Текст: Алена Медведева, Анастасия Рафал, Владимир Абрамов

Говорят, слово «кризис», написанное по-китайски, состоит из двух иероглифов: «опасность» и «благоприятная возможность». «Репортер» выяснял, как будут выживать банки, импортеры и туроператоры и что останется от среднего класса в результате гигантских скачков курсов валют по отношению к гривне

СРЕДНИЙ КЛАСС

«Попали» на ипотеке

Семья Кравченко надеялась, что квартира в рассрочку решит их вопрос с жильем. В итоге супруги еле-еле сводят концы с концами и делают все, чтобы не остаться без денег и на улице.

— Мы молодая семья, до 2012 года снимали двухкомнатную квартиру в Киеве, — рассказала нам Татьяна Кравченко. — За 5 тысяч грн плюс коммунальные. В итоге получалось тысяч шесть. В принципе, для нас это было нетяжело. Потом у нас родился ребенок — и понеслись неурядицы со съемными квартирами. То малышка плачет — съезжайте, то не хотят нас брать, потому что мебель испортится. Поэтому мы решили купить собственную квартиру.

Всей суммы у семьи не было, поэтому остановились на новострое в одном из жилых комплексов в рассрочку на четыре года. Гривневый заем предоставил застройщик, но в договоре привязал сумму выплат к эквиваленту доллара по курсу НБУ при 10% годовых.

— В итоге мы взяли в июне 2012-го однокомнатную квартиру за $65 тысяч, а ключи нам отдали в 2013-м, — продолжает Татьяна. — Проблемы начались с ростом курса доллара. Мы понимали, что в нашей стране могут быть скачки валюты, потому взяли кредит с запасом своих возможностей. Но мы не могли себе представить, что в стране начнется война и все вырастет аж настолько!

Ежемесячный платеж, согласно договору, у заемщиков постепенно шел на увеличение: сначала $600, затем все больше. Сейчас он составляет $1 000 ежесмесячно.

— Когда курс стал 12 грн за доллар, было еще куда ни шло, но в этом месяце нам насчитали платеж уже по курсу 17, а на следующий сказали готовить 20 тысяч грн за один платеж! — Татьяна не знает, как им выдержать такую суровую реальность. — Но вопрос в том, что этот дом был построен при курсе 8 грн за доллар, затраты на стройматериалы давно окупились. Мы узнавали у различных застройщиков. Многие зафиксировали курс, когда он начал расти: кто на отметке 9,5, кто на 11. Наши же застройщики продолжают наживаться на нас. Мало того что не хотят фиксировать курс, так еще и сдирают с нас деньги не по курсу НБУ, а по курсу Ощадбанка, к которому привязались в дополнении к договору!

Кравченко и многие другие семьи, оказавшиеся в новых квартирах на грани выживания, хотели обратиться в суд. Но юристы не хотят браться за это дело — по закону там все чисто. А перекредитация в банке выльется в сумасшедшую переплату, поскольку процент на заем в гривне сегодня составляет около 24%. Пока семья держится, хотя и экономит на всем.

— Например, дочка ходила на танцы, рисование, а теперь для нас это стало недоступным. В еде мы исключили все, без чего можно как-то обойтись, лишили себя и ребенка сладкого. Если беру мясо, то небольшой кусок и делю его на несколько раз, стараюсь и в суп положить, и второе приготовить. Да и покупаем теперь курицу, а не говядину высшего сорта. Но главное, у нашей дочки проблемы с ножками, она была у нас в стременах, были и дисплазия, и плоскостопие. Нам нужно покупать ортопедическую обувь, которая стоит 2 тысячи грн, и ребенок ходит или в обычной, или в той, которая досталась от племянницы. Не понимаю, почему государство никак не регулирует беспредел застройщиков? Ведь если курс будет расти дальше, то мы вот-вот окажемся на улице.

Заложник задержки зарплаты

Проблемы у менеджера по продажам Виктории Ковальчук начались примерно с лета, когда ей стали задерживать зарплату.

— Наша компания является дистрибутором мясных товаров из Европы, — говорит Вика. — С их подорожанием продажи у нас стали падать. В августе нам впервые задержали зарплату. В итоге платят, но задерживают в среднем месяца на полтора. Кроме того, упали проценты гонораров к основной ставке, из-за чего моя зарплата в некоторые месяцы была меньше почти на треть!

Следующий удар по бюджету Виктории пришелся со стороны хозяйки квартиры, которая подняла плату за аренду на 1,5 тысячи грн.

— Плюс коммуналка выросла, и теперь вместо 4 тысяч грн я отдаю только за квартиру 6,5 тысячи, — сетует Виктория. — В ноябре у меня на руках после покрытия основных расходов вообще осталось 1,5 тысячи грн. Для меня это жесть, потому что рассчитывать, в случае чего, мне не на кого. То есть на продукты и проезд с горем пополам хватило, но даже на такую мелочь, как гель для душа, денег не было.

Виктория признается, что у нее остались кое-какие сбережения с лучших времен.

— Я ведь и раньше не шиковала. Были перспективы обзавестись в Киеве собственным жильем, ради этого и экономила. Но скопить удалось не так уж много, и я психологически совсем не готова тратить свою заначку. И все же  менеджер готова рассматривать новые горизонты.

— До кризиса я успела сдать на права. У отца есть машина, у меня — опыт в привлечении клиентов. Если финансовое положение вынудит меня вернуться в родное село, то я пущу заначку на то, чтобы наладить семейный бизнес. Буду торговать товарами из более дешевого ценового сегмента. Лишь бы не было войны!

Вынужден был закрыть фирму

У Алексея Кирилина на протяжении многих лет была своя фирма, занимавшаяся интернет-дизайном: команда из 15 сотрудников создавала интерфейсы, сайты. Все получали зарплату и были довольны. Но в этом году ситуация изменилась.

— Часть моих заказчиков была из дальнего зарубежья и Украины, но примерно 50% всех заказов — приходилась на Россию. С недавних пор бизнес там у меня лег полностью. Причем вовсе не из-за отношений между нашими странами, так как политические взгляды у нас с заказчиками в основном совпадали, а в результате недавних резких валютных скачков в России. Клиенты предпочитают экономить на многом. Я остался практически без заказов, фирму пришлось закрыть.

Поскольку Кирилин с женой занимались одним делом, семья осталась без доходов. Кроме того, супруги ждут ребенка, который вот-вот должен появиться на свет.

— Ощутить финансовый коллапс мы еще не успели, — признается Алексей. — У нашей семьи есть сбережения, так как мы собирали на свое жилье. Вот живем пока на эти деньги. Из необходимых продуктов для естественного здорового питания ни в чем себе не отказываем. Но, например, деликатесы решили из рациона убрать, так как непонятно, на что нам понадобятся эти деньги завтра.

А вот экономить на одежде и обуви, как считает Алексей, себе же дороже выйдет.

— Я беру хорошую одежду и ношу ее года три и дольше. Например, если я брал джинсы по цене от 100 долларов и выше, то и теперь буду брать в таком же эквиваленте. Точно так же обувь. Потому что если я возьму обувь за 200 грн, то она будет некомфортной и не прослужит долго.

Сэкономить решили и на некоторых расходах на будущего ребенка.

— Мы пересмотрели списки будущих покупок и остановились только на необходимом. К тому же больше не рассматриваем возможность рожать в дорогой клинике. Жена нашла в Святошинском районе платную, но недорогую, ей там все нравится. Цена за комплекс услуг во время родов там составляет 8 тысяч грн. Для нас это приемлемо.

В будущем Алексей видит для себя выход в полной переориентации на зарубежный рынок.

— Я понял, что надо просто осваивать те просторы, на которые раньше меня не хватало. Благо наш бизнес позволяет работать, не выходя из дому, в любой стране. Но мне кажется, если курс всерьез перевалит за отметку 20 грн, то это будет очень плохо для нашего правительства. Потому что прошло слишком много времени с того момента, как курс начал расти, а они еще ничего не сделали для его стабилизации. В частности, ограничение продажи валюты на безналичном рынке нужно было вводить намного раньше. Промедление родило большой спрос и в итоге обваливает нашу экономику.

ИМПОРТ

Суровые годы приходят

Для импортеров настали нелегкие времена.

— Средняя оборачиваемость товара в супермаркете составляет 40–45 дней, тогда как с поставщиком расплачиваются через 90 дней. Не хочешь — торгуй в другом месте, — объясняет суровые условия рынка директор Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко.

Создается нелепая ситуация: бизнесмен Х взял товар у условной Norvegian Fish по $5 (40 грн) за килограмм, пообещав расплатиться после реализации, а спустя 90 дней выручил за них только $2,5. В итоге многие компании разорились. С каждым месяцем и поставщиков, и товара становится все меньше, отмечает Дорошенко.

Но такая ситуация открывает новые возможности для отечественных производителей. И некоторые ими пользуются.

— Если раньше 80% рыбы мы ввозили из Норвегии и стран Балтии, то теперь занимаемся исключительно нашей рыбой, которая водится в Азовском море. Отчасти я этому даже рад, поскольку предпочитаю кормить украинских рыбаков, а не норвежских и прибалтийских, — объясняет свою позицию директор ТД «Балтика» Владимир Булдыгин.

По его словам, спрос на отечественную рыбу вырос, ведь если импортная подорожала на 100%, то наша поднялась в цене процентов на 30–40.

Интерес к продукции made in Ukraine неуклонно растет, соглашается Дорошенко.

— Еще в мае на волне патриотизма потребление российских товаров сократилось на 40%, тогда как спрос на украинские товары серьезно вырос. Это касается всех отраслей: и продуктов питания, и одежды, и косметики.

Тенденция коснулась даже лекарств.

— По итогам девяти месяцев 2014 года объемы закупок украинских медикаментов выросли на 5,9%, в то время как иностранные сократились на 11%, — рассказывает замдиректора компании SMD (фармконсалтинг) Евгений Живодерников. — В третьем квартале рыночная доля отечественных медикаментов составила 29,5% в деньгах и почти 70% в упаковках.

«Купуй українське»

Приятную тенденцию, конечно, подстегнули цены. В то время как заморские товары подорожали в разы, украинские выросли в цене не более чем на 20%, говорит гендиректор Украинской торговой ассоциации Игорь Кишко. И, стало быть, имеют больше шансов «доехать до кассы».

— Причина в расслоении среднего класса на более богатых и более бедных, — объясняет Елена Остапенко, руководитель отдела развития связей с общественностью компании «Ритейл Групп» («Велика кишеня»). — С точки зрения покупок предпочтения меняются только на стыке среднего и нижнего ценовых сегментов.

Иными словами, украинцы не стали покупать меньше товаров, однако средняя стоимость покупок снизилась. Люди берут то, что подешевле. Скажем, спрос на мясо увеличился на 30%, но средняя стоимость покупки уменьшилась на 10%, поскольку покупатели предпочитают более бюджетную курятину. Растет популярность массовых сортов хлеба и недорогой молочки.

В 2015 году способность покупать может еще более ослабеть. Эксперты сходятся во мнении, что социальные продукты вырастут в цене.

— Цены здесь не зависят от курса напрямую, — рассказывает Игорь Кишко, — поскольку всю линейку социальных продуктов, за редким исключением, обеспечивает наше сельское хозяйство.

Однако они будут завышены из-за высокого уровня закредитованности крупных хозяйств и агрофирм и роста цен на топливо, считает Елена Остапенко. Так что цены будут расти и значительно.

Кому приодеться?

В остальном ситуация на рынке — как средняя температура по больнице. Одни строят планы развития, другие готовятся ужаться.

— Суммы, которые люди оставляли в магазинах, остались прежними. Но раньше за миллион грн можно было купить 125 единиц одежды, теперь — меньше 50. В результате количество ввозимых вещей уменьшилось пропорционально курсу. В два раза курс изменился — вдвое меньше завезли вещей, — объясняет рыночную арифметику Андрей Макаров, генеральный директор компании Ultragroup (Guess, Levi's, Lagerfeld, Baldinini). — Скажем, магазин покупал две тысячи единиц товара на сезон, а сейчас покупает тысячу. Но сократить покупки до 500 единиц он не может, иначе будет стоять полупустым. Если доллар будет и дальше расти, сократится количество магазинов. Грубо говоря, восемь Levi's будет не нужно, останется четыре.

Другие импортеры, напротив, планируют расширяться.

— Транснациональные корпорации Jysk, Colin’s и LPP наращивают обороты. Jysk открывает в Украине по два магазина в месяц, — отмечает Александр Фиалка, партнер Ассоциации ретейлеров Украины. — То же касается и некоторых украинских производителей. Обувной бренд Antonio Biaggi (собственник из Днепропетровска) продолжает открывать магазины, потому что выход на рынок в кризис стоит дешево. А Украина — это более 40 миллионов населения с культурой потребления.

Фиалка настроен оптимистично. Говорит, кризис рано или поздно закончится.

От ремонта до авто

Напротив, Ю., управляющий группой строительных компаний, ничего хорошего не ждет.

— Идет удушение среднего бизнеса, который на сегодняшний день дает порядка 60% рабочих мест в Украине.

По его словам, с февраля по апрель 2014 года рынок строительных материалов просел на 30–40%.

— В 2015 году мы ожидаем стагнацию. Потому что завозить импорт невыгодно, а отечественному продукту государство не дало возможности развиваться.

А Олег Назаренко, генеральный директор Всеукраинской ассоциации автомобильных импортеров и дилеров, демонстрирует сдержанный оптимизм. По его словам, в феврале, когда валюта пошла в рост, украинцы купили около 17 тысяч авто. Это в четыре раза больше, чем продавалось в среднем в месяц. 

— Люди кинулись снимать депозиты и во что-то вкладывать, — объясняет он.

Чего ждать в 2015 году? Назаренко полагает, что люди, готовые покупать авто, будут всегда. Благо есть семь миллионов украинцев, которые работают за рубежом.

Выживут и салоны. Во всем мире 80% выручки они зарабатывают на сервисе и только 20% — на продаже новых авто. Теперь эта тенденция придет и к нам.

— Тем более что в Европе с 1 января вводится обязательный техосмотр, — говорит Назаренко. — Причем если до сих пор вы приезжали на СТО, делали по акции диагностику и ехали в гараж к дяде Васе ремонтироваться, то теперь, думаю, будет иначе. В Германии, если бы вы заехали на СТО на диагностику, вас бы просто не выпустили на неисправной машине.

ТУРИЗМ

Обвал продаж загрантуров

Из-за девальвации ощутимо ухудшилась ситуация в турбизнесе: путевки — это не тот товар, который можно купить по старому курсу и придержать на складе до лучших времен.

— Точных цифр еще нет, но общее падение выездного потока за этот год, в сравнении с прошлым, я оцениваю примерно вдвое, — делится с «Репортером» директор туроператора «Аполло-тур» Андрей Демура.

— Самый тяжелый период для отрасли был в начале года, когда падение предпродаж составило 80%, — рассказывает коммерческий директор компании TEZ TOUR в Украине Аркадий Маслов. — Тем не менее благодаря правильному анализу нам удалось минимизировать негативные моменты, например путем продления периодов раннего бронирования. 

Специалисты отмечают, что лидерами продаж среди заграничных туров в этом году остались все те же, что и в прошлые годы: летом — безвизовые Турция и Египет, зимой — пляжные Египет, ОАЭ, Шри-Ланка, Индия, Таиланд, Доминиканская Республика и Израиль. Больнее всего рост евро ударил по спросу на летние Испанию и Грецию и горнолыжные Австрию, Италию и Андорру.

— Вообще покупают все, но в меньших объемах, — отмечает Андрей Демура. — Только по Египту продажи даже немножко выросли за счет падения потока на других, более дорогих направлениях. Те, кто ездил раньше в Эмираты и в Доминикану, в этом году поехали в Египет, но в дорогие отели. А те, кто ездил раньше в Египет, просто никуда не поехали или же выбрали Украину. То есть наблюдается тенденция к уменьшению среднего чека в валютном эквиваленте за путевку.

— Люди продолжают потихоньку покупать и автобусные туры по Европе, — делится опытом владелец турагентства «Крона» Вадим Цурпанов. — Потому что там стоимость начинается от 150 евро на человека. Это еще терпимо для наших туристов. Покупают горнолыжные туры в Польшу, Словакию и на другие относительно недорогие курорты. Но предпочитают люди не авиаперелеты, а поезд или автобус либо комбинированные туры. Вот взять, например, Финляндию, куда цена с авиаперелетом стартовала от 1500 евро с человека, а сейчас уже скатилась до 800. И каждый день она потихоньку снижается, потому что нет спроса. Если говорить о туроператорах, то уже есть случаи, когда они работают себе в убыток, поскольку изначально выкупили номера в отеле, оплатили перелет туда-обратно, а загрузка клиентами не оправдывает ожиданий. Сегодня, как никогда, туристов заманиваем горящими путевками, но билет на самолет в Египет стоит $350, и если цена путевки — $500, то тут уже снижать просто некуда.

«Спасибо Гонтаревой, крутимся как можем»

Из-за постоянного падения гривны страдают и участники рынка, и, конечно, туристы.

— К примеру, приходит ко мне турист купить Австрию за 1000 евро, — поясняет нюансы отечественного обмена гривны на путевки Вадим Цурпанов. — Я принимаю 25 тысяч грн (разговор состоялся 19 декабря. — «Репортер»), и у меня есть время, отведенное оператором на оплату, вне зависимости от того, станет курс выше или ниже. Раньше все операторы давали нам три дня. Теперь же некоторые дают два, а остальные и вовсе один. То есть сегодня забронировали — сегодня и оплатите. Тогда изменений не будет, тур продан. Если приедете завтра, цена может измениться.

А вот Андрей Демура отмечает иную примету времени в договорах:

— Чтобы привлечь туристов, сегодня многие туроператоры снижают ставку стартового взноса за тур. Если раньше для брони человек должен был оплатить не менее 50% стоимости, то теперь стартовый взнос опустился до 30%, иногда даже до 10%. В итоге человек может оплачивать остаток по более высокой цене.

При этом  владельцы туристических компаний жалуются не только на скачки курса валют, но и на ограничения в их покупке. 

— В сутки на межбанке можно купить не более $10 тысяч наличными, но что это для солидного туроператора? — пожимает плечами генеральный директор группы компаний «Роял Вояж» Галина Ротова. — Не всегда турист может понять тот курс, который мы выставляем в договорах. Потому что он видит в банке, тем более в Нацбанке, один курс валюты, а я покупаю ее по реальной цене на межбанке на несколько гривен дороже. А поскольку нам $10 тысяч в сутки никак не хватает, чтобы покрыть расходы, то мы как народ изобретательный ищем пути, как это купить по-иному. Поэтому наценки могут быть разными. Спасибо госпоже Гонтаревой, курс межбанка устанавливается каждое утро новый. Если задержишься на два-три дня, то будешь платить свои деньги.

Кроме того, за сегодняшние платежи туроператоры покупают валюту лишь на следующий день, когда курс может снова вырасти. Чтобы обезопасить себя от потерь, турфирмы ежедневно выставляют курс с чуть большей наценкой, чем было вчера на межбанке.

Появились сложности и с групповыми турами.

— Собиралась группа 15–20 человек из Украины, России, Казахстана, Белоруссии посмотреть Лондон с индивидуальным русскоязычным гидом, — приводит последний пример из практики Галина Викторовна. — Наш украинский турист оплатил все давно, мы тогда же в Лондон перевели деньги. Но буквально вчера партнер сообщает, что многие туристы из других стран уже ехать не хотят в связи с ростом евро. Соответственно, место в автобусе, стоимость услуг гида теперь будут делиться на пять, а не на 15 человек, и цена значительно возрастает. Но мой турист тоже не хочет доплачивать такую разницу, как и принимающий партнер. Вот мы как раз решаем этот вопрос.

Больше всего пострадал въездной туризм: несмотря на то, что курсы валют делают поездку в Украину для иностранцев значительно дешевле, война на востоке страны уничтожила у многих желание посетить ее.

— Заполняемость киевских отелей находится на уровне 20–30%, — отмечает Демура. — Падение очень серьезное — до 70%. И зарубежные туристы к нам не приедут, пока не закончится война. Жаль, ведь после очень успешно проведенного Евро-2012 поток туристов ощутимо увеличился — и в 2012-м, и в следующем году тоже.

Прирост — у Карпат

Не стал 2014 год разочарованием лишь для турагентств, занимающихся внутренними направлениями. 

— Многие наши клиенты сегодня переквалифицируются с заграницы на свою страну. Поэтому внутренний туризм в сравнении с прошлым годом не уменьшился, а увеличился, — говорит Андрей Демура. — Практически все официально зарегистрированные объекты размещения оставили старую стоимость в гривнах. Благодаря этому фактору и идет приток. Точных цифр мы еще не подбивали. Но визуально фиксируем увеличение притока туристов в Карпаты процентов на 15–20. Люди, которые ездили в недорогой Крым, поехали в недорогие Карпаты. А лыжники, которые ездили в Австрию и Андорру, в этом году поехали на популярные отечественные курорты. Если говорить о новогодних праздниках, то раскрученные курорты у нас переполнены.

При этом опытные туроператоры отмечают тенденцию к падению глубины продаж: заполняемость отечественных курортов сегодня происходит постепенно и ближе к дате заезда. Если в 2013-м путевки
в Карпаты раскупали уже в сентябре-октябре, то теперь даже в декабре можно купить путевку на рождественский период на самый востребованный курорт.

По наблюдениям туроператоров, сегодняшняя ситуация — шанс для отечественных предпринимателей, которые хотели бы раскрутить свои объекты в местах особо живописных, но не изъезженных, типа Тернопольщины, Херсонщины и подобных им.

— Шанс серьезный, но раскрутить их — работа не одного года, — предупреждает Андрей Демура. — Если эти курорты и города будут работать в этом направлении, то через несколько лет они могут получить большую долю рынка. Но не в следующем году. Правда,я не замечаю, чтобы в этом были заинтересованы муниципальные власти. А вот предприниматели ведут работу: проводят рекламные акции в своих отелях, пансионатах, используют скидки, бонусы.

Весну бы простоять да лето продержаться

— Думаю, что количество участников рынка уже сократилось примерно на 50% по сравнению с 2013 годом. Имеется в виду сокращение количества сотрудников в туристических компаниях или же закрытие турагентств или туроператоров, — предварительно оценивает потери на рынке вице-президент Ассоциации лидеров турбизнеса Украины Аркадий Маслов. — Основной удар пришелся на компании, которые работают в сегменте двух-трех звезд. Потому что туристы, ранее предпочитавшие отдых по низким ценам, сейчас вообще не могут позволить себе отдых за границей.

В нестабильные периоды всегда появляется множество мошенников.

— До банкротства туроператоров, как было пару лет назад, пока не дошло. А вот среди турагентств много таких, что набирают обязательств и испаряются. То есть берут с туристов деньги, но ничего не бронируют у операторов и съезжают из офиса, — предупреждает Вадим Цурпанов.

Легальные игроки сегодня крайне заинтересованы в выявлении нечистоплотности коллег, потому что хотят сохранить доверие хотя бы тех клиентов, кто еще имеет возможность путешествовать.

— Людям стоит обращать внимание на репутацию фирмы, достижения компании, награды и то,сколько лет она на рынке, — рекомендует Андрей Демура. — Это можно уточнить разными способами. Например, почитать интернет-отзывы. Или обратиться в турагентство по рекомендациям знакомых, которые часто ездят. И не нужно вестись на очень низкие цены. Если тур везде стоит, скажем, $2 тысячи на двоих, и тут вы видите стоимость $1,5 тысячи за такой же, то это очень высокая разница сегодня. Так как маржинальность туристического бизнеса довольно низкая — 5–7%.

БАНКИ

Курс на 2015-й — от 16 до 25

Парадокс: к середине декабря на межбанке курс доллара перевалил за двадцатку, евро вообще устремилось к 30, а вот у банков на какое табло ни глянь — доллар не достиг и 17, а евро топчется на 20.

— Есть валюта? — традиционный вопрос в очередном отделении.

— Ой, вы знаете, по техническим причинам мы прекратили временно ее продавать, — улыбается милая девушка из окошка. — Просто того, что можно купить на межбанке, нам не хватает для выплат валютных депозитов и покупки валюты наших кредитных клиентов.

Где же предел беспределу с курсами доллара и евро? Присядут ли они хоть немного в следующем году и где возможный потолок взлета? Эксперты затрудняются в прогнозах даже на первую половину 2015-го.

— Это и ситуация на востоке, и погода. Чем холоднее будет зима, тем больше газа нам придется купить, — считает Андрей Онистрат, совладелец банка «Национальный кредит».

На прошлой неделе премьер-министр Арсений Яценюк заявил, что в бюджете на следующий год могут заложить курс 17 грн за доллар. Когда он будет принят — тоже вопрос, но с этим курсом уже не согласны многие аналитики.

— Стабилизировать ситуацию может приток валюты от экспортеров и, конечно, рост экономики. Но пока не начались реформы, тяжело говорить о том, когда закончится кризис. Без реформ курс доллара может быть и 25 грн, и выше, — говорит заместитель председателя правления «УкрСиббанка» Константин Лежнин.

Ситуацию подогревает и война. Одна из ее сторон — огромные кредитные долги жителей Донбасса. По словам финансистов, на Донецкую и Луганскую области приходится около 25% всего кредитного портфеля нашей банковской системы, а у некоторых финучреждений — до 40%.

Мертвый год

— Для кредитов следующий год будет мертвым, — считает Константин Лежнин.

Взять деньги в кредит все сложнее, но при этом потребность в деньгах у людей все выше и выше. Задержки зарплаты, повышение цен, старые долги подталкивают украинцев к тому, чтобы взять небольшую сумму в кредит. И такие «кредитные петли» душат все больше украинцев: почти 13 миллионов имеют долги в гривнах. Как следствие — активизация коллекторов. Кредиты выбиваются всеми правдами и неправдами. Пик их агрессии придется как раз на следующий год.

Мы наблюдаем отток депозитов: украинцы сняли со своих счетов 20–30% вложений. А тотальные невозвраты по ранее выданным кредитам заставляют банки воздерживаться от выдачи денег заемщикам. По данным наших экспертов, не выплачивается порядка 50–60% ранее предоставленных кредитов.

Впрочем, формально получить кредит можно. Но для потребителей нынешние 23–28% годовых в гривне — слишком дорого. А более дешевые валютные кредиты фактически не выдаются из-за дефицита долларов (евро).

Ужесточаются и требования к заемщикам. Уже сейчас банкиры отказывают тем, кто еще год назад без проблем получал кредит. Например, для того чтобы получить автокредит со среднемесячным платежом
в 3–4 тысячи грн, человеку уже недостаточно зарплаты в 10 тысяч грн. Банк потребует подтвердить доход на уровне 12–14 тысяч. И эта планка может подниматься и подниматься.

— Если 2015-й станет годом прекращения падения ВВП, ситуация начнет медленно выравниваться. Если промышленность заработает, появятся рабочие места, то появятся и зарплаты, и часть их понесут в банки. Когда снимут ограничения, когда люди перестанут бояться за свои сбережения, вернется доверие к банковской системе и она заработает, — объясняет член правления ПАО «Проминвестбанк» Владислав Кравец.

Лучше меньше, да лучше

По разным оценкам, из 166 действующих в нашей стране банков более 10 вообще не выплачивают вкладчикам их депозиты после истечения срока вложений. Примерно 30–40 финучреждений делают это несвоевременно. И это не учитывая те 32 банка, в которые НБУ с начала года ввел временные администрации.

— Четвертый день пытаюсь снять деньги со счета. Выдают по 100–200 грн. Недовольных в отделениях — толпы. Пенсионеры орут, что им нечего есть, что им не за что купить лекарства. В ответ лишь робкие слова о том, что в следующем году ситуация наладится, — рассказывает киевлянин Павел, счет которого находится в одном из проблемных банков.

Эксперты говорят, что в 2015 году ситуация может ухудшиться, и советуют серьезно задуматься о том, надежно ли место, где хранятся сбережения.

— В этом вопросе надо делать акцент на государственные и иностранные банки. Девизом должно стать: гнаться не за процентами, а за надежностью. Главное не заработать, а сохранить, — подчеркивает Константин Лежнин.

Скорее всего, самыми популярными в следующем году станут гибкие вклады, проще говоря, счета до востребования. Людей попытаются успокоить обещанием выдать деньги по первому же требованию (вкладчикам будут не страшны моратории на досрочное снятие депозитов). Но у вкладов до востребования есть один недостаток — низкие проценты: от 3 до 10.

Кредитный Майдан

Следующий год может стать поворотным для тех, кто имел неосторожность взять кредит в долларах.

— У нас около 90 тысяч валютных заемщиков, большинство из них брали кредиты, когда курс был 5 грн. Для трети этих людей даже 12 грн за доллар — критический курс. Зарплаты не хватает на погашение долгов. А нынешний курс убийственен для 99% заемщиков, — считает Ярослава Авраменко, глава общественного объединения «Правдива країна».

Добавим, что, по данным общественной организации «Кредитный Майдан», с 2008 по 2014 год было выселено 114 тысяч семей, которые не смогли погасить кредит. Десятки тысяч людей мечтают обменять свой валютный долг на гривневый. И разговоры о реструктуризации валютных кредитов в правительстве начались еще весной этого года. Законопроект о конвертации валютной ипотеки был поддержан Верховной радой в первом чтении, но он до сих пор не принят. Депутаты пока что так и не решили, по какому курсу конвертировать, на кого ложатся убытки и ряд других вопросов.

— 19 декабря было совещание гражданских активистов, представителей Нацбканка, крупных банков. Мы нашли компромисс, подписали проект меморандума, — рассказывает Авраменко. — Но мы не хотим, чтобы принятие закона или подписание окончательного текста меморандума затянулось еще на девять месяцев. Поэтому люди будут выходить на улицу. Мы начинаем Кредитный Майдан.

ВПЕРЕД В ПРОШЛОЕ

Девальвация опустила «долларовые» зарплаты украинцев до уровня 10-летней давности

Средняя зарплата среднестатистического украинца сегодня вернулась практически к занчениям 10-летней давности. Во всяком случае если пересчитать ее в долларах по курсу черного рынка. По курсу НБУ считать бессмысленно, ведь купить хоть сколько-то условных единиц по 16 грн просто невозможно. Вот и получается, что 3 412 грн сегодня практически равняются 896 грн в 2005 году при курсе 5,5 грн за доллар ($171 против $163). «Репортер» расспросил представителей разных профессий и социальных слоев о том, как им живется при такой «машине времени».

Ольга Веревко, 66 лет, Харьков

Музыкальный руководитель в детском саду

50 лет общего трудового стажа, большая педагогическая нагрузка в детском саду и пенсия позволяли Ольге Петровне до последнего чувствовать себя в финансовом плане уверенно. Но сегодня она серьезно обеспокоена.

«Начиная с сентября со всех нас сняли надбавку за „престижность профессии“. Раньше она была 20% от оклада, а теперь — 5%. С учетом стажа и совмещения всех моих должностей я получала 3 700 грн, а теперь 3 100 грн. Деньги обесценились страшно. Было почти $500, стало $150, — сокрушается Ольга Петровна. — Я-то еще ничего, а вот нянечки у нас получают на руки всего тысячу гривен. Не представляю, как они выживают. Это при том, что большинство из них живут в частных домах и вынуждены оплачивать газовое отопление».

Хотя бюджет на будущий год еще не принят, руководство детского сада уже предупреждает сотрудников, чтобы никаких премий и оздоровительных не ждали.

«Отложить ничего невозможно. Я старалась на пенсию жить, а зарплату почти всю откладывать. А теперь что: положишь тысячу-две в конверт, а они буквально на глазах обесцениваются! — Ольга Петровна очень эмоциональна. — Невозможно никак зафиксировать сбережения в стабильной валюте. А гривны все больше становятся просто бумажками».

Вадим Кандауров, 40 лет, Киев

Менеджер в крупной международной компании, экономист

Месячная зарплата менеджера в 40 тысяч грн позволяет Вадиму и планировать покупку квартиры, и ежегодно отдыхать за границей. Может быть, именно поэтому девальвация гривны для него весьма ощутима. В нынешней ситуации его долларовая покупательная способность упала в три раза.

«Каждому зайцу понятно, что зарплата не росла в последние годы пропорционально росту курса доллара. И если человек до кризиса 2008 года получал, скажем, 25 тысяч грн в месяц, то это было $5 тысяч. При курсе 8 грн за доллар это стало чуть больше $3 тысяч, а при нынешнем официальном (я уже не говорю о том, по которому реально можно купить валюту) и вовсе $1,5 тысячи», — говорит Вадим.

Хотя в связи с девальвацией гривны цены увеличиваются не на все, но такие привычные для него вещи, как заграничный отдых, одежда известных иностранных брендов, качественная техника, подорожали пропорционально падению гривны.

«Я понимаю, что курс национальной валюты отражает, по крайней мере частично, экономические реалии нашей страны. Но, несмотря на войну, как экономисту мне совершенно очевидно, что по меньшей мере половина вины за катастрофический обвал гривны с 12 до теперешних неизвестно скольки лежит на бездарной политике НБУ и его совершенно непрофессиональном руководстве», — уверен Вадим.

Наталья Борисенко, 28 лет, Николаев

Продавец в магазине строительных материалов

В магазинах Наташа всегда обращает внимание на цены. В том смысле, что выбирает самые дешевые продукты. Когда покупает фрукты или сладости, взвешивает их совсем чуть-чуть, только чтобы порадовать четырехлетнего сынишку. Впрочем, катастрофического скачка цен в последнее время она не заметила. Возможно, потому что ничего импортного в ее продуктовой корзине обычно нет.

Наташа работает не по трудовой. Получает 115 грн в день. За выходные, праздники, отгулы ей не платят. Об оплачиваемом отпуске или больничном речь и вовсе не идет.

«В месяц выходит где-то 2 500 грн. После новогодних праздников меньше будет, куча выходных же», — делится Наташа.

Ее муж получает не намного больше — около 3 тысяч грн. За съемную однокомнатную квартиру платят по давно установленной цене — 700 грн в месяц плюс оплата коммунальных. Платежки за ноябрь вышли на 50 грн дороже обычного. Так и живут. За курсом доллара не следят.

«Ну а что нам, собственно? На черный день откладывать все равно нечего, так что бегать за долларами по обменникам или валютчикам незачем. За границей мы не бываем. Технику никакую покупать пока не собираемся. Так что нам что 15 грн за доллар, что 20 — одна малина», — с печальной улыбкой говорит Наталья.

Полина Шевченко