Главный вопрос 2015 года — как будет развиваться конфликт на востоке Украины. Он имеет несколько сценариев: наступление, отступление и заморозка. Это игра с нулевой суммой: каким бы ни был исход, будут проигравшие и выигравшие. Мы дали возможность высказаться экспертам из Киева, Москвы и Донецка. Какое будущее ждет мятежный регион? Вероятна ли заморозка конфликта по типу Приднестровья, примирение Киева и Москвы с предполагаемым возвращением Донбасса в лоно государства и стоит ли ждать начала наступления с той или иной стороны будущей весной?

«Наша армия не потянет наступление»

Юрий Касьянов, волонтер украинской армии, кадровый военный:

— Де-факто сегодня мы уже живем по «приднестровскому» сценарию. На фронтах затишье сродни аналогичным эпизодам времен Великой Отечественной, когда обе стороны замораживали боевые действия и копили силы. Но в перспективе консервация региона — не выход из ситуации, она не удовлетворит ни одну из сторон. Да и корни у приднестровской проблемы были иными: в Молдавии России нужно было сохранить свое влияние, военную базу, заводик Черномырдина. Этим все и ограничилось. В Украине же обострение конфликта неизбежно.

Примирения, скорее всего, в ближайшее время не будет. Путин никогда не пойдет на снижение градуса патриотических настроений, а он непременно снизится, если Россия «отдаст» Донбасс. И в условиях обострения кризиса в экономике России протестные настроения угрожают обернуться против самого Путина. Ему выгодно конвертировать протесты в ненависть к внешнему и внутреннему врагу, параллельно закручивая гайки демократических свобод. Да и нынешнему «руководству» Донбасса не удастся удержать ситуацию под своим контролем без помощи извне.

А вот наступление с востока вполне возможно. Конечно, сегодня «армия Новороссии» — разрозненные формирования, у них и командования-то общего нет. Даже если территорию напичкать самым современным оружием, наступать без поддержки регулярных воинских соединений России ДНР/ЛНР не смогут. И именно это наиболее вероятный сценарий: РФ поможет «республикам» подойти вплотную к границам областей. Потенциально возможно создание нескольких котлов, например, в Дебальцево, куда недальновидное командование согнало едва ли не четверть украинской армии.

Можно предположить, что на следующем этапе ДНР и ЛНР получат некий аналог «хасавюртовских» соглашений в составе Украины. Дальше начинается раскачивание ситуации в Харькове, Николаеве, Одессе… К лету можем ожидать удар в этом направлении. Чтобы не допустить этого сценария, нужно срочно строить Вооруженные силы, менять генералов, приводить в порядок оборону на фронте. Ведь еще один котел — и власть в Украине может смениться силовым способом.

Что же касается вероятности наступления наших Вооруженных сил, армия попросту не готова к наступательным операциям, может лишь кое-как держать периметр.

«Если война, то только полномасштабная»

Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

— Для Киева был бы выгодным сценарий с замораживанием ситуации. Ведь мало кто знает, что Приднестровье и Молдавия активно взаимодействуют в экономике и социальной сфере, Тирасполь получает более половины ВВП за счет экспорта в страны ЕС под молдавским флагом. И для Украины сценарий, в принципе, не худший, ведь он предусматривает конец войны, взаимодействие. Но он все равно не сработает: в Приднестровье война была мимолетной, у нас тянется уже более полугода, плюс в ней напрямую участвует Россия.

Если какой-либо политик решится на примирение, он потеряет поддержку населения. Ведь парламент и значительная часть общества не принимают вариант, при котором Донбасс остается де-факто под контролем России, а оплачиваться будет из украинского бюджета. Чтобы изменить ситуацию, нужно восстановить реальную юрисдикцию Украины над Донбассом. И предмет переговоров — степень автономии региона: ДНР/ЛНР не смогут подчиняться формально.

Бояться наступательных действий Донецка и Луганска сейчас не стоит. Во всяком случае до весны. «Армия Новороссии» не будет наступать без поддержки регулярной армии РФ. Но вряд ли эта попытка захвата территории и ресурсов будет удачной, масштабную войну России не выиграть. Да, для нас она закончится плохо. Но для России — вообще крахом государственности.

Наименее вероятный вариант сейчас — наступление украинских военных частей. Он создает для нас масштабные проблемы с точки зрения международного права и контактов с иностранными организациями. Не думаю, что официальный Киев на это решится.

«Россия хочет для Украины Белфастских соглашений»

Виталий Лейбин, российский журналист, главный редактор журнала «Русский репортер»:

— Временная приостановка боевых действий, закрытие границ «по-тираспольски» вероятны, но только на какое-то время. И то лишь при условии, что Киев и Донецк, как Кишинев и Тирасполь, разработают модель, когда одна сторона считает сепаратистские территории частью страны, другая — отдельной республикой. Сходство ситуаций у Донбасса и Приднестровья чисто внешнее, и общие черты быстро исчерпываются. У Приднестровья нет границы с Россией, оно изолировано экономически. Донбасс имеет куда больший промышленный потенциал. Он в принципе не будет заинтересован в «глубокой заморозке», ему интересен диалог. И, учитывая, что условные границы линии фронта не легитимизированы международными организациями, всегда будет риск их пересмотра.

Официальная позиция Москвы, она же единственная, подразумевающая компромисс, заключается в примирении с Киевом и переходе Донбасса под украинскую юрисдикцию в обмен на предоставление ему широкой автономии. Именно поэтому Кремль стал инициатором единого управления территориями, в ходе которого из Донбасса были удалены наиболее строптивые и радикальные полевые командиры: Стрелков, Бес, Козицын. Кстати, вспомните, ведь изначально Москва говорила о спасении для Украины путем федерализации. Риторика сменилась, только когда начались первые выстрелы. Поэтому сейчас она будет вести политический диалог о признании Украиной автономии территорий под властью их нынешних руководителей. Прецедент — разрешение Ирландского кризиса в начале ХХ века и недавние Белфастские соглашения, учитывающие требования двух сторон конфликта (Северная Ирландия осталась в составе Великобритании, но со своим широким самоуправлением, что положило конец войне, которую вела против британцев Ирландская республиканская армия; ИРА разоружилась, а ее лидеры стали участниками легальной политической жизни. — «Репортер»).

Безусловно, начать наступление может и Киев. Более того, этого ждут «партии войны» со всех сторон. Вследствие удара изменится политическая оценка ситуации из Москвы, которая наверняка окажет поддержку ДНР и ЛНР. Но думаю, что киевская сторона в этом решении несамостоятельна. Скорее всего, Украина ждет ответа со стороны НАТО о возможности привлечения ресурсов. Например, одним из условий начала военных действий может быть обещание со стороны США эффективной поставки летального вооружения, консультантов, специалистов. Получается, что ключ от войны лежит в Вашингтоне.

«Киев сам решил, что Донбасс станет вторым Крымом»

Энрике Менендес, активист инициативной группы «Ответственные граждане», житель Донецка:

— Внутри Донбасса нет единой точки зрения о будущем. Говорить Киеву придется именно с Донецком и Луганском, ведь Россия не является «мажоритарным акционером» ситуации в регионе. Это Киев решил, что Донбасс станет «вторым Крымом» в то время, как Россия не имела намерений интегрировать в себя ДНР/ЛНР. С точки зрения местных элит, переговоры — лучший вариант. И они воспринимают идею о децентрализации, об автономии. Это же будет полезно для страны в целом. Впрочем, говорить об этом нужно было в апреле-мае, а сейчас конфликт зашел очень далеко, погибли тысячи. Большая часть элит Донецка и Луганска, владеющая активами и имеющая влияние внутри региона, живет на территории «большой Украины». У нее также есть своя точка зрения. Имеют ли это влияние Захарченко и Плотницкий, нынешние номинальные правители Донбасса? Не уверен.

Сценарий наступления с востока вероятен в случае, если диалог с Киевом будет совсем плох. Многие ждут наступления украинской армии. Но мы это уже проходили — с апреля по сентябрь. И фактически ее наступление ничего не дало. Так же, как и контрнаступление ДНР в сентябре, которое лишь немного отодвинуло линию фронта от Донецка и Луганска. Это позволяет предположить, что силы на обеих сторонах пытались оставить пространство для компромисса и диалога. Если весной случится наступление одной из сторон, оно приведет только к десяткам тысяч жертв. Москва не даст проиграть ополчению, и даже если Киев набросится на ДНР/ЛНР всей своей военной мощью, состязания с российской армией он не выдержит. Тем более что ослабевает поддержка со стороны стран ЕС.

«Россия потребует ж/д колею и автотрассу до Крыма»

Анатолий Лопата, генерал-полковник украинской армии, бывший глава Генштаба:

— «Гигантского Приднестровья» в Украине не будет. Это обусловлено разными исходными данными, которые лежали в фундаменте конфликта. Приднестровье хотело при поддержке России (а также 14-й армии, ставшей на сторону РФ) оказаться «государством в государстве». У нас же развитого внутреннего конфликта нет. Ситуация в Донбассе изначально выстраивалась за счет внешнего вмешательства, иначе конфликтная ситуация была бы решена силой украинского правительства. И сейчас именно Россия поднимает дискуссию о возвращении Донбасса в состав Украины. Причина в том, что ее экономика не выдерживает обязательств, взятых по Крыму. Киев тоже не желает брать на себя экономические проблемы. И нужно четко понимать: вкладывать средства в Луганск и Донецк, в инфраструктуру и население украинская сторона начнет только при условии контроля над этими территориями и госграницей.

Опасность, что Россия продолжит говорить с позиции силы, остается всегда. Ей необходимо обеспечить коридор в Крым, это мечта кремлевских политиков, и они на многое готовы, лишь бы «переступить» через Мариуполь. Но я полагаю, что перед наступлением Москва проведет «дипломатическую артподготовку», будет бомбардировать Киев вариантами добровольного создания коридора по образу и подобию «Гданьского прохода» в Калининград, по побережью. России нужна железнодорожная колея и автотрасса, а также соглашение об обеспечении Крыма водой и электроэнергией. Насколько Киев откликнется на это предложение — вопрос.

В свою очередь, Украина не перейдет в наступление, поскольку руководствуется минскими соглашениями. Позиция Киева такова: нужно восстановить госграницу, вывести российские войска с территории ДНР/ЛНР. В ответ он готов будет обеспечивать соцвыплаты и инвестировать в разрушенную инфраструктуру региона.