось. У нас есть статистика — «Печать». Но нет данных по куда более важному для оптимизации отрасли показателю — «Потребление». В Европе не считают, сколько книг произведено. Они полагают, что книга изданная, но не проданная, не реализовала свои функциональные возможности и может считаться просто отпечатанной бумагой. Мы ведем свою статистику, и, по нашим данным, в прошлом году в графе «Потребление», если говорить именно об украинской книге, стоит цифра $120 млн. Просто для сравнения: в прошлом году в Польше было продано книг на $3 млрд.

Краткосрочные и долгосрочные тенденции в украинском книгоиздании могут появиться только тогда, когда во власти окажутся люди, знающие особенности книжного рынка и понимающие значение книги для развития человеческого капитала. Нельзя реформировать страну, не имея достаточного количества образованных кадров. Мы уже приглашаем иностранцев в правительство. Осталось только начать зазывать из Европы фрезеровщиков, слесарей и токарей. Если мы не будем развивать книжную отрасль, то никогда не сможем стать нормальной цивилизованной страной. 23 года мы «доедали» технологии, производственную сферу и знания. А книга — это как раз знания, логика, полный цикл понимания предмета деятельности. Когда те, кто сейчас управляет страной, это поймут — вот тогда будут положительные тенденции. Пока же они, увы, отрицательные. Но если хотите какой-то позитивный прогноз на следующий год, то вот он: несмотря ни на что, мы будем жить.

 

Максим Плахтий, глава Украинской ассоциации организаторов зрелищных мероприятий:

— По нашим данным, в 2014 году концертный рынок страны по оборотам упал в 10 раз. Было около 500 отмен концертов. Организаторы мероприятий понесли убытков где-то на $3 млн. Притом что, если в принципе брать концертную отрасль страны, ее рентабельность и так не слишком велика — всего 5%.

Прежние объемы смогли сохранить только два города. Во-первых, Львов. За счет того, что там прошли два стадионных аншлаговых концерта «Океана Эльзы» и крупный фестиваль Alfa Jazz Fest, рынок там не то что не упал, а, может, даже вырос. Второй город — это Одесса. Регионы меньше пострадали, чем столица, — там отменилось порядка 20–30% мероприятий.

Самая большая нынешняя проблема — это не падение спроса (его мы как раз не видим), а то, что на рынке нет предложений. Во-первых, 60% концертного рынка Украины занимали российские артисты. Теперь они к нам не едут. Доля западных артистов составляла 30%. Их концерты тоже отменяются, пока в нашей стране идут военные действия и мы находимся в списке опасных территорий.

Сейчас благоприятная ситуация для украинских артистов. Количество предложений концертов отечественных звезд выросло раза в три — это, собственно, одна из основных тенденций на следующий год. Но дело в том, что они все же не так хорошо продаются. «Океан Эльзы» собирает стадионы. Такие звезды, как Ани Лорак, — залы вместительностью 3 тысячи человек. Другие украинские музыканты собирают меньше.

В 2015 году организаторам концертов будет сложно заполнять освободившиеся ниши. Если к нам не едут большие британские или американские артисты, можно обратить внимание на музыкантов из других стран. Но тут проблема: вы знаете какого-нибудь венгерского артиста? Чешскую группу, может быть, знаете? Можно привезти самую лучшую группу Польши. Но дело в том, что люди не купят билет — они ее не знают.

Позитивный прогноз следующий: если в стране сейчас все успокоится, то рынок восстановится довольно быстро. Но не ранее осени 2015 года. Потому что большие артисты обычно планируют свои выступления на год-полтора. Уже сейчас Украины нет в графиках их туров. В общем, раньше осени-2015, а то и весны-2016, приезда мировых звезд ожидать не стоит.

Игорь Савиченко, кинопродюсер, экс-участник Украинского оскаровского комитета:

— Надо сказать, что нынешний год оказался урожайным на украинское кино: «Трубач» Анатолия Матешко, «Брати. Остання сповідь» Виктории Трофименко, «Хвороба кохання» Дмитрия Томашпольского, «Майдан» Сергея Лозницы, «Зелена кофта» и «Сильніше, ніж зброя» Владимира Тихого, «Це я» Анны Акулевич.

Плюс два безусловных хита. Фильм Мирослава Слабошпицкого «Племя» собрал уйму международных наград. Картина Олеся Санина «Поводырь» заработала в прокате 14 млн грн. Это самое успешное украинское кино за всю историю независимой Украины.

В следующем году, очевидно, продолжится тренд «документальное кино». Прежде всего это связано с Евромайданом: уже вышла масса документальных лент на эту тему и на 2015-й намечены еще несколько. При этом — парадокс — на нашу киноиндустрию революционные события повлияли едва ли. Индустрия — это деньги. А денег в документальном кино как не было, так и не будет. Этот жанр во всем мире обычно создается для телевидения. Наши же телеканалы к документальному кино абсолютно не готовы.

Идем дальше. Госкино подало заявку на финансирование в размере 300 млн грн. Из них ему пообещали 74,5 млн грн. Этой ничтожной суммы едва хватит на то, чтобы завершить кинопроекты, уже находящиеся
в производстве. Но ничего нового при таком финансировании не запустится. Это значит, что уже к 2017 году в кинотеатрах не будет новых украинских фильмов.

Как в такой ситуации поступить? Стараться делать совместные проекты с другими странами и, соответственно, делить расходы. Фильм, создаваемый международной группой, сразу получает возможности проката во всех странах, принимающих участие в производстве. А денег каждый из участников тратит меньше. На сегодня это единственный путь развития для украинского кино.

 

Андрей Май, театральный режиссер, художественный руководитель херсонского Центра им. Мейерхольда:

— В числе главных театральных событий года можно назвать открытие первой сцены современной драмы во Львове, альтернативные театральные проекты в Одессе, херсонский театральный бум и победу украинских драматургов на Фестивале в Любимовке — главном театральном фестивале России. Ну и, конечно, надо отметить резонансную масштабную постановку «Кориолан» Влада Троицкого.

Один из положительных трендов уходящего года, который продолжится и в 2015-м, — смена направления развития театра. Театр уходит от репертуарной модели существования и переключается на проектную работу. 

Также можно спрогнозировать продолжение интеграции украинского театра в европейский контекст. Несколько спектаклей, поставленных в Национальном академическом драматическом театре, получили на следующий год предложения от фестивалей в Гамбурге, Братиславе и Кракове. Впервые за много лет.

Учитывая, что возможность увеличения государственной поддержки театра весьма призрачна, в следующем году актуальным станет привлечение к сотрудничеству международных театральных фондов. Недавно у меня была встреча с генеральным секретарем Европейской театральной конвенции, мы обсуждали перспективы такой работы. То, что случилось с Украиной в этом году, открыло для нас многие двери. Европейская театральная конвенция готова заниматься нашей страной. В ближайшее время планируем провести вместе с ними шоу-кейс новых спектаклей, понять, какие европейские постановки будут привезены сюда, а какие из наших показаны на Западе. Процесс обмена опытом в следующем году будет основным принципом развития театра.